«Тобольские губернские ведомости» (1857–1867) в период губернаторства В.А. Арцимовича, А.В. Виноградского и А.И. Деспот-Зеновича

 

Печатный аналог: Шевцов В.В. «Тобольские губернские ведомости» (1857-1867) в период губернаторства В.А. Арцимовича, А.В. Виноградского и А.И. Деспот-Зеновича // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2016. № 1 (39). C. 5–14. PDF, 298 Кб. Исследование выполнено в рамках проекта «Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности» (грант Правительства РФ №14.B25.31.0009) и при поддержке «Научного фонда ТГУ им. Д.И. Менделеева».

Статья характеризует основное содержание, редакторский и авторский состав, изменения в программе неофициальной части «Тобольских губернских ведомостей» в первые десять лет ее выхода. Отношение губернатора к подведомственному изданию было основным фактором его тематического разнообразия, могло способствовать выходу газеты за пределы установленной программы, ее использованию в целях повышения эффективности управления губернией.

В 1851 г., в ходе ревизии Западной Сибири, член Государственного совета, генерал-адъютант, Н.Н. Анненков признал необходимым предоставить обсуждению тобольского и томского губернских советов введение губернских ведомостей, в виду того, что «в великороссийских губерниях издаются губернские ведомости в видах распространения по губернии сведений о всех распоряжениях губернского начальства, а также уменьшения переписки с уездными городовыми и волостными правлениями» [1. Л. 2]. Вопрос обсуждался в Тобольске 7 марта, а в Томске 18 апреля 1851 года. В результате Главное управление Западной Сибири, возглавляемое генерал-губернатором Г.Х. Гасфордом, 14 февраля 1852 г. уверенно сообщало из Омска в Петербург, что нет никаких затруднений в отношении учреждения ведомостей в Томской и Тобольской губерниях согласно правилам, касающимся внутренних губерний России» [1. Л. 7 об]. На списке с журнала Совета рукою, видимо, самого министра внутренних дел Л.А. Перовского было написано: «Удобно ли будет отдельно от Учреждений [видимо – губернских правлений] и для одной Западной Сибири? Испросить генерал-губернатора Восточной Сибири» [1. Л. 1]. В конечном итоге, вопрос об основании губернских ведомостей как для Восточной, так и для Западной Сибири был объединен с вопросом об учреждении новых штатов и направлен 2 декабря 1853 г. во Второй Сибирский комитет, открытый в 1852 г по итогам ревизии Н.Н. Анненкова. 6 декабря 1856 г. был принят закон «О некоторых изменениях по управлению в Восточной Сибири и Западной Сибири», вводивший новые штаты. В системе губернского управления появлялась новая должность – «редактор губернских ведомостей, он же начальник газетного стола и начальник типографии», – с годовым окладом в 400 руб. [2. Т. 31. № 31222].

В открытии ведомостей в Тобольске, которые стали первой газетой в Сибири, деятельное участие принял В.А. Арцимович, бывший тобольским губернатором в 1854–1858 гг. Для обновления губернской типографии в петербургской словолитне Ж. Ревильона им был заказан один печатный немецкий станок, стоимостью 350 руб. и новые литеры на 1249 руб. Имеющиеся четыре печатных станка, из которых только один был «порядочный», а остальные «старые, небольшие и давнишней конструкции» могли печатать пять страниц, а литер было достаточно для одновременного набора только 13 страниц. Несмотря на это, с 27 апреля 1857 г. «Тобольские губернские ведомости» стали выходить, как и требовалось, один раз в неделю, по субботам, объемом в среднем около 14–16 страниц официальная и 6–12 неофициальная части. Стоимость годовой подписки составляла 3 руб., с доставкой по Тобольску – 3 руб. 50 коп., с пересылкой в другие города и местности – 4 руб. 50 коп. Формат газеты был обычный для аналогичных изданий – «в четверку в два столбца» (27,5 х 21,5 см). В течении первого года выхода газеты было разослано 910 экземпляров и получено за них и за исполнение различных типографских заказов 6 558 руб. ¼ коп. (из этой суммы израсходовано 6 107 руб. 59 ¾ коп.) [3. Л. 38–38 об; 4. С. 79]. Цензором неофициальной части стал директор тобольской гимназии П.П. Ершов [5. С. 52], в апреле-мае 1858 г. его замещал инспектор гимназии М. И. Доброхотов [6. 1858. №№ 8, 9, 23]. Позже, 8 августа 1858 г. Сибирский Комитет подчинил цензуру неофициальной части ведомостей издаваемых в Сибири начальникам губерний [2. 1860. Т. 33. Отд. 2. № 33459] и с октября 1858 г. цензорское дозволение на неофициальной части подписывал председатель губернского правления Н.П. Милордов [6. 1858. № 41].

Неофициальная часть губернских ведомостей была увязана В.А. Арцимовичем с деятельностью статистического комитета, который стал получать регулярное финансирование в виде ежегодных 700 руб. сер. из средств типографии [6. 1857. № 26]. Постановления статистического комитета стали публиковаться на страницах газеты, а его сотрудники обязывались наполнять неофициальную часть содержанием, для чего между ними распределялись центральные издания выписываемые за счет типографских сумм. Ялуторовский земский исправник В.А. Ильин отвечал за «Экономический указатель», советник казенной палаты А. Ф. Денисов за «Журнал министерства государственных имуществ» и «Земледельческую газету», советник казенной палаты Н.И. Лещов просматривал «Записки Московского общества сельского хозяйства», секретарь губернского суда Ф.М. Тыжнов – «Журнал Министерства внутренних дел» и «Журнал министерства народного просвещения», чиновник особых поручений М.А. Смоленский – «Записки Русского географического общества», управляющий экспедицией о ссыльных А.Г. Худяков – «Записки Казанского экономического общества» [6. 1857. № 36]. Объем заимствованных материалов был небольшим около 13 % в 1857 и 9 % в 1858 г. В основной своей массе публикации носили авторский характер. А.Ф. Денисов написал две продолжающихся статьи о сибирской соли [6. 1857. №№ 29, 34; 1859. № 7] и развитии солепромышленности [6. 1858. №№ 16–18, 33–37]. В.А. Ильин выступил с проектами (носившими, скорее, характер идиллических прожектов) о призрении нищих в городе (1859, № 7) и обрисовал возможную будущность Тюмени при передаче ей торговых функций Ирбитской ярмарки [6. 1859. №№ 10–11]. О тяжелом положении остяков Тобольской губернии, губимых вином, русскими торговцами и представителями власти, несмотря на свою корпоративную принадлежность, писал чиновник губернского управления Ю.И. Кушелевский [6. 1859. № 22]. Разнообразные темы поднимал М.А. Смоленский – о деятельности тобольского попечительного о тюрьмах комитета [6. 1857. №№ 4, 7, 9], о саде и цветнике при памятнике Ермаку в Тобольске [6. 1857. № 12], о сообщении между реками Печорой и Обь [6. 1857. № 28], о ловле зверей и птиц в Тобольской губернии [6. 1859. № 30] и др. Большая статья о хозяйственных занятиях и жителях Тюменского округа принадлежала управляющему тюменским округом В.Я. Стефановскому [6. 1860. № 46, 52; 1861, № 12; 1862, №№ 19–23; 1863, № 63; 1864, № 7]. Священник А.И. Сулоцкий писал об историческом прошлом Иркутска [6. 1857. № 20, 29], о возникновении театра в Сибири [6. 1858. № 12], о церковных, казенных и частных библиотеках Омска и Тобольска [6. 1858. № 22, 23, 26, 27, 28], о колоколах в сибирских церквях [6. 1858. № 10, 44], также им публиковались исторические документы [6. 1858. № 18, 29; 1859, № 15–19].

По личной просьбе В.А. Арцимовича согласие на перепечатку своих работ «Тобольским губернским ведомостям» дал советник Семипалатинского областного правления Н.А. Абрамов [6. 1857. № 11], уже известный своими публикациями по этнографии и истории Сибири, некоторые из которых сохранили свою научную актуальность и до настоящего времени – как, например, «Описание Березовского края» [6. 1858. № 19–25] или историко-географический труд «Семипалатинск» [6. 1863. №№ 8–16, 21–22, 24–27]. По мнению С. А. Венгерова, «каждая заметка и статья Абрамова ничего особенного собою в отдельности не представляет, но многие десятки таких заметок и статеек составляют уже драгоценный вклад в науку» [7. C. 19–20]. Н.А. Абрамов был постоянным автором газеты до своей смерти в 1870 г. и поместил в ней 75 статей.

Присылались и корреспонденции с мест, как правило, в пределах губернии – из Тюмени, Тары, Кургана, Ишима, Березова. Редакция приглашала всех образованных читателей высказывать свои соображения по поводу интересов края [6. 1857. № 10]. Не имевший собственной газеты, Омск откликнулся «Независимым листком» («Листком из Омска»), в котором на протяжении семи выпусков некто «Говорун» в жанре фельетона сообщал о чтении и библиотеках в Сибири [6. 1857. № 34], о развитии здесь собственной промышленности [6. 1857. № 34] о простонародных развлечениях [6. 1858. № 8], о легендарном бухтарминском разбойнике [6. 1858. № 15], о юридических обычаях сибирских крестьян [6. 1858. № 45], о необходимости образования сибирского экономического общества [6. 1858. № 15] и коммерческой школы в Тобольске [6. 1858. № 44]. В последнем случае автор, взяв назидательный тон, упрекал сибирское купечество в антирациональном ведении своего дела и пытался разъяснить ему пользу законов политэкономии. Вопрос от «Говоруна» на который возможно было ожидать больших откликов читающего Тобольска звучал как: «Тождествен ли совершенно сибирский крестьянин великорусскому или между ними есть разница?» [6. 1858. № 44].

Регулярную рубрику «Местные известия», также в фельетонном жанре, вел М. Л. Попов – старший учитель законоведения и судопроизводства Тобольской губернской гимназии. Он же использовал дела губернского правления для извлечения исторических сведений [8. С. 232]. Событий в губернском городе было немного:

«Где у нас балы, маскарады, театры, литература? Ничего подобного и не бывало. От того-то, вместо статей легких, приятных, вы вздумали угощать нас известиями о Кондинском монастыре с кондинскою брусникою, моксунами и рыбьим жиром (куда как вкусно!), мелочными расчетами о публичной библиотеке и т. п., уже вовсе не воздушными предметами» [6. 1858. № 1].

В апреле 1859 г. М.Л. Попов был назначен директором томской гимназии и, возможно, используя свой опыт работы в «Тобольских губернских ведомостях», редактировал в 1859–1861 г. неофициальную часть «Томских губернских ведомостей». В конце 1858–1866 гг. ряд сообщений в рубрике «Местные известия» подписывались инициалами «В.И.» или «В. И–нъ» – В.И. Ильин [9. C. 440–449, 451–454, 457]. Большинство из местных авторов были чиновники. Н.Н. Морозовой установлено, что с 1857 г. по 1866 г. в «Тобольских губернских ведомостях» принимало участие 149 авторов. Социальная принадлежность 49 из них выглядела следующим образом: 19 – чиновники, 14 – учителя, 6 – врачи, 5 – священники, 3 – военные, 2 – купцы [10. С. 106–107].

В отличие от других губернских газет Сибири известен факт выплаты редакцией «Тобольских губернских ведомостей» авторского гонорара. Так, Г.Н. Потанин в воспоминаниях писал, что он посылал из Омска статьи тобольскому губернатору В.М. Арцимовичу, за которые получил от него 100 рублей [11. С. 77–78, 137]. Возможно, что такая практика носила не регулярный, а избирательный характер и касалась только иногородних, присылавших не «сырой», а уже готовый к напечатанию материал, отличавшийся высоким уровнем исполнения и представлявшим интерес для читателя. Для поощрения авторов неофициальной части в губернском бюджете не предусматривалось особой статьи и, возможно, для этой цели В.А. Арцимович использовал средства из собственных сумм, отпускаемых МВД на «известные» губернатору нужды. Хорунжий Сибирского казачьего войска опубликовал 13 статей, причем если в 1857 г. только одну (1), то в 1858 г., начиная со второго номера, подряд вышло девять статей (2), что свидетельствовало об их единовременной отправке в Тобольск целой серией и наличии договоренности (или твердой уверенности автора) относительно их публикации. По собственным словам Потанина, в нем формировался натуралист, чем был обусловлен и характер его изысканий. Уже после отъезда Арцимовича, с большим промежутком, было напечатано еще две заметки, в последней из которых можно увидеть пробуждающийся интерес будущего идеолога областничества не только к природе, но и истории Сибири (3).

По мнению Н.Н. Александровой, общественная атмосфера кануна великих реформ и принадлежность тобольского гражданского губернатора В.А. Арцимовича к «когорте энтузиастов-реформаторов» способствовали тому, что «Тобольские губернские ведомости» приобрели просветительское направление – «публикация научных материалов, относящихся к изучению своего края, освещение работы губернских комитетов и других государственно-общественных организаций» [12. C. 24]. Однако вывод автора о том, что «газета способствовала поднятию образованности в Западной Сибири, что содействовало мирному преобразованию российской жизни в целом» [12. C. 25] возможно отнести лишь к биографиям членов авторского коллектива. В период написания работы (1996 г.), когда для построения основ гражданского общества актуальной виделась возможность сотрудничества государственных органов с либеральной интеллигенций, деятельность В.А. Арцимовича в Тобольске оценивалась как позитивный ретроспективный пример их совместной работы «в одном созидательном направлении», хотя, как пишет сама Н.Н. Александрова, участие в газете приняли не представители независимой частной общественности (таковой в середине XIX в. в Сибири просто не было), а те же чиновники или священники. Когда «к концу 1858 г. редакция сформулировала программу неофициальной части» [12. C. 24], Арцимович уже не был тобольским губернатором – 16 марта 1858 г. он выехал в Петербург [13. Л. 4–6] и, таким образом, его непосредственное влияние на подведомственную газету было ограничено лишь одним годом, но, безусловно, те содержательные и организационные принципы, которые были определены в начале возникновения «Тобольских губернских ведомостей», сыграли важную роль в их последующей истории и месте в ряду аналогичных органов сибирской печати. 27 июля В.А. Арцимович был назначен калужским губернатором, где используя тобольский опыт сумел сделать «Калужские губернские ведомости», по воспоминаниям современников, «органом для бодрой умственной работы» [14. С. 202]. Письмо В.А. Арцимовичу приглашенного на должность редактора неофициальной части учителя калужской гимназии П.С. Щепетов-Самгина отражает взгляды губернатора на роль печатного слова, которых он придерживался и в Тобольске:

«… губернская газета должна поставить главнейшую задачею следить за всеми современными проявлениями жизни общественной, будут ли эти проявления разумны или неразумны. Всякое разумное проявление губернские ведомости с теплым сочувствием должны обнаруживать, как пример, достойный подражания, а стороны неразумные смело, но sine ira et studio – оглашать, как язвы, требующие изменения» [14. C. 197].

Даже после отъезда из Тобольска Арцимович продолжал некоторое время принимать участие в руководстве «Тобольскими губернскими ведомостями, ведя переписку с чиновником особых поручений при тобольском губернском правлении Я.С. Скропышевым. Из нее мы узнаем, что за губернатора исполнял должность редактора неофициальной части сам Скропышев, он же заботился о том, чтобы для ее наполнения всегда был достаточный «запас» статей, а в сложных ситуациях советовался с коллегами (так, например, посовещавшись с советником правления Г.А. Варлаковым, он решил не печатать возражение преосвященного Феогноста против статьи в «С.-Петербургских ведомостях» о равенстве перед Богом всех верований) [8. C. 232].

По причине того, что в завершении номера «Тобольских губернских ведомостей» указывалось только имя цензора – П.П. Ершова, возник вопрос об имени редактора газеты – ее официальной и неофициальной частей. Первым редактором ведомостей был губернский секретарь Апполон Степанович Болбот – его фамилия обозначена на прибавлении к № 9 в подшивке «Тобольских губернских ведомостей» за 1857 г., хранящейся в Российской национальной библиотеке (С.-Петербург). «Исправляющий должность редактора Болбот» – так было завизировано объявление о торгах от тобольской строительной комиссии. В самой газете было напечатано объявление о переводе А.С. Болбота, в июле 1858 г., на должность заседателя в тюменский земский суд [6. 1858. № 28]. Однако, если В.А. Арцимович лично или письменно просил присылать статьи для наполнения неофициальной части, просматривал их и допускал к печати [4. С. 78], то А.С. Болбот выполнял только функции редактора официальной части (им в качестве секретаря был скреплен первый номер «Тобольских губернских ведомостей» от 27 апреля 1857 г.) Возможно, что вступления и комментарии от редакции к некоторым статьям принадлежат лично губернатору. Например, слова ободрения, адресованные иногородним авторам:

«Из некоторых окружных городов начинают уже присылать к нам местные известия. С Богом! В добрый час. Велика беда начало, говорит русская пословица, а чем далее, тем смелее и скорее пойдет наше дело» [6. 1857. № 29].

Или возражение «Говоруну», по поводу того, что сибирское население не имеет привычки к чтению:

«Не потому ли, может быть, что подобные люди не находят книг, которые вполне соответствовали бы их вкусу и нуждам. Всякий товар является на рынок вследствие спроса на него <…> Не торговцы тут виноваты, а большинство общества, которому пока, кроме азбук, оракулов и песенников, из нашей литературы ничего не надобится» [6. 1857. № 34].

На возможное участие начальственного лица иносказательно обращалось внимание читателя в этом же номере:

«У нас даже до сих пор нет особенного редактора, а газета усвоила себе определенное направление, полна довольно разнообразных статей, многие местные люди не пренебрегают выписывать газету» [4. 1857. № 34].

Н.Н. Александрова высказала предположение о том, что «редакторские обязанности до своего отъезда выполнял или сам В.А. Арцимович, или близкие ему люди», среди которых был П.П. Ершов. Ему принадлежала «решающая роль в определении общего идейного курса газеты» и он, по мнению автора, «несомненно, должен был писать материалы для столь близкой ему газеты» [15. C. 106–107] (это предположение в дальнейшем развили Т.П. Савченкова [16. С. 221–229; 17. С. 145–159] и Е.В. Костецкая [18. С. 155–161; 19. С. 62–67]; оно было подвергнуто сомнению Ю.Л. Мандрикой [8. С. 227–234]).

С июля 1858 г. редактором «Тобольских губернских ведомостей» стал столоначальник общего губернского управления, коллежский регистратор П. И. Козаченко, подписывавший также и неофициальную часть [6. 1858. №№ 28, 41]. С 18 ноября 1858 г. Козаченко сменил смотритель поселений тобольской экспедиции о ссыльных А. И. Орлов, работавший в должности редактора газеты и начальника газетного стола до апреля 1859 г., не оставляя при этом своей прежней должности. Известно, что Орлов получал доплату за редакторство с ноября по март 1858 г. – 34 руб. 33 ¼ коп., а затем помесячно по 10 руб. [6. 1858. № 47, 48; 9. С. 480]. П.И. Козаченко и А.И. Орлов могли выполнять функции редакторов неофициальной части, о чем свидетельствует как высокий образовательный уровень этих чиновников (дворянин П.И. Козаченко – окончил первую С.-Петербургскую гимназию [6. 1857. № 40], А.И. Орлов – обучался на юридическом факультета Казанского университета [9. С. 480]), так и принадлежащие им статьи об общественной жизни Тобольска.

А.В. Виноградским, бывшим председателем томского губернского правления и ставшим с 20 марта 1859 г. тобольским губернатором [6. 1859. № 18], в качестве редактора ведомостей, начальника газетного стола и управляющего губернской типографией 9 апреля 1859 г. был назначен губернский секретарь Иван Николаевич Юшков [6. 1859. № 15; 20. С. 17] – коренной тоболяк, окончивший духовную семинарию и уже ставшим одним из авторов тобольской газеты. В должности редактора И.Н. Юшков пробыл более 10 лет, до сентября 1870 года [6. 1870. № 38]. По мнению Н.Н. Морозовой И.Н. Юшков был редактором только официальной части, а неофициальную часть в начале 60-х гг. редактировал коллежский асессор, советник губернского правления В.А. Ильин, на что указывает список лиц, получавших жалование в типографии за 1862 г. [10. С. 91] Однако подписи В.А. Ильина нет в конце неофициальной части.

Исследователи «Тобольских губернских ведомостей», избирая в качестве основания для периодизации истории газеты деятельность ее редакторов, выделяют отдельный «юшковский» период [5. С. 65], хотя обычно, вслед за Н.М. Ядринцевым, обращается внимание на 1857–58 гг. и 1863–67 годы, связанные с управлением губернией В.А. Арцимовичем и А.И. Деспот-Зеновичем [21. С. 669]. Александр Васильевич Виноградский (1803–1870) [22. С. 56], затерялся между этими известными фигурами, хотя именно он способствовал назначению нового деятельного редактора «Тобольских губернских ведомостей». Воспоминания о нем, как о «примечательном сибиряке», оставил В.И. Вагин. А.В. Виноградский родился в Тобольске, в семье инспектора городской врачебной управы, окончил Казанский университет и был в 1821 г. представлен М.М. Сперанскому как образованный уроженец управляемого им края. В 1842–46 и 1855–59 гг. – председатель томского губернского правления, в 1846–51 гг. служил у золотопромышленника Ф.А. Горохова. В Томске он «пользовался глубоким уважением» и отличался «примерной честностью» на фоне «общей подкупности» томской администрации. Во время службы в Томске принимал участие в подготовке проекта «Томских губернских ведомостей» [23. Л. 5–7]. Взгляды А.В. Виноградского В.И. Вагин характеризовал следующим образом: «Это был консерватор, но в лучшем значении этого слова». Самому каинскому окружному начальнику, писавшему в «Томские губернские ведомости», А.В. Виноградский рекомендовал «избегать полемики в литературе, находя ее вообще неприличную» [24. С. 2]. Несмотря на свою осторожность, он был уволен со службы и присужден Сенатом к строгому выговору за сочувствие и послабление проезжавшим в 1862 г. через Тобольск государственным преступникам М. И. Михайлову и В. А. Обручеву [25. С. 65].

Н.М. Ядринцев утверждал, что с 1859 по 1863 г., т.е. в годы губернаторства А.В. Виноградского содержание «Тобольских губернских ведомостей» в сравнении с первыми годами их выхода «более скудно и только изредка продолжают появляться исторические статьи Сулоцкого и Абрамова <…> С 1862 года появляются деловые статьи по статистике г. Анучина» [21. С. 669]. Действительно, несмотря на ежегодные приглашения «просвещенных особ» присылать «благонамеренные статьи» [6. 1859. № 50; 1860. № 48; 1861. № 47], общее количество публикаций в 1860–62 гг. снизилось, в сравнении с 1857–59 и 1863–67 гг., уменьшилось и количество авторов: 1859 г. – 30, 1860 – 19, 1861 – 13, 1862 – 19 человек; в 1863 г. их количество вновь увеличилось до 31. С 3 до 4 руб. (а с пересылкой до 4 руб. 57 коп.) в 1860 г. была возвышена подписная плата на газету, что также не могло не сказаться на количестве желающих ее получать. В то же время и в этот период «спада» в «Тобольских губернских ведомостях» можно найти ряд интересных и значимых статей. В.И. Ильиным была поднята тема образа Сибири в современной литературе и публицистике, позже затронутая Н.М. Ядринцевым в «Томских губернских ведомостях» в статье «Сибирь перед судом русской литературы». Своего земляка Г.В. Колмогорова В.И. Ильин упрекал в недобросовестности и введении в заблуждение нездешнего читателя, который якобы в Сибири не увидит «ни обмана, ни лжи, ни воровства, ни грабежа, ни насилия, ни тунеядства» и должен подражать «жизни, нравам и добродетелям сибиряков» [26. С. 267]. Мещане в сибирских городах ходят с сюртуках и фраках, а кедровый орех по своим вкусовым качествам превосходит миндаль и прованское масло. «Словом, Сибирь – земной рай, Эльдорадо, новая Индия, куда нужно бежать, чтоб искать довольства, богатство и, стало быть, счастья» [6. 1859. № 20]. Против «панегириста» Коломогорова, «изобретающего» собственные сведения о Сибири в «Современнике» выступил и другой уроженец Тобольска – Г.З. Елисеев [27. С. 161–208]. В.И. Ильин в «Местных известиях» отметил и обнародование Манифеста 19 февраля 1861 г. в Тобольской губернии, который хотя и не имел в ней «всеобщего огромного значения», но множество сосланных из крепостных «от глубины души радовались освобождению своих отцов, матерей, братьев, сестер» [6. 1861. № 15]. В своих обзорах городской жизни В.И. Ильину приходилось констатировать, что беседовать с читателем не о чем, поскольку «при недостатке важных общественных интересов и почти при отсутствии общественной жизни» отдаленный Тобольск «живет день за днем, – завтра, как вчера и вчера, как нынче» [6. 1861. № 13]. Цены, виды на урожай, погода и ее переимчивый характер – вот чем приходилось наполнять рубрику «Местные известия».

Влияние консервативных взглядов губернатора А.В. Виноградского и его осторожность в выборе тем в особенности заметны в сравнении с изменением направления «Тобольских губернских ведомостей» при А.И. Деспот-Зеновиче, который еще в период службы кяхтинским градоначальником в 1862 г. организовал и цензурировал недолго просуществовавший «Кяхтинский листок». Положение нового губернатора, назначенного в конце в 1862 г., было двусмысленным – с одной стороны, благодаря своей фамилии, он обладал связями и покровительством в столице [6. 1893. № 3; 1895. № 37], с другой – находился под негласным полицейским контролем. Имея западные корни и владея польским языком, он должен был как администратор устраивать быт своих соотечественников, сосланных после восстания 1863 г. в Сибирь. «Тобольские губернские ведомости» стали использоваться А.И. Деспот-Зеновичем (как в свое время «Иркутские губернские ведомости» его прежним начальником Н.Н. Муравьевым), для укрепления личного авторитета и для открытого обсуждения некоторых сторон местной общественной жизни. В газете последовательно стала проводится мысль о размежевании нового губернатора со своим предшественником, давалась оценка его методами управления краем:

«Формализм и попустительство прежнего начальника губернии подвергли жителей Березовского края угрозе голодной смерти. Только разрешение А.И.Деспот-Зеновича выдавать крестьянам хлеб из казенных запасных магазинов, предназначавшихся для инородцев, позволило разрешить эту чрезвычайную ситуацию» [6. 1863. № 7];

«Ныне возбужденный к деятельности призывом г. начальника губернии, дамский [тюремный] комитет как бы обновился и с прежней ревностью принялся за свое доброе дело» [6. 1863. № 42];

«В нынешнее время губернская власть совершенно изолирована от всевозможных влияний таких личностей… [благодарящих губернатора за услуги]» [6. 1863. № 44];

«Впрочем, о пользе и важности для края означенных мер и предположений [о развитии Обдорской ярмарки] мы распространяться не будем, тем более, что – как мы знаем наверное – они уже имеются в виду губернского начальства» [6. 1864. № 7] и т.д.

Тема образования и благотворительности, начатая с самого первого года выхода «Тобольских губернских ведомостей» получила продолжение в конце 1862–64 гг. [6. 1863. №№ 7, 8, 10]. Директор гимназии и училищ Тобольской губернии Ф. В. Рудаков, проявивший свою активную общественную позицию еще в Томске, на должности учителя законоведения и в «Томских губернских ведомостях» с конца 1862 г. начал публикацию журналов педагогического совета тобольской гимназии – по сути внутренних документов ее деятельности, не предназначенных для печати и содержащих прямые и нелакированные перед публикацией мнения педагогов по поводу улучшения преподавания своих предметов. Например, учитель немецкого языка утверждал, что «покуда ученики не знают твердо своего отечественного языка, они не будут в состоянии присвоить себе знания в иностранных языках…» [6. 1862. № 46]. Учитель законоведения в качестве материалов для практических занятий без стеснения просил права пользоваться текущими делами губернского правления и казенной палаты [6. 1862. № 47]. Учитель физики и геометрии сетовал, что в классе не хватает простейших измерительных приборов – циркулей, транспортиров, складного аршина, измерительной тесьмы и т.д. [6. 1862. № 47]. Учитель русского языка считал, что причина плохой успеваемости – недостаточная домашняя подготовка детей бедных чиновников с помощью «дешевых учителей» из кантонистов и полная неготовность детей «достаточных людей» вкупе с их избалованностью [6. 1862. № 48]. Учитель французского, заслуживший всеобщее осуждение, высказался за «открытие карцера» и применение к ученикам, в крайних случаях, телесных наказаний [6. 1863. № 4]. В ответ на критику со стороны журнала «Воспитание» по поводу открытого обнародования таких разных учительских мнений, Ф.В. Рудаков ответил, что «как гимназия существует для местного общества, так и губернские ведомости должны служить органом и отголоском всех местных событий и указателем местных же потребностей общества» [6. 1863. № 18]. Таким образом, расширялись функции общественного контроля в рамках готовящейся реформы образования (для этой же цели двери гимназии во время занятий и педсоветов становились открытыми для посещения).

Была поднята в «Тобольских губернских ведомостях» и тема высшего образования в Сибири (ранее, в конце 1862 г. об этом писали «Иркутские губернские ведомости» [28. 1862. № 46]). Статья о литературно-музыкальном вечере в Березове 11 июля 1863 г. в пользу воспитанников тобольской семинарии и гимназии, отправляющихся для обучения в университетах, заканчивалась следующим призывом к читателям:

«Нет, господа, если мы дорожим нашей Сибирью, которую зовут золотым дном России, если мы не хотим, чтобы ее сокровища и богатства лежали втуне или доставались в чуждые, а тем паче недостойные руки, мы должны умножить наши низшие и средние учебные заведения, училища и гимназии, но еще более должны позаботиться о том, чтобы основать свой сибирский университет или, еще лучше, для двух частей Сибири два университета – восточный и западный» [6. 1863. № 33].

Автором статьи был профессор философии Пермской семинарии, затем чиновник особых поручений при пермском губернаторе, А.И. Иконников, сосланный в Березов за распространение антиправительственной прокламации. Деспот-Зенович добился перевода Иконникова из Березова в Тобольск [5. С. 82].

В 1863 г. в неофициальной части «Тобольских губернских ведомостей» начал свою публицистическую деятельность тюменский купец Н. М. Чукмалдин, статьи которого, написанные в жанре фельетона, отличались прямотой и самостоятельностью суждений, практической направленностью и касались вопросов экономического благосостояния, городского самоуправления и образования. В статье «Купцы и мещане г. Тюмени», подписанной псевдонимом «Тюменец», Н.М. Чукмалдин, заостряя внимание на сословном противостоянии купечества и мещанства, выступил против собственной корпорации, встав на сторону мещанского общества в вопросе о сносе деревянных корпусов тюменского гостиного двора. Этот вопрос трактовался автором гораздо шире – кто и каким образом должен распоряжаться налогами собираемыми тюменской думой с городских жителей? [6. 1863. № 15] Мнение нарождающейся буржуазии о свободе торговли звучало и в статье о преднамеренном завышении оборотов Ирбитской ярмарки, в «Ирбитском справочном листке» для того чтобы повысить ее значение в неэквивалентной торговле с Сибирью [6. 1863. № 19]. «… существует ли общество для запасных магазинов или магазины для общества?», – писал Н.М. Чукмалдин в статье о злоупотреблениях волостных писарей [6. 1863. № 16] в настолько резких выражениях, что редактор И.Н. Юшков снабдил статью примечанием, о том что она допущена к печати самим губернатором и «для искоренения описываемого автором зла в самоуправлении сельских обывателей, если оно где и существует, принимаются надлежащие меры». Благодаря высокому покровительству редактор мог смело советовать описываемым в статье административным лицам: «Затем желательно, чтобы полицейские чиновники и волостные лица прочитали бы эту статью и подумали» [6. 1863. № 16]. А.И. Деспот-Зенович благоволил новому автору и через редактора просил «г. Тюменца продолжать свою литературную деятельность и уверить, что статьи его всегда найдут место в нашей газете» [6. 1863. № 18]. Далее Н.М. Чукмалдин, воспользовавшись приглашением к открытости сферы образования затеял рискованную в цензурном отношении пикировку с тюменским уездным училищем, обвинив его администрацию в формализме в деле открытия в городе публичной библиотеки, книги и периодику для которой планировал пожертвовать сам Чукмалдин [6. 1863. № 32]. Училищные чиновники восприняли такую непрошенную благотворительность как покушение на сферу их служебной деятельности [6. 1863. № 45; 51], а Чукмалдин в ответ на «благородное пренебрежение» ответил развязно и бравируя собственным социальным положением: «Педагогический совет считает для себя неприличным излагать по моему единоличному заявлению о своей деятельности. Вот если бы об этом попросили достойнейшие представители общества, на деле доказавшие свое сочувствие к учебным заведениям, ну тогда другое дело. А так как я этих отличий не имею, то и толковать со мною нечего» [6. 1864. № 3]. Досталось и И.И. Завалишину за его «тиснение о Тюмени» [6. 1863. № 35; 1864. № 1] и ее небывалых торговых оборотах: «Оказывается на поверку, что ворочают огромными цифрами не тюменские купцы, а сам г. Завалишин» [6. 1864. № 2]. «Путевые заметки» начали публиковаться в «Тобольских губернских ведомостях» [6. 1863. № 41–47], с предупреждением от редактора И.Н. Юшкова, что автор «утопист и все хотел бы видеть в стройном виде, в розовом свете» [6. 1863. № 42].

Присутствие с самого начала выхода газеты рубрики «Местные известия» и статей фельетонного содержания, которые в период управления губернией Деспот-Зеновичем приобрели общественное звучание необходимо было узаконить. Положения Комитета министров о расширении программы некоторых губернских ведомостей 15 ноября 1863 г. было использовано губернатором как возможность сделать это. В декабре 1863 г., минуя Главное управление Западной Сибири, он напрямую обратился к министру внутренних дел П.А. Валуеву об изменении внешнего вида и внутреннего содержания «Тобольских губернских ведомостей». Для «придания им современной формы» и сокращении расходов на бумагу, от выпуска «в четверку» необходимо было перейти к формату «в лист» и печати компактным шрифтом следующих без пропусков друг за другом отделов (с выделением статей «для всеобщего сведения» более крупным шрифтом). Казенные объявления перемещались в конец номера к объявлениям частным. Неофициальная часть, по мнению Деспота-Зеновича, должна была содержать не только статьи, «относящиеся к статистическим, историческим, географическим и этнографическим описаниям губернии», но и фельетон, который должен «время от времени печатать местные известия, как из Тобольска, так и других городов губернии», с целью «по возможности, обрисовывать жизнь губернии» [29. Л. 54 об–57]. МВД, соблюдая административную субординацию, запросило мнение генерал-губернатора А.О. Дюгамеля, который в апреле 1864 г. ответил П.А. Валуеву, что он согласен с предлагаемым тобольским губернатором форматом как «более соответствующим содержанию газеты и полезным в экономическом отношении» и не находит со своей стороны препятствий к принятию новой программы [30. Л. 2–2 об]. В результате 4 июня 1864 г. Петербургский цензурный комитет, за подписью министра внутренних дел, разрешил изменение формы издания «Тобольских губернских ведомостей», перестановку в газете отделов и перепечатку политических статей из официальных печатных органов, согласно положению 15 ноября 1863 г. [29. Л. 61; 30. Л. 6]. Фельетон как не соответствующий изначальной программе ведомостей разрешен не был и продолжил свое существование на нелегальном положении.

В 1864 г. «Тобольские губернские ведомости» обратили на себя внимание цензурного ведомства как «отозвавшиеся о чиновниках и канцеляриях присутственных мест вообще в выражениях решительно неуместных в официальном губернском органе» [31. С. 295]. По всей видимости речь шла об одной из последних статьей Н.М. Чукмалдина, в которой он, как обычно без лицеприятия, описал отношения новоизбранного депутата городской думы с губернской администрацией (которые, отметим, с тех пор мало изменились):

«Он чисто машинально в течении первого года приучает себя ко всем обрядностям канцелярского делопроизводства и подписывая отчеты, рапорты и донесения к высшему начальству, становится мало по мало под общий чиновный тон <…> и вот он пугливый сначала, освоившийся несколько с делом при проходе первой половины трехлетия, становится сам, в половине и конце служебного периода, на полную канцелярскую точку зрения и выучивается отписываться от начальства и внутренне презирать тот воображаемый общественный контроль, который казалось ему сначала висел над ним, как меч Дамокла» [6. 1864. № 47].

По мнению Ядринцева, после того как Тобольск лишился «одного из просвещенных администраторов», с 1868 г. «Тобольские губернские ведомости» «падают, делаются бесцветными и скудными» [21. С. 669]. Этот вывод можно распространить на более ранний срок, и не по причине смены губернатора, а ввиду цензурного предупреждения газете в 1864 г. и «дела областников», начатого в мае 1865 г. Хотя в новогоднем номере 1865 г. И.Н. Юшков написал, что газета «выросла» (увеличился ее формат (с 27,5 x 21,5 до 46 x 32,5 см), а неофициальная часть была объединена с неофициальной) и будет улучшаться в «отношении занимательности ее содержания» [6. 1865. № 1], а в ее программе появился политический отдел (перепечатывающий столичные известия из центральных газет), полемические статьи на местные темы исчезли с ее страниц. Как и в других губернских ведомостях Сибири, в 1866–67 гг. в тобольской газете, с некоторым опозданием по времени, были отмечены факты «злодейских покушений» на Александра II, сообщено о негодующей реакции на эти события местной общественности, благодарственных молебнах и отправленных в Петербург верноподданнических телеграммах [6. 1866. № 19, 24; 1867. № 16, 21]. Несколько сообщений были посвящены отцу спасителя императора – И.А. Комиссарову, возвращавшемуся из сибирской ссылки через Тюмень [6. 1867. № 20, 27].

Итак, в организации и направлении «Тобольских губернских ведомостей» значительную роль сыграл губернатор В.А. Арцимович, о чем уже не раз писалось в исследовательской литературе, хотя его участие в газете было непродолжительным по времени (менее года) и особо подчеркивалось по причине знаковости фигуры этого либерального администратора. Также как литературное наследие знаменитого тоболяка П.П. Ершова породило дискуссию в отношении его участия в неофициальной части – цензор или автор? Неофициальная часть «Тобольских губернских ведомостей» с первого же года своего выхода была связана с деятельностью губернского статистического комитета, круг ее авторов и содержание были схожими с томской губернской газетой (и также выходило за рамки разрешенной законом программы), хотя, возможно, задержись В.А. Арцимович долее на своем посту, «Тобольские губернские ведомости» могли взять критическое направление в духе «Иркутских губернских ведомостей». Особенностями тобольской газеты было обращение к практическим экономическим интересам тобольского и тюменского купечества и само, крепкое и нелицеприятное, купеческое слово ее постоянного автора в 1863 – начале 1864 гг. Н.М. Чукмалдина, выбивавшегося из привычного патриархального образа «сибирского купца Кондрата». Не противореча существующей периодизации в истории первой сибирской газеты, для которой избрано смешанное основание – деятельность губернаторов и редакторов – период губернаторства В.А. Арцимовича (1857–58), редакторство И.Н. Юшкова (1859–1870) и в этом десятилетии особо выделяемое время правления А.И. Деспот-Зеновича (1863–1867) отметим, что сохранившиеся немногочисленные архивные источники и сами газетные материалы дают возможность говорить о роли и соотношениях губернаторского и редакторского начал в периодах «подъема» и «спада» газеты лишь предположительно. Так, например, И.Н. Юшков был назначен редактором консервативным губернатором А.В. Виноградским, но и при А.И. Деспот-Зеновиче газета имела функции властного рупора только в 1863–1864 гг., до цензурного одергивания из Петербурга.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1286. Оп. 13. Д. 400. 1852 г.
  2. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собр. 2-е. СПб., 1830–1884.
  3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 815. Оп. 1. Д. 44.
  4. Скропышев Я.С. Тобольская губерния в пятидесятых годах // Виктор Антонович Арцимович. Воспоминания – Характеристики. СПб., 190
  5. Мандрика Ю.Л. Неофициальная часть губернских ведомостей как тип провинциального издания: (На материале «Тобольских губернских ведомостей») : дис. … канд. филол. наук. Воронеж, 2004
  6. Тобольские губернские ведомости.
  7. Венгеров С. А. Абрамов, Николай Алексеевич // Критико-биографический словарь русских писателей и ученых (от начала русской образованности до наших дней). СПб., 1889.  Т. 1. Вып. 1.
  8. Мандрика Ю.Л. От Конька-Горбунка на коньке горбатом (еще одна гипотеза о творчестве П.П. Ершова) // Вестник Тюменского государственного университета. 2012. № 2.
  9. Мандрика Ю.Л. Тобольские губернские ведомости. Редакторский корпус : антология тобольской журналистики конца XIX – начала XX в. Тюмень, 2004.
  10. Морозова Н.Н. Администрация Западной Сибири и местная пресса (1857–1866) : дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2009.
  11. Потанин Г. Н. Воспоминания // Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1983. Т. 6.
  12. Александрова Н. Н. Общественная жизнь Западной Сибири в середине 50-х – начале 60-х гг. XIX века (по материалам «Тобольских губернских ведомостей») : автореф. дис. … канд. истор. наук. Москва, 1996.
  13. ГАРФ. Ф. 815. Оп. 1. Д. 62.
  14. Корнилов А.А. Крестьянская реформа в Калужской губернии при В.А. Арцимовиче // В.А. Арцимович. Воспоминания – Характеристики. СПб., 1904.
  15.  Александрова Н.Н. Становление первой государственной газеты в Сибири («Тобольские губернские ведомости» в 1857–1861 гг.) // Вестник Московского университета. Серия 10: Журналистика. М., 1998. № 1. C. 106–107.
  16. Савченкова Т. П. Петр Павлович Ершов и его корреспонденты на страницах газеты «Тобольские губернские ведомости» // Врата Сибири : литературно-художественный и историко-краеведческий альманах. Тюмень, 2008. № 1 (24).
  17. Савченкова Т. П. Петр Петрович Ершов (1815–1869). Архивные находки и библиографические разыскания : монография. Ишим, 2011.
  18. Костецкая Е.В. Черты ершовского стиля в статьях «Тобольских губернских ведомостей» о праздничной культуре в Тобольске // Актуальные проблемы филологии, истории и культурологии. Вып. 4. Тобольск, 2009.
  19. Костецкая Е.В. П.П. Ершов – предполагаемый автор газеты «Тобольские губернские ведомости» // Вестник Челябинского гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. 2012. № 32 (286).
  20. Памятная книжка для Тобольской губернии на 1860 год. Тобольск, 1860.
  21. Ядринцев Н.М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. 2-е изд. СПб., 1892.
  22. Любарский К.И. Рязанский Некрополь // Труды Рязанской ученой архивной комиссии. Рязань, 1914. Т. 26. Вып. 1.
  23. Государственный архив Томской области. Ф. 3. Оп. 2. Д. 643.
  24. Вагин В.И. Старые сибиряки: Александр Васильевич Виноградский // Восточное обозрение. 1898. № 5.
  25. Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь: От предшественников декабристов до конца «Народной воли». М., 1928. Т. 1. Ч. 2.
  26. Коломогоров Очерк простонародного быта в уездных городах и селах Сибири // Северная пчела. 1859. № 67.
  27. Грыцько [Елисеев Г.З.] О Сибири (по поводу статей г. Колмогорова, преимущественно же статьи его «Собственность и община», помещенной в 10-й книжке «Отечественных записок» 1858 г.) // Современник. 1858. № 12.
  28. Иркутские губернские ведомости.
  29. РГИА. Ф. 775. Оп. 1. Д. 239. 1863 г.
  30. РГИА. Ф. 1286. Оп. 24. Д. 837. 1863–1869 гг.
  31. Собрание материалов и направлении различных отраслей русской словесности за последнее десятилетие в отечественной журналистики за 1863 и 1864 г. СПб., 1865.

ПРИМЕЧАНИЯ
Сноски в круглых скобках.

  1. Д. (из города Омска) [Потанин Г.Н.] Албакетские сопки // Тобольские губернские ведомости. 1857. № 35. 21 декабря. С. 362–364.
  2. Д. [Потанин Г.Н.] Палы, или пожары // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 1. 4 января. С. 4–68; Д. [Потанин Г.Н.] Кулан // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 8. 22 февраля. С. 80–86; Д. [Потанин Г.Н.] Семья толстокожих // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 9. 1 марта. С. 97–100; Д. [Потанин Г.Н.] Дрова в Киргизской степи // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 9. 1 марта. С. 112–113; К. [составлено Г.Н. Потаниным со слов топографа Копейкина] Очерки Васюганской тундры // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 11. 15 марта. С. 233–246; Д. [Потанин Г.Н.] Несколько слов о Семипалатинске// Тобольские губернские ведомости. 1858. № 12. 22 марта. С. 257–263; З. [Потанин Г.Н.] Раки в Тобольской губернии // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 13. 29 марта. С. 283–284; Д. [Потанин Г.Н.] Нашествие мышей на степные округа Тобольской губернии в 1857 году // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 13. 29 марта. С. 284; Д. [Потанин Г.Н.] Алтайская и киргизская породы лошадей // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 14. 5 апреля. С. 287–296; Д. [Потанин Г.Н.] Степные пшеницы // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 15. 12 апреля. С. 312–315.
  3. Д. [Потанин Г.Н.] Добавление к статье «Кулан» // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 21. 24 мая. С. 396–397; Д. [Потанин Г.Н.] Мысль о завоевании Сибири Ермаком // Тобольские губернские ведомости. 1858. № 44. 2 ноября. С. 658–659.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru