Шаманский чум на реке Большой Пит в архивных документах

 

Архивные документы и артефакты музейной коллекции г. Енисейска дают представление об особенностях шаманизма питских эвенков.

9 августа — 4 сентября 1929 г. заведующий Енисейским естественно-историческим и культурно-бытовым музеем (далее — ЕКМ) Н. А. Кытманов, добровольный помощник музея В. В. Коневский и рабочий В. А. Симонов на лодке «Аэлита» совершили путешествие по реке Большой Пит, собрав энтомологические и ботанические коллекции, образцы горных пород и этнографический материал.

В. В. Коневский — Архив УФСБ России по Красноярскому краю, Ф. 7. Д. П-9632. Л. 32
В. В. Коневский — Архив УФСБ России по Красноярскому краю, Ф. 7. Д. П–9632. Л. 32.

Утесы и скалы р. Большой Пит в воображении эвенков представляли окаменевшими сценами из жизни шамана Намури. Предания приписывают Намури замечательное искусство врачевания и рисуют его человеком, который никогда и никому не причинил зла. Не желая и после смерти отделиться от своего народа, шаман оставил память о себе в форме камней. В очертаниях скал эвенки различали сидящего шамана, его бубен, лодку и служащую на задних лапах собаку, охоту Намури на лосей и медведя, жену Намури с турсуками. По берегу реки, где ступали ноги великого шамана, образовались следы из белого камня [2, с. 59; 10, с. 118–119; 11]. «Образ великого шамана все видит и знает, живет жизнью своего народа и только перед рассветом каменеет. Так одухотворена здесь природа, и местность наполнена фантомами воображения в самых причудливых сочетаниях», — писал К. М. Рычков [12].

Вечером 20 августа 1929 г. экспедиция Енисейского музея прибыла в зимовье Усть-Кадра, основанное золотопромышленниками в 1840-е гг. Живший в Усть-Кадре с женой и детьми охотник Перфилий Лаптенко рассказал гостям о двух заброшенных стойбищах эвенков с шаманскими чумами. На следующий день, 21 августа, экспедиция обследовала эти становища, находившиеся на правом берегу р. Большой Пит, в тайге на тропе к прииску Дорогой на реке Панимбе. Позже, в начале 1930-х гг. на Питских лугах между устьями Южной Кадры и Панимбы, близ зимовья Лаптенко, был построен поселок Пит-Городок.

Описание стойбищ и шаманских чумов В. В. Коневский включил в полевой дневник экспедиции, а по возвращении в Енисейск — в отчетные материалы.  В Архиве города Енисейска находятся три рукописи В. В. Коневского: «Дневник экскурсии Енисейского районного естественно-исторического и бытового музея на реку Большой Пит», «Отчетный очерк экскурсии Енисейского районного музея на реку Большой Пит» и «Описание тунгусского необитаемого становища на реке Большой Пит, обнаруженного 21.VIII.1929 г. экскурсией Енисейского районного музея» {9, л. 14–19, 20–22, 33–35} [6]. 

Фотография шаманского чума эвенков на реке Большой Пит, 1929 год — ЕКМ КП 2777/2 Э 9/2
Фотография шаманского чума эвенков на реке Большой Пит, 1929 год — ЕКМ КП 2777/2 Э 9/2

Н. А. Кытманов сфотографировал на стойбище в 10 км от берега р. Большой Пит шаманский чум, сохранившийся намного лучше второго, обнаруженного на обратном пути к зимовью Лаптенко. Нарушив этнографическую точность фотоснимка, члены экспедиции перенесли к входу в чум ритуальные изображения, найденные в других частях шаманского мольбища {1}, [7]. Часть предметов из шаманских чумов экспедиция доставила в музей. 

В. В. Коневский сообщает, что в запечатленном на фотоснимке чуме столбообразные фигуры духов-стражников — хомоконов — с правой стороны от входа были более примитивными в сравнении с хомоконами левой стороны. В 1907 г. различие между хомоконами справа и слева от входа в чум для камлания шамана зафиксировал этнограф А. А. Макаренко на заимке Монокон в бассейне Подкаменной Тунгуски. В «шаманской юрте» Кормила Парченова, которую посетил Макаренко, справа от входа стояли хомоконы из засохшей лиственницы с обугленными головами, слева вход охраняли хомоконы из свежей лиственницы, их головы были обмазаны кровью жертвенного оленя [8]. Изображения из молодых деревьев символизировали духов мира живых, а из погибших — мира мертвых [13, 16]. Вероятно, наряду с основными структурообразующими сакральными пространствами перед входом в чум, внутри чума и за его задней стенкой анатомический код «правого и левого» мог влиять на расположение конструктивных частей шаманских комплексов эвенков. Например, справа и слева от входа в деревянный шаманский склеп (гобчик), обмерянный и зарисованный Г. С. Уткиным в 1978 г. на р. Чоне, находились две эвенкийские модели вселенной: одна крестообразная, другая в форме купола на конусе [1].  

На питском становище левее чума шамана находился шалаш с двускатной крышей. В этом чуме найдено деревянное животное и несколько фигур человека с крыльями. Наличие двускатного шалаша с изображением животного внутри также сближает мольбище питских эвенков с шаманскими сооружениями, обнаруженными А. А. Макаренко близ поселка Панолик на Подкаменной Тунгуске {10}.

Изображение животного (медведя?) из шаманского чума на реке Большой Пит — ЕКМ ОФ 2506 Э817
Изображение животного (медведя?) из шаманского чума на реке Большой Пит — ЕКМ ОФ 2506 Э817

В сравнении с аналогичными местами камланий шаманский чум питских эвенков отличался значительным количеством антропоморфных фигур, в то время как зооморфные изображения представлены птицами и единственным животным. Остается неясным, можно ли считать круглые еловые поленья мостика подобиями рыб, а «козлы» помоста с двумя «крестами» — примитивными изображениями шаманских зверей — калиров: богатое воображение и неформализованное мышление эвенков легко превращало любой объект в многофункциональный и полисемантический.

Антропоморфное изображение из шаманского чума на реке Большой Пит — ЕКМ ОФ 2503 Э820
Антропоморфное изображение из шаманского чума на реке Большой Пит — ЕКМ ОФ 2503 Э820

Машинописная версия Краткого отчета летних исследовательских работ Енисейского музея за 1929 г. содержит упоминание плана и зарисовок тунгусского становища на р. Большой Пит: «Место становища заснято на фотопластинку, составлен его план с зарисовками» {7, л. 9}. 

В черновой рукописной версии Краткого отчета летних исследовательских работ Енисейского музея за 1929 г., составленной Н. А. Кытмановым собственноручно, упоминание плана с зарисовками отсутствует {3}. Возможно, информацию о плане с зарисовками добавил в отчет В. В. Коневский. 

В рукописном производственном плане Енисейского музея на 3-й квартал 1930 г. Н А. Кытманов констатировал, что в первой половине 1930 г. по итогам экспедиции на Большой Пит составлен только краткий отчет {4}. Описание этнографического материала было поручено В. В. Коневскому.

В. В. Коневский, в 1928 г. сосланный из Нижнего Новгорода в Енисейск за участие в дружине скаутов «Арго», работал в Сибпромстрое и добровольно помогал музею [5]. 28 декабря 1930 г. он был арестован Енисейским районным отделением ОГПУ по делу о разговорах в очереди за зарплатой у кассы Сибпромстроя. Когда кассир объявил, что денег рабочим выдавать не будет, Коневский «вступил в разговор со стоявшими в очереди и говорил, что зарплату надо просить, а если не дадут, то надо бросать работу». На допросе обвиняемый объяснил: «Эти слова были вызваны сильным раздражением, так как мы приходили в кассу несколько дней подряд и получали всегда отказ». Коневский содержался в арестном доме Енисейска почти год (с 28.12.1930 г. по 12.11.1931 г.). По указанию из Москвы дело о разговоре в очереди было закрыто, а срок ссылки Коневского и других сосланных в Сибирь нижегородских скаутов продлен на три года {5}.

После освобождения из арестного дома В. В. Коневский помогал научному сотруднику ЕКМ М. М. Левис в обработке материалов Питской экспедиции.

8 декабря 1931 г. М. М. Левис и В. В. Коневский внесли предметы из шаманского чума в инвентарную книгу музея. Отчет ЕКМ за 1931 г., написанный М. М. Левис по поручению директора ЕКМ Ф. С. Бархатова, сообщает: «В Новосибирский музей послана фотография остова шаманского шалаша с предметами шаманизма, найденного Н. А. Кытмановым на берегу реки Пит. Разобран и инвентаризован этнографический материал Питской экспедиции 1929 года» {2}. 

Упоминание плана с зарисовками в инвентарной книге отсутствует. Однако инвентарная книга содержит четыре рисунка артефактов из шаманского чума, а напротив каждого внесенного в инвентарь предмета питской коллекции имеется ссылка «см. подробное описание в отчете об экспедиции». К сожалению, прямые и косвенные указания на план и зарисовки становища не подкреплены находкой этого документа в архивах. 

Записи в инвентарной книге музея за 1931 г. содержат некоторые интересные подробности, отсутствующие в дневниках и отчетах В. В. Коневского {6}. В частности, «крылатые люди» из шаманского чума названы «изображениями предков». Действительно, в искусстве эвенков души древних шаманов и предков иногда имели вид человека-птицы [3]. 

Описание визуальных характеристик деревянного животного из двускатного шалаша содержит под вопросительным знаком предположение, что скульптура изображает медведя. 

В инвентарной книге один из шаманских предметов с р. Большой Пит идентифицируется как деревянный макет «двусторонней пальмы». Это шаманское оружие представляло собой два клинка на одной рукоятке. Спаренные симметричные изображения характерны для шаманизма эвенков. Известны, например, соединенные задними частями и обращенные головами в разные стороны фигуры двух «мамонтов», двух рыб, двух змей и т. п. Подобные шаманские устройства служили для изгнания духов болезней {8, л. 5–8, 23–27}. [4, с. 157–158; 10, с. 131; 14, с. 170].

В инвентаре упомянут также деревянный предмет шаманского культа с затычкой посредине: в шаманских ритуалах подобные выемки с крышечками обычно служили для изоляции злого духа или сохранения души человека [15].

Науке известно не так много находок шаманских чумов, а на территории современного Северо-Енисейского района отмечено всего два таких местонахождения, обнаруженных в 1929 г.

В 1938 г. журнал «Советская Арктика» сообщал: «Достопримечательностью старинного сибирского города Енисейска является его городской музей. В музее орудовали враги. Основная работа — пропаганда успехов советского строительства — была предана забвению» [9]. В условиях строгого идеологического контроля представлялись нежелательными научное изучение и публикация трудов старой интеллигенции и политических ссыльных, внесших значительный вклад в сохранение культурного, природного, исторического наследия и передачу его будущим поколениям посредством подлинных музейных предметов.

Главная задача питской экспедиции состояла в исследовании природных ресурсов реки и возможностей их использования. При этом Кытманову и Коневскому удалось собрать редкие этнографические материалы, которые, к сожалению, не были своевременно введены в научный оборот.  

Вопрос о первоначальном составе документов по обследованию стойбищ питских эвенков остается открытым. 

ИСТОЧНИКИ

(даны в фигурных скобках)

1. Архив Енисейского естественно-исторического и культурно-бытового музеем (ЕКМ), номер в Госкаталоге 22911430, номер по КП (ГИК) ЕКМ КП 2777/2, инвариантный номер Э 9/2.

2. Архив ЕКМ. [Б. инв. номера] Отчет о состоянии и деятельности Енисейского естественно-исторического и культурно-бытового музея за 1931 год.

3. Архив ЕКМ. [Б. инв. номера] Отчеты Енисейского музея за 1921-1925, 1928-1929 гг. 

4. Архив ЕКМ. [Б. инв. номера] Отчеты за 1930, 1932-1938 гг. Сметы на 1930, 1936-1939 гг. 

5. Архив Управления Федеральной службы безопасности (УФСБ) России по Красноярскому краю. Ф. 7 Д. № П-9632.

6. Инвентарь коллекций Енисейского музея 1900–1934 гг.

7. Краткий отчет летних исследовательских работ Енисейского музея, 1929 год. АГЕ Ф. Р-250. Оп. 1. Д. 54. 

8. Материалы по истории шаманства у эвенков, собранные А.Макаренко в экспедиции 1907–1908 гг., часть II. Архив РЭМ. Ф. 6. Оп. 1. Д. 122. 

9. Отчеты сотрудников музея о научных командировках и исследовательской работе 1928–1929 гг., АГЕ Ф. Р-250. Оп. 1. Д. 54. 

10. Фотографии по истории шаманства у народов Севера, сделанные экспедицией А. Макаренко в 1907–1908 гг., часть I. Архив РЭМ. Ф. 6. Оп. 1. Д. 126.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бондарева Д. К. Эвенкийские культовые хозяйственные и погребальные строения Катангского района: (по материалам Г. С. Уткина) // Проблемы социально-экономического развития Сибири: научный периодический журнал N. 4 (38) (Серия: Экономика, История), Братск, 2019. URL: https://brstu.ru/static/unit/journal_2/docs/number-38/80-84.pdf (дата обращения 12.08.2022).

2. Воскобойников М. Г. Эвенкийские народные предания — улгурил // Язык и фольклор народов Крайнего Севера. Ленинградский государственный педагогический институт им. А. И. Герцена. Ученые записки, т. 269. Л., 1965.). С. 3–69.

3. Данилейко В. А. Новые данные об образе Шэвэки в традиционном мировоззрения эвенков (на материалах КККМ) // Археология, этнология, палеоэкология Северной Евразии и сопредельных территорий. Материалы ХLVII Региональной (III-й всероссийской с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых учёных Сибири и Дальнего Востока (г. Новосибирск, 3–4 апреля 2007 года). Новосибирск: НГПУ. 2007. С. 336–337.

4. Иванов С. В. Скульптура народов Севера Сибири XIX — первой половины XX века. Л. 1970. 296 с.

5. Клиценко Ю. В. «Минус двенадцать с прикреплением»: енисейская ссылка скаута Коневского // Сибирская Заимка, 15 сентября 2021 года. URL: https://zaimka.ru/klitsenko-scout (дата обращения 12.08.2022).

6. Клиценко Ю. В. Записки В. В. Каневского о шаманском чуме эвенков на реке Большой Пит // Сибирская Заимка, 16 января 2012 года. URL: https://zaimka.ru/klitsenko-kanevsky (дата обращения 12.08.2022).

7. Клиценко Ю. В. Фотография шаманского чума питских эвенков: из истории Пит-Городка// Сибирская Заимка, 21 января 2021 года. URL: https://zaimka.ru/klitsenko-shaman (дата обращения 12.08.2022).

8. Клиценко Ю. В. Шаманские чумы эвенков по материалам катангской экспедиции А. А. Макаренко // Сибирская Заимка, 14 марта 2013 года. URL: https://zaimka.ru/klitsenko-makarenko (дата обращения 12.08.2022).

9. Музей в Енисейске // Советская Арктика № 7 июль 1938 года. URL: https://www.booksite.ru/sov_ark/1938/1938_7.pdf (дата обращения 12.08.2022)

10. Рычков К. М. Енисейские тунгусы // Землеведение. 1922. Кн. III–IV. Приложение.

11. Рычков К. М. Материалы по изучению тунгусского языка, фольклора и этнологии племени. Барhаhанское наречие тунгусов по Каменной стороне р. Енисея и его притокам // Архив Института восточных рукописей (СПб.) Ф. 49. Оп. 1. Д. 6а . Л. 111–115. 

12. Рычков К. М. Медный Змий, Записки Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Т. 38. Омск, 1916.

13. Суслов И. М. Материалы по изучению анимистических представлений и шаманской магии у тунгусов. ККМ ПИ (р) 8471/443. С. 56–68.

14. Уткин Г. С. К вопросу о типологии культовых сооружений эвенков Нижней Тунгуски // Палеоэтнологические исследования на юге Средней Сибири: Сборник научных трудов. Иркутск, 1991. C. 170.

15. Яворский А. Л. Двадцать лет на Енисее, Аркадию Яковлевичу Тугаринову посвящается. Красноярск, 2011 С. 300–301.

16. Ямпольская Ю. А. Шаманский чум и модель мира в традиционном мировоззрении эвенков // Религиоведческие исследования в этнографических музеях, Л., 1990. С. 129–138.

, , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru