История становления Тобольской семинарии (1701-1808 гг.)

 

Начало духовному образованию в Сибири было положено царским указом от 9 января 1701 г. В указе говорилось:

«Приказному человеку Тобольского Софийского дома из дворян Андрею Городецкому на Софийском дворе или где прилично, построить училище поповских, диаконовских и церковниковых детей, робяток учить грамоте, а потом словенской грамматике и прочим на словенском языке книгам; и катехизис православной веры, могли бы совершенно знать и удостоятся в чин священства, народ учить и многочисленных в Сибири иноземцев, несведущих Создателя Господа Бога, приводить к познанию истинной веры» [1].

Таким образом, предшественницей семинарии была Тобольская архиерейская славяно-русская школа, открытая в 1703 г. во исполнение императорского указа. В ней обучались дети из семей священно-церковно-служителей. Основание этой школы непосредственно связано с именем выдающегося просветителя Сибири митрополита Тобольского и Сибирского Филофея (Лещинского), занимавшего кафедру в 1702-1711 и 1715-1720 гг. Тобольский владыка ходатайствовал перед императором Петром I о том, чтобы в открытой школе могли обучаться дети всех сословий, но император не поддержал эту инициативу. Владыка Филофей, формируя преподавательский состав школы, пригласил ученых монахов из Киева.

В Тобольскую архиерейскую школу поступали юноши от 8 до 18 лет. Срок обучения в школе был шестилетним [2]. Обучение в школе велось по букварю, часослову и псалтыри. Первоначально учащиеся пользовались катехизисом Петра Могилы. Но в дальнейшем в соответствии с указом Св. Синода от 1722 г. было рекомендовано обучать детей также по изданным Феофаном Прокоповичем букварям, а грамматике по учебнику Мелетия Смотрицкого.

По окончании учения воспитанники поступали на церковную службу не только в качестве причетников, но и дьяконов с последующим рукоположением в священника.

Чтобы приучить учеников к свободному произношению проповедей и речей, был создал школьный театр, где ученики разучивали и представляли трагедии, комедии и драмы. Сбор во время театральных представлений составлял весомую статью школьных доходов [3].

Архипастырская деятельность митрополита Филофея была направлена на развитие образования духовенства, строительство церквей и улучшение быта духовенства, борьбу с расколом и миссионерское дело [4]. В 1711 г. из-за болезни преосвященный Филофей удалился в Тюменский Троицкий монастырь, где принял схиму с именем Феодора. Но уже в июне 1712 г. митрополит-схимник Феодор, с благословения вступившего на кафедру в 1711 г. митрополита Иоанна (Максимовича), отправляется в миссионерские путешествия.

10 июня 1715 г. скончался Тобольский митрополит Иоанн (Максимович) [5], и его место занимает престарелый схимник Феодор, который и управляет епархией вторично до 1720 г. [6].

История сохранила имена некоторых преподавателей и наставников первой духовной школы, прибывших из Киева – Михаил Лукашевич, Тихон Карпов, Петр Кирьяков, Иван Якимович [7]. Численность учащихся духовной школы в разные годы была неодинаковой. В 1703-1706 гг. в ней обучалось в среднем 33 человека, в 1721 – 71 человек, позже ее состав порой насчитывал девяносто человек [8].

Тобольская архиерейская школа сыграла свою роль в деле просвещения Сибири. Число грамотных и хорошо понимающих догматы веры и правила христианской жизни среди духовенства, а через него и среди мирян значительно увеличилось [9].

В 1743 г. Тобольская архиерейская школа была преобразована в духовную семинарию [10], на основании указа 1737 г., исполнение которого затянулось на шесть лет [11]. Преобразование выпало на время правления митрополита Антония (Нарожницкого). В 1743 г. митрополит Антоний, занимавший кафедру в 1742-1748 гг., по настоянию Св. Синода и несмотря на большую нехватку средств [12], открывает на базе этой школы Духовную семинарию [13]. Вступив в должность, преосвященный Антоний все силы направил на образование юношества из семей священнослужителей, для чего издал предписание, чтобы все лица духовного сословия направляли своих детей на обучение в Тобольск [14]. В сентябре 1745 г. численный состав воспитанников семинарии был следующий: в синтаксиме – 11, в классе граматики – 11, в инфиме – 12, в аналогии «вновь набранных от 10 до 15 лет» — 69, в воскресной школе – 40. Всего 157 учащихся [15].

При митрополите Антонии были открыты только низшие классы семинарии – фара и инфима, грамматика и синтаксис, затем класс пиитики, а в 1748 г. – класс риторики. В 1747 г. в Тобольск были вызваны из Чернигова и Киева учителя для семинарского курса словесности и философии Яков Волынский, Иван Блажевский, Герасим Граневич, Василий Русанович и иеромонах Пафнутий Даневский [16].

Митрополит лично присутствовал на многих экзаменах и строго проверял знания семинаристов по катехизису и церковному уставу. Владыка Антоний положил начало семинарской библиотеке, пожертвовав ей 27 томов собственных книг древних церковных писателей на латинском языке. Также он позаботился о приобретении книг для семинарии оставшихся от митрополита Антония I (Стаховского) (1721-1740) и митрополита Иоанна (Максимовича) [17].

Позднее были открыты классы философский и богословский, и с 1764 г. Тобольская Духовная семинария имела полный набор классов. Во второй половине  XVIII в. изучали букварь, часослов, псалтирь, краткий катехизис, славянский и латинский языки, нотное пение, грамматику, пиитику, риторику, и изъяснение Священного Писания [18].

В 1770 г. архиепископ Тобольский Варлаам (Петров), занимавший кафедру в 1768-1802 гг., перевел семинарию в Знаменский монастырь, находящийся в нижней части города [19]. Это было связано с тем, что число учащихся постоянно увеличивалось и старое помещение не могло вместить всех семинаристов. Новое место было выбрано не случайно, поскольку это был второй после Софийского двора комплекс церковных и гражданских построек в г. Тобольске. Семинария испытывала тяжелое материальное положение. Продолжительное время от своего основания она содержалась только на местные средства архиерейского дома, а с 1765 г. ей было назначено Синодом содержание в 490 рублей 16 копеек в год, но эти деньги все равно не могли покрыть полностью все расходы. В связи с этим семинарское начальство разрешило студентам работать при храмах г.Тобольска.

При преосвященном Варлааме в первый раз из Тобольской семинарии для продолжения богословского образования были посланы в в г. Санкт-Петербург в Александро-Невскую высшую семинарию (впоследствии преобразованную в духовную академию) двое лучших студентов и с того времени отправление лучших студентов в духовные академии стало традицией [20].

Интересно, что пиитика в южно-русских школах занимала видное положение. Такое же положение она занимала и в тех школах, во главе которых стояли воспитанники – киевляне, имевшие особую любовь к «виршам» и отводившие для пиитики особый класс. Впоследствии, когда во главе епархиальных семинарий явились великорусские ученые, не питавшие особенной страсти к пиитике, последняя в семинарском курсе не занимала уже такого видного положения, как прежде. Нередко в своих семинариях они совсем закрывали класс поэзии. Очевидно, преосвященный Антоний (Знаменский) (1803-1806). – уроженец Новгорода, воспитанник и потом учитель Александро-Невской семинарии. – не принадлежал к числу любителей пиитики и потому вскоре же по прибытии в Тобольск закрыл пиитический класс. С назначением же Тобольским преосвященным Амвросия (Келембета), — уроженца Полтавской губернии и воспитанника Киевской академии, класс пиитики в 1807 г. был снова открыт [21].

Большинство учебных заведений, функционировавших во второй половине XVIII в. не имели отдельных положений или уставов, согласно которым они могли направлять свою деятельность. В связи с созданием нового, более высокого типа учебного духовного заведения, возникла необходимость разработать устав, соответствующий местным условиям и требованиям. Разработку устава епископ Варлаам (Петров) поручил новому ректору семинарии архимандриту Илие (Шумиловичу), который 11 сентября 1774 г. подал епископу составленные им положения, озаглавленные «Мнения о строе и укладе семинарской жизни», где расписал правила по обучению и поведению семинаристов [22]. Можно предположить, что эти «Мнения» и стали первым уставом Тобольской духовной семинарии. Архимандрит Илия управлял семинарией около десяти лет, пока не заболел и не был переведен в Киевский братский монастырь [23].

Некоторые выдержки из этого устава встречаются в публикациях летописца семинарии Н. Бирюкова.

«Учителя, по силе регламента духовного, должны сперва сказывать ученикам своим кратко, но ясно, в чем сила, польза и важность состоит настоящего учения… Учителям учеников своих за неисправности, какие бы оные ни были, не больше наказывать, как 10 ударами лоз, а за малую вину и не наказывать… Всем семинаристам отнюдь не ходить за ограду без ведома ректорства или кому о том ректор ведать прикажет. А инако, если кто сделает, перед всеми будет наказан… Семинарист по крайности должен спать седьм часов, по совету ученых мужей…» [24].

Как видно из ведомостей успеваемости учеников Тобольской духовной семинарии конца XVIII – начала XIX в. каждый предмет имел учебное пособие. Курс философии преподавался по учебнику Бавмейстера [25]. Изучение данного курса сопровождалось написанием сочинений и проповедей. Программа обучения в богословском классе основывалась на системе Ф. Прокоповича, в сокращенном изложении архиепископа Иринея. Курс богословских наук включал в себя догматическое и нравственное богословие, церковную историю, кормчую книгу, церковный устав, пасхалию, а также чтение проповедей собственного сочинения [26].

В курсе истории и географии ученики изучали земной шар и его части, параллели и меридианы, исторические эпохи, эры и периоды, а также наиболее важные события. При этом всеобщая история читалась по учебнику Голберга и руководству Шлецера, география также по Голбергу на латыни и руководству для народных училищ. Обязательным в течение всего времени обучения был курс пространного катехизиса по воскресным дням [27].

Две части арифметики изучались в синтаксическом и грамматическом классах. Курс математических наук в старших классах, также включал алгебру, геометрию, тригонометрию, оптику, диоптрику и механику [28].

Так же ведомости Тобольской семинарии за 1799–1808 гг. свидетельствуют о существовании экстраординарных классов (не обязательные для всех) пения, поэзии, красноречия, высшей математики, немецкого, греческого, татарского языков и рисования [29].

Указом от 31 октября 1798 г., прежде всего, вносилось существенное изменение в административном строе семинарии, — именно, открыть Правление при семинариях. При Тобольской семинарии Правление было открыто. В нем, по резолюции преосвященного, должен присутствовать ректор, префект и учитель риторического класса [30]. Таким образом, первоначальный состав семинарского правления не вносил коллегиальности в управление семинарией и едва ли особенно ограничивал власть ректора.

15 августа 1802 г. на имя бывшего преосвященного Варлаама I, архиепископа Тобольского и Сибирского, получен был из Синода Высочайший указ, об учреждении медицинских классов при семинариях и академиях. Высочайшим указом предписывалось отправлять каждый год из духовных училищ и семинарий студентов в медицинские институты на казенный счет. По окончании курса эти студенты должны возвращаться в свои семинарии для преподавания [31].

20 октября 1802 г. правление Тобольской семинарии открыло медицинские классы. Выбрав для слушания лекций способных студентов богословия, философии и учеников риторики и назначило в течение каждой недели по три класса – понедельник, среду и пятницу в 10 часов утра. Слушателей набралось 40 человек [32].

Насколько чувствовалась в то время необходимость в подобных классах, показывает резолюция архиепископа Варлаама на семинарском рапорте:

«Как учение медицине есть полезнейшее и нужное средство для всякого человека, то велеть в оный класс ходить не только объявленным разных классов студентам и ученикам, но, кажется, сыщут и из градо-тобольских священнослужителей полезному сему преподаванию обучаться не без пользы» [33].

Не смотря, однако, на такой внушительный указ архипастыря, предстоятели Тобольских церквей уклонились от посещений класса медицины, ссылаясь на отсутствие свободного времени. Медицинский класс просуществовал до 1808 г. Поводом к закрытию явилась банальная причина – отсутствие преподавателя.

По ходатайству Министерства народного просвещения воспитанники Тобольской семинарии становились учителями «в училищах гражданского ведомства» [34]. В основном их приглашали работать учителями в отдаленные селения Сибири, куда у других «не нашлось желания ехать на такое дальнее расстояние» [35]. Так же уходили студенты из семинарии по нескольку человек в год на аптекарские должности [36] и в канцелярские служители [37].

В конце XVIII в. (1791 г.) Тобольская семинария состояла из восьми классов: богословия (8 учеников), философии (9 учеников), риторики (35 учеников), инфимы (35 учеников) и фары (104 ученика), в которых обучалось всего 285 человек. Кроме этого, для желающих были классы математики (6 учеников), греческого (9 учеников) и татарского (8 учеников) языков [38].

Из восьми учеников богословского класса (в возрасте от 21 до 24 лет) семеро состояло уже на службе – трое дьяконами, один псаломщиком, двое дьячками и двое пономарями городских церквей. Кроме того, из учеников богословия двое состояли учителями в низших классах семинарии [39].

В 1804 г. в семинарии обучалось 363 человека, в 1805 г. – 290 человек, в 1806 г. – 385 человек, в 1807 г. насчитывалось – 452 ученика, в 1808 г. – 545 студентов [40]. Увеличение числа воспитанников семинарии объясняется заботами епархиального начальства о привлечении к семинарскому учению возможно большего числа детей духовенства. Имея точные сведения о детях духовенства, достигших школьного возраста, епархиальное начальство всегда требовало их высылки в семинарию.

Многие священники по-прежнему не хотели отдавать своих детей на учебу в далекий Тобольск, где их ожидала довольно строгая жизнь. На протяжении XVIII в. из года в год следовали предписания об обязательном обучении детей священников. 25 сентября 1805 г. преосвященный Антоний в своем указе требовал: «Отцов, не радящих об обучении детей, обязать подписками, чтобы долг сей тщательно исполняли под опасением за небрежение надлежащего взыскания» [41]. Часто родители, имея одного сына, не хотели отдавать его на учебу, ссылаясь на его болезнь, либо на неспособность к обучению и т.п. [42]. В 1808 г. консистория распорядилась взыскивать штраф с родителей не отдавших своих детей в семинарию: со священников по 5 рублей, с диаконов по 3 рубля и с причетников по 2 рубля [43].

В последующие годы при ректоре архимандрите Филарете привлечение в семинарию возможно большего числа воспитанников представляло, как и раньше, постоянный предмет забот епархиальной власти и семинарского начальства в частности. По-прежнему начальство требовало отправки в семинарию пришедших в школьный возраст детей, родители и городские власти должны были этому способствовать. Тех детей, которые приезжали в семинарию недостаточно подготовленными, отправляли для обучения русской грамоте в дома родителей, на известные сроки, по прошествии которых вновь требовались в семинарию [44]. В этот период значительное число учеников для семинарии давала Томская духовная гимназия, подготавливавшая своих учеников не только в низшие, но и средние классы семинарии.

Тобольская семинария являлась основным центром всего духовного образования в епархии. В Тюмени, Туринске, Ишиме, Березове, Таре открылись латинские и славяно-русские школы как подготовительные для поступления в семинарию [45].

Тобольская духовная семинария с момента своего открытия играла значительную роль в культурной и просветительской жизни всей Сибири даже после появления в ней светских учебных заведений. На протяжении своей истории это духовное учебное заведение подготовило множество священнослужителей, учителей церковных и светских школ для сибирского региона [46].

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1310. Л 44.
  2. Судницын А. Тобольская архиерейская славяно-русская школа // Тобольские епархиальные ведомости. 1894. № 13. С. 213-214.
  3. Софронов В.Ю. Три века сибирского миссионерства. Духовно-просветительская деятельность Русской православной церкви в Западной Сибири (к. XVII – нач. XX вв.) Ч.3 Тобольск. 2005. С. 8.
  4. Тобольская епархия. Архипастыри Тобольской епархии. Ч. 2. Отдел первый. Омск, Типография А.К. Демидова, 1892. С. 48.
  5. Митрополит Иоанн (Максимович) как и многие Сибирские архипастыри был погребен в крипте Софийско-Успенского собора.  Там же свое упокоение нашли архиереи: Макарий (1635), Герасим (1650), Корнилий (1677), Иоанн (1715), Антоний (1740), Антоний 2 (1748), Варлаам (1802), Амвросий 2 (1825), Павел 3 (1831), Гермоген (1918). В крипте собора в 1752 г. был так же похоронен Тобольский губернатор генерал-майор Алексей Михайлович Сухарев.
  6.  Сухорукова Н. Кремль в веках // Тобольск и вся Сибирь. Триста лет учреждения Сибирской губернии. Номер десятый. Тобольск, 2008. С. 61.
  7. Сулоцкий А.И. Тобольская архиерейская школа – предшественница Тобольской семинарии: Сочинение в 3 т. Тюмень, Т.1. 2000. С. 452.
  8. Копылов А.Н. Очерки культурной жизни Сибири XVII — нач.XVIII в. – Новосибирск, 1971. С. 48-53.
  9. Сулоцкий А.И. Тобольская архиерейская школа – предшественница Тобольской семинарии: Сочинение в 3 т. Тюмень, Т.1.. 2000. С. 456.
  10. Преобразование духовной школы в семинарию по свидетельству документов происходило поэтапно в период с 1743 по 1748 гг. См.: РГИА. Ф.796.Оп. 26.Д.170.
  11. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т.2. М., 1994. С. 252.
  12. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 1. Д. 79. Л. 17-19.
  13. ГБУТО ГА в Тобольске. Ф. 156. Оп. 1. Д. 79. Л. 17-20; ТЕВ 1889. № 27. С. 423.
  14. Софронов В.Ю. Светочи земли Сибирской. Биографии архипастырей Тобольских и Сибирских (1620-1918). Екатеринбург: «Уральский рабочий», 1998. С. 100.
  15. РГИА. Ф. 796. Оп. 26. Д. 170. Л. 23.
  16. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 530. Оп.1. Д. 1. Л.1.
  17. Тобольская епархия. Архипастыри Тобольской епархии. Ч. 2. Отдел первый. Омск, Типография А.К. Демидова, 1892. С. 62-63.
  18. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным). Тобольская семинария при ректоре, архимандрите Михаиле Бурдукове (1799-1809) // ТЕВ. 1905. №14. С. 223.
  19. Софронов В.Ю. Светочи Земли Сибирской. Екатеринбург: ИПП «Уральский рабочий», 1998. С. 119.
  20. Тобольская епархия. Архипастыри Тобольской епархии. Омск, Типография А.К. Демидова, 1892. Ч. 2. Отдел первый. С. 79.
  21. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным) // ТЕВ. 1905. №22. С. 453-454.
  22. Софронов В.Ю. Три века сибирского миссионерства. Духовно-просветительская деятельность Русской православной церкви в Западной Сибири (к. XVII – нач.XX вв.) Ч.3 Тобольск. 2005. С. 18.
  23. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156.Оп. 4. Д. 178. Лл. 2-4.
  24. Бирюков Н.А. Тобольская семинария при ректоре архимандрите Илии Шумиловиче (1773-1774) // ТЕВ. 1914. №22. С. 378-381.
  25. В первый год изучались логика, метафизика и моральная философия, а во второй — читались физика и естественная история, относившиеся к философскому циклу.
  26. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп. 2. Д. 312, Л. 14.
  27. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп. 2. Д. 312, Л. 14 об.
  28. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп. 2. Д. 312. Л. 15.
  29. ГБУТО ГА в г. Тобольске .Ф.156. Оп. 2 Д. 200. Л. 22-23; Д. 297. Л. 14-15. Д. 221. Л. 38-39.
  30. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным). Тобольская семинария при ректоре Вениамине (1794-1799) // ТЕВ. 1904. №15. С. 289.
  31. Об учреждении медицинских классов при Тобольской духовной семинарии в 1802 г. // ТЕВ. 1882. №15. С. 300.
  32. Об учреждении медицинских классов при Тобольской духовной семинарии в 1802 г. // ТЕВ. 1882. №15. С. 304-305.
  33. Об учреждении медицинских классов при Тобольской духовной семинарии в 1802 г. // ТЕВ. 1882. №15. С. 305.
  34. РГИА. Ф. 796. Оп. 93. Д. 201. Л.1.
  35. РГИА. Ф. 796. Оп. 93. Д. 201. Л.2.
  36. ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 2. Д. 79. Л. 1.
  37. РГИА. Ф. 1286. Оп. 1. Д. 231. Л. 1-4.
  38. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 4. Д. 194. Л. 23; Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным) // ТЕВ, 1903. №17. С. 429.
  39. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным) // ТЕВ, 1903. №17. С. 429.
  40. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным) // ТЕВ. 1906. №10. С. 218- 220.
  41. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп. 6. Д. 311. Л. 42.
  42. ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп.8. Д. 215.
  43. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии. (По архивным данным) // ТЕВ. 1906. №15. С. 379.
  44. Бирюков Н. Очерки из истории Тобольской духовной семинарии (По архивным данным) // ТЕВ. 1909. № 17. С. 442-443.
  45. Тобольские епархиальные ведомости. 1885. № 20-22.
  46. Прахт Дм. В. Тобольская духовная семинария как духовно-образовательный центр Западной Сибири // Церковь и государство: соработничество в решении общих задач. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (8 февраля, 2011 г.). Тюмень, 2011. С. 275.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru