Мастера-резчики в Верхнем Приобье

 

Сибирские крестьяне издавна владеют одним из самобытных видов искусства — резьбой по дереву. Замечательные мастера украшали избы резными наличниками, карнизами, делали предметы утвари, игрушки и небольшие скульптурки. Полевые и архивные исследования авторов 1995–1999 гг. в селах Верхнего Приобья дали возможность зафиксировать и описать прекрасные образцы народного творчества, познакомиться с мастерством резчиков по дереву[1] в широком временном диапазоне, поскольку в регионе сохранились избы, построенные и декорированные в конце XIX — начале XX вв., предметы утвари первой трети XX в., а также работы наших современников. Искусством резьбы владели как сибиряки-старожилы, так и переселенцы 1910-х гг. из губерний Европейской России, среди которых были не только русские, но и украинцы, белорусы, немцы, коми и представители других этнических групп.

Мастера по украшению фасада дома

Резьба по дереву широко применялась в украшении жилищ, этим мастерством владели и сельские столяры, и некоторые плотники. В некоторых деревнях Верхнего Приобья (Алтай) такие мастера назывались чистодеревщиками. Они обычно приглашались для украшения наличников, ставен и карнизов домов, при этом обычно не учитывали национальную принадлежность, а лишь мастерство и умение. Согласно статистике в 1911 г. в Верхнем Приобье из 1941 переселенческих хозяйств было 13, занимавшихся столярным промыслом, 224 — плотничным, причем строительными промыслами вообще (включая возведение саманных построек, добывание глины и камня, кровельные, стекольные работы и пр.) занимались в 407 хозяйствах; из 2433 старожильческих хозяйств в 18 хозяйствах занимались столярным промыслом, в 138 — плотничным, строительными промыслами вообще — в 341 хозяйстве[2]. В Таблице № 1 приведено процентное соотношение хозяйств переселенцев и старожилов, занимающихся столярным и плотничным промыслами, к общему числу хозяйств соответственно переселенческих и старожильческих, а также к числу хозяйств, занимающихся строительными промыслами. Сравнение данных таблицы показывает, что строительными работами как промыслом занималась значительная доля крестьян — до 20% от всех хозяйств. Следует отметить, что при этом в хозяйстве промыслом занимался один, очень редко два человека (отец и сын или братья). Распространен был плотничный промысел, столярный же был представлен лишь единицами мастеров.

Таблица 1. Процентное соотношение хозяйств, занимающихся столярным и плотничным промыслами по статистике 1910–1911 гг.

Наименование Переселенческие хозяйства (%) Старожильческие хозяйства (%)
Кол-во хоз-в, занимающихся строительными ремеслами вообще, к кол-ву всех переселенческих хоз-в 20,9  
Кол-во хоз-в, занимающихся строительными ремеслами вообще, к кол-ву старожильческих хоз-в   14,0
Кол-во хоз-в, занимающихся столярным промыслом к общему числу переселенческих хоз-в 0,67  
Кол-во хоз-в, занимающихся столярным промыслом к общему числу старожильческих хоз-в   0,74
Кол-во хоз-ва, занимающихся столярным промыслом к общему числу переселенческих хоз-в, занимающихся строительными промыслами 3,2  
Кол-во хоз-в, занимающихся столярным промыслом к общему числу старожильческих хоз-в, занимающихся строительными промыслами   5,3
Кол-во хоз-в, занимающихся плотничным промыслом к общему числу переселенческих хоз-в 11,5  
Кол-во хоз-в, занимающихся плотничным промыслом к общему числу старожильческих хоз-в   5,7
Кол-во хоз-в, занимающихся плотничным промыслом к общему числу переселенческих хоз-в, занимающихся строительными промыслами 55,3  
Кол-во хоз-в, занимающихся плотничным промыслом к общему числу старожильческих хоз-в, занимающихся строительными промыслами   40,5

К 1930-м гг. в распоряжении мастеров был широкий набор инструментов для резьбы по дереву: долото, штихель, стамески прямая, полукруглая, треугольная, уголком, нож, клюкарза, буравчики. Ушли в прошлое приемы резьбы топором, которым по сообщению Е. А. Ащепкова, выполнялись декоративные детали изб[3]. Только на постройках начала XX века еще можно встретить наличники из осины или кедра, украшенные глубинной резьбой (д. Середино Колыванского р-на Новосибирской обл.). Широко распространилась пропильная резьба, для выполнения которой требовались ножовка-лобзик, выкружная и лучковые пилы.

В разных населенных пунктах, на разных улицах и концах деревни существовала своя мода на узоры. Например, по свидетельству Федосеева Н. Г. из д. Базой, многие хозяева заказывали резьбу своему односельчанину старику Колахматову. Наличники его работы сохранились до сих пор на нескольких домах, которые выделяются среди других своей нарядностью, благодаря прекрасной резьбе, сделанной мастерски и с большим вкусом. Другие же предпочитали работу приезжих городских мастеров. Необычные наличники с высокой верхней частью — «короной» делали переселенцы из Пензы (д. Мамоново, д. Серебренниково Маслянинского р-на Новосибирской обл.).

В Маслянинском р-не Новосибирской обл. нам рассказывали, что чалдоны (группа сибиряков-старожилов) очень любили богато украшать свои дома карнизами с резьбой, на окнах делали резные наличники, что отличало их декором от других деревенских изб. Мастера-чалдоны соединяли охлупень избы с «боевым брусом» несколькими длинными резными вертикальными штырями, «сороками», выступающими над поверхностью охлупня на 25–35 см. Ранее считалось, что эта известная в европейской части России конструкция, полностью отсутствовала в Сибири[4], однако полученные данные говорят о ее, возможно, краткосрочном и локальном, но несомненном существовании в Приобье.

До 1930-х гг. в селах Верхнего Приобья была распространена безгвоздевая конструкция крыши «по курицам и потокам». Загнутые концы «куриц» или «кокор» (д. Дубровино Мошковского р-на Новосибирской обл.) резчики делали в виде птичек, а само название «кокоры» совпадает с названием, распространенным для этой конструкции на Российском Севере.

В селах Верхнего Приобья работали не только местные мастера-самоучки, но и приходившие в поисках работы резчики из губерний Европейской России, и ученики иконостасной мастерской Архипа Борзенкова, располагавшейся в г. Бийске. И в самом городе и в окрестных селах можно встретить наличники и карнизы выполненные в начале XX в. Пантелеем Ивановым, мастером резного цеха, Петром Сухомясовым, Чеботаревым, Кутуковым, Пятковым[5]. Эти мастера выполняли узоры по специальным образцам, «припорхи» — особые лекала из бумаги, которые накладывались на доску. С помощью угольной пыли рисунок переносился на заготовку, отмечая контуры декора.

У многих мастеров были только им присущие образцы резьбы, которые передавались ученикам, которые, выучившись, использовали их и придумывали свои узоры. Как рассказывал мастер, сам делавший наличники и резные карнизы, что образцами для него служили кружева, которые плела его жена (с. Маслянино). Его небольшой дом весь богато украшен резьбой, мотивы которой действительно можно найти в сибирских вязаных кружевах. Наличники и углы дома под карнизом также украшены деревянными фигурками медведей. Ворота декорированы солярными знаками, выполненными в пропильной технике.

Самоучки ли, профессионально ли подготовленные резчики часто перенимали друг у друга мотивы, создавая оригинальные гармонически цельные резные композиции. Рисунок, как правило, симметричен относительно центральной оси, система ритмических повторов создает впечатление гармонии. Повторяемость и вариативность — принципы, на которых мастера строили узоры прорезной резьбы и накладных деталей. Мотивы резьбы повторялись с некоторыми вариациями, чаще всего это были растительные, зооморфные, антропоморфные, геометрические орнаменты. Наиболее часто встречающиеся мотивы наличников — солярные знаки, волюты, разнообразные «морозные узоры», «занавеси» в стиле классицизма. В ряде местностей (например, Ордынский р-н Новосибирской обл.) пользуются особой любовью зооморфные и антропоморфные сюжеты. Чаще всего здесь встречаются изображения птиц: голубей, уток, сказочных Сиpинов, на наличниках можно увидеть стилизованных рыбок, змеек, конские головы. Одним из редких, но эффектных мотивов является двуглавый орел, стилизованно имитирующий российский герб.

Растительный орнамент представляет собой сочетание веточек, листьев, вьющихся плющом растений. Геометрический орнамент состоит из разного рода розеток, завитушек, колец, ромбиков, треугольников. В 1950-е гг. на наличниках появляется пятиконечная звезда. Но затем мастера опять переходят к традиционным узорам.

Некоторые хозяева из среды старожилов устраивали и внутренние наличники, что давало своеобразие интерьеру и утепляло помещение. Внутренние наличники были намного более лаконичны, чем наружные, и фактически являются простыми широкими косяками со скругленной фигурной формой.

Резчики утвари, игрушек и скульптурок

Если имена многих, хотя далеко не всех, мастеров-чистодеревщиков известны, мастера-резчики утвари безымянны. Почти каждый крестьянин сам вырезал для своего хозяйства деревянные ложки, ковши, миски, украшая их простой резьбой согласно своему вкусу. Лишь некоторые вывозили утварь на базар для продажи. Распространены были деревянные блюда с резными надписями «Хлеб — всему голова» или «Хлеб — соль», расположенными по краю. В центральной части помещались изображения колосьев или снопа и каравая.

Нередко крестьяне делали и прялки для своих жен и дочерей. Резьба прялок была более замысловата и часто сочеталась с росписью. Лопасть прялки украшали солярными знаками, мотивами ромбов и треугольников, выполненными в технике выемчатой резьбы. Сами резали и прялки-самопряхи, искусно выполняя все детали циркульной формы.

Мастеров-игрушечников не было, никто из крестьян не сделал резьбу игрушек своим промыслом. Однако почти каждый столяр, плотник или просто крестьянин-самоучка резал для своих детей и внуков игрушки — фигурки людей, медведей, лошадок, зайцев, петушков.

Отдельный вид творчества представляли собой небольшие деревянные скульптурки. В музее д. Верх-Ирмень Ордынского р-на Новосибирской области хранятся произведения местных мастеров. Одно из самых интересных — фигура Георгии Победоносца на коне, высотой около 40 см. Эта раскрашенная скульптура сюжетно повторяет классические изображения святого. Образ его суров и прекрасен, несмотря на некоторую примитивность изображения. Достойна внимания и забавная многофигурная группа (ок. 50×20×30 см), сделанная по сюжету народной песенки про нечестную молодую жену, которую новоиспеченный муж запряг в телегу в качестве коренной вместе с тещей, запряженной пристяжной, в наказание за обман. С чудесным народным юмором показана жена, которая как будто мчится вскачь в развевающемся цветастом платье, рядом семенит еще не старая мать, а молодой муж сидит на телеге и, размахивая кнутом, погоняет «лошадей». Телега заполнена грузом — арбузами, ярко раскрашенными зелеными шариками с черными полосами. Несомненно, эта композиция является прекрасным образцом народного примитивизма.

В музее Верх-Ирмени также представлены несколько талантливых композиций круглой скульптуры на темы старой деревенской жизни, выполненные одним из мастеров-резчиков в 1970х гг. Их размер невелик — ок. 15×20×15 см. Зрители могут увидеть крестьянский двор, кузницу, деревенскую улицу 1920 — 1930-х гг. С большим мастерством и реализмом вырезаны дома, колодец, скотный двор, фигурки людей и животных. Вот кузнец подковывает лошадь, крестьянка доит корову, собака бежит по улице. Все персонажи, здания, деревья расположены на подставках, которые искусно передают деревенский ландшафт. Точными движениями резца мастер передал даже мельчайшие детали — особенности одежды крестьян, сбрую лошади, узоры наличников.

Итак, в селах Верхнего Приобья работали самобытные резчики, как самоучки, так и профессионалы, создавая замечательные произведения народного искусства. Пусть менялись мода, пристрастия, предпочтения, по сей день сохраняются приемы резьбы по дереву в декорировании жилищ, утвари, и в наше время живут и работают талантливые мастера, сохраняющие творческие традиции.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. В работе использованы материалы Западносибирского этнографического отряда 1995–1999 гг.
  2. Сборник статистических сведений об экономическом положении переселенцев в Томской губернии. 1910–1911 гг. Томск, 1913. Вып.1. С.366–380.
  3. Ащепков Е. Русское народное зодчество в Западной Сибири. М.: Изд-во Академии архитектуры СССР, 1950. С.61.
  4. Ащепков Е. Русское народное зодчество в Западной Сибири… С.69.
  5. Родионов А. М. Чистодеревщики: Заметки и размышления о деревянной домовой резьбе Алтая. Барнаул: Алтайское книжное издательство, 1981. С.55.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru