Табак в Западной Сибири в XVII–XVIII вв.  

 

Печатный аналог: Шаповалов А. В. Табак в Западной Сибири в XVII-XVIII вв. // Чуждое — чужое — наше. Наблюдения к проблеме взаимодействия культур. Новосибирск, 2000. С. 107–121.

Табак и его потребление давно стали всеобщим явлением в мировой культуре. Распространение табака, возникновение и закрепление определенных традиций его потребления у различных народов Евразии является интереснейшим культурным феноменом. Впервые попав в Европу в конце XV в., табак менее чем за полтора столетия проник в самые отдаленные уголки материка. В XVII в. табак активно потреблялся уже практически повсеместно, невзирая на культурные различия народов и религиозно-политические гонения.

Распространение табака в отдельных странах и регионах шло очень по-разному. В странах Европы, в том числе и в России, против табака активно выступала христианская церковь, и потребление его запрещалось поначалу практически всеми правительствами. В странах Европы, например, курильщики преследовались и жестоко наказывались. Не обошлось и без печальных курьезов; так в 1692 г. в Италии пять монахов, уличенных в курении у церковных дверей во время богослужения, были заживо замурованы в стену. В Китае и других азиатских странах курение табака, наоборот, быстро вошло в привычку и стало привилегией сначала правящей верхушки, а затем распространилось и укрепилось среди населения. Курение считалось полезным и почетным занятием, а по длине курительной трубки даже определялось благосостояние человека[1].

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Историки, этнографы и просто наблюдательные путешественники прошлого неоднократно отмечали пристрастие коренных народов Сибири к табаку в разных видах. Достаточно посмотреть на фотографии сибиряков XIX — начала XX вв.: на них обязательно присутствуют любители табака, причем всех полов и возрастов — от древних старух до грудных младенцев. Они либо курят, либо имеют при себе курительные принадлежности. И это не только бытовая привычка. Еще этнографы прошлого века обратили внимание на необычные аксессуары, любопытные обряды и ритуалы, связанные с потреблением табака в Сибири.

Вопросы, связанные с табаком и его распространением в Сибири, до последнего времени не становились предметом специального рассмотрения. Отдельные сведения о потреблении табака встречаются в работах многих этнографов, но это в основном локальные факты, без какой бы то ни было попытки их систематизации и анализа. В советское время изучение истории табака, как и других галлюциногенов и наркотиков, считалось предосудительным и запретным. В 70-х гг. В. В. Антроповой была написана статья посвященная типологии курительных трубок народов Сибири, но она так и не была издана[2]. Только в 1995 г. в печати появились первые специальные работы о потреблении табака в Сибири. На основе коллекций МАЭ. Ю. А. Купиной был проведен сравнительно- этнографический анализ традиций потребления табака и курительных принадлежностей народов Северо-восточной Азии и Аляски. В статье привлечен значительный фактический материал и прослежены пути движения табака через Сибирь на Аляску[3]. А. В. Харинский на основе археологических данных и письменных источников исследовал появление табака и курительных трубок в Прибайкалье[4]. Обе работы опираются на материалы из Восточной Сибири. Специальных работ о табаке в других сибирских регионах нет.

В тоже время существует значительный корпус самых разнообразных источников (археологические материалы, письменные сведения путешественников-очевидцев, этнографические данные), позволяющих всесторонне изучить феномен проникновения табака в среду сибирских аборигенов. Комплексный анализ этих данных, направленный на выяснение условий, путей и механизмов появления табака в Западной Сибири и формирования культурных традиции его потребления в XVII-XVIII вв, является целью данной работы.

Все исследователи сходятся во мнении, что табак впервые появился в Сибири в XVII в., однако, попытки конкретизировать эту дату пока дают результаты только применительно к отдельным территориям. Еще сложнее дело обстоит с вопросами откуда и кем впервые был привезен табак. Первоначально считалось, что в Сибирь табак попал из России и первыми его распространителями были русские казаки и торговцы[5]. Однако большинство современных исследователей указывают другое место — Китай[6]. Их аргументы кажутся много убедительней : дело в том, что в XVII в. в России продажа табака и курение были запрещены, а инородцы уже тогда имели весьма распространенную привычку к табаку. Поскольку ближайший культурный сосед — Китай, это зелье могли завести именно оттуда. Подтверждают это положение и лингвистические данные. Большинство названий курительных принадлежностей у народов Восточной и Южной Сибири имеет корни китайского происхождения[7].

Оспаривать эти выводы нет необходимости. Китай, действительно, был районом, откуда табак распространился по всей Азии. Но он являлся лишь исходным пунктом. Вопрос же о конкретных путях проникновения табака в Западную Сибирь остается открытым, равно как и вопрос о его распространении в среде разноэтнических групп коренного населения.

Официальная торговля России с Китаем началась только с 1652 г. Велась она очень нерегулярно, в основном через Дальний Восток. Строго говоря, пограничная торговля местного населения с Манчжурией и Китаем там никогда не прерывалась. К даурам табак проник непосредственно из Китая, видимо, еще в начале XVII в.[8] Здесь его начали выращивать и торговали с соседними народами как привозным китайским, так и собственным табаком. Однако торговля эта видимо не сразу приобрела значительные масштабы, и первоначально охватывала только территории, непосредственно граничащие с Приамурьем, рассмотрение которых не входит в цели нашей работы.

Западная Сибирь, расположенная за сотни километров, вряд ли могла находиться в сфере торгового влияния Приамурских народов. Однако, как утверждает селькупская устная традиция, народы Западной Сибири также узнали табак значительно раньше русских, и селькупы издавна выращивали свой табак «чопе».

«Мы же раньше стали курить, чем русские. Селькуп разумный был»,- утверждали они[9].

Впервые русские свидетели, оставившие записи о потреблении табака сибирскими аборигенами, фиксируют привычку к табакокурению именно в Западной Сибири — у приобских остяков. Отметили ее первыми русские послы в Китай И.Идес и А.Бранд, проезжавшие по Сибири в 1692 г. Оба очевидца уверяют, что привычка к табакокурению среди остяков очень распространена. Члены посольства и раньше знали о пристрастии сибирских инородцев к табаку, поскольку везли с собой табак из России для угощения местных князьков[10]. Однако способ потребления табака был для иностранцев столь необычен, что они подробно описали его, и сведения их слишком схожи, чтобы быть выдумкой.

И.Идес:

«Для курения табака (к чему все они, как мужчины, так и женщины, очень склонны) пользуются вместо трубок каменным сосудом, куда они втыкают специально сделанный для этого чубук. Набрав немного воды в рот, они могут в два или три вдоха выкурить целую трубку. Дым они вдыхают в себя и потом падают на землю и лежат по полчаса без сознания, как мертвые, с закатившимися глазами и дрожью в руках и ногах. На губах у них появляется пена, кажется, что у них припадок падучей, и совсем не заметно, куда девается дым»[11]

А.Бранд:

«…остяки большие любители китайского «шара», или табаку, который они курят на особенный лад, а именно, когда они хотят покурить, они набирают полный рот воды, после чего заглатывают сразу табачный дым и воду. Утром, когда они выкуривают первую трубку, то от проглоченного ими табачного дыма у них захватывает дыхание, так что они падают и в течении некоторого времени лежат без сознания, как будто у них припадок падучей, после же они приходят в себя. По их обычаю курят они не стоя, а сидя. Кода у них случается нехватка табаку, они курят деревянную стружку от своих трубок, которая готовится простым и очень удивительным способом»[12].

Описанная манера курения весьма специфична и сразу обращает на себя внимание. Здесь речь идет о традиции курения, названной позже в Китае «Сы-Ен-Дай», а в Европе —  water smocking (водяное курение). Традиция эта появилась в Средней Азии и на Ближнем Востоке, именно там начали пропускать дым от курения конопли (гашиша), а затем и табака через воду, со временем для этого была сконструирована специальная трубка — кальян. Китайцы и европейцы переняли эту манеру курения, но не ранее, чем в начале XVIII в. В Сибири же послы столкнулись с ранней, зачаточной формой водяного курения, когда резервуаром для воды служил не специальный отдел, как в кальяне, а рот курильщика. Подобным образом в то время в Китае табак не употребляли, следовательно, в Сибирь водяное курение пришло другим путем, скорее всего из Средней Азии.

Но А.Бранд называет остяков большими любителями «Китайского шара». Интересно в связи с этим отметить, что само название «китайский шар» указывает место происхождения этого продукта. Чтобы проследить путь, по которому китайский табак впервые попал в Западную Сибирь, стоит, видимо, рассмотреть традиционную торговлю сибиряков и торговые пути в Западную Сибирь.

Еще с XIV в. крупнейшие торговые пути в Западную Сибирь были монополизированы бухарцами. Через их посредство шла практически вся западносибирская торговля[13]. На протяжении всего XVII в. бухарцы сохранили ведущие позиции в сибирской торговле со странами Востока, и все торговые операции проходили через их территории[14]. Бухарские караваны ежегодно привозили товары в Тюмень, Тобольск, Тару и Томск. Практически вся транзитная торговля с Китаем осуществлялась бухарцами. В XVII в. они контролировали всю торговую деятельность в Западной Сибири, а во второй половине XVII в. успешно конкурировали с русскими даже в Восточной Сибири, направляя крупные караваны в Иркутск и Красноярск. Среди прочих товаров были и китайские, причем доля их была весьма значительной[15].

Католический священник Ю.Крижанич, находящийся с 1661 по 1676 гг. в Тобольске в ссылке, рассказывая о посреднических операциях бухарских купцов, сообщает, что они привозили в Тобольск «китайский табак столь мелкой резки, что по тонкости может поспорить с человеческим волосом. Вследствие такой тонины волокон многие сперва не верили, что это действительно табак; но русские купцы постоянно утверждали, что они собственными глазами видели, как китайцы резали табачные листья таким образом»[16].

Это первое письменное упоминание о табаке в Сибири. Отсюда можно заключить, что именно бухарцы впервые привезли табак в Западную Сибирь.

Сам табак они закупали, вероятно, в Манчжурии или Китае, где его выращивали. Бухарцы потребляли табак сами, адаптировав манеру его потребления согласно своим вкусам, и вывозили среди прочих товаров в Сибирь, распространяя его в среде своих постоянных торговых партнеров — народов, населяющих берега рек Оби и Иртыша. Бухарцы уже в первой половине XVII в. практиковали водяное курение и привнесли эту манеру в Сибирь. Познакомившись с табаком от бухарцев, коренное население Запанной Сибири переняло соответственно и манеру его потребления, а также технику изготовления специфических курительных принадлежностей.

Русский посол в Китае И.Идес описывает их как: « каменный сосуд, куда втыкают специально сделанный чубук». Как в действительности выглядели эти первые курительные трубки, можно судить по их фрагментам, найденным в археологических памятниках селькупов XVII в. В Томском Приобье в могильнике возле «Остяцкой горы», исследованном А. П. Дульзоном еще в 1950-х гг., в мужских погребениях обнаружено шесть головок курительных трубок[17]. Они найдены в разных точках могил: у правой или левой кисти, у голени или ступни. Головки трубок глиняные или сланцевые, в форме цилиндра или прямоугольника с двумя конусообразными перпендикулярными соединяющимися под прямым углом отверстиями: небольшим на 2–3 затяжки отверстием для табака и очень коротким отверстием для мундштука (рис.1; 1–4). В описаниях участников посольства речь идет, видимо, о таких предметах. Каменные прямоугольные головки трубок были необычны для европейцев, которые привыкли к изящным глиняным трубкам голландского производства, широко распространенным Европе[18]. Естественно, что И.Идес мог воспринять каменные головки курительных трубок как «каменный сосуд». Можно считать, что исходной формой для таких трубок послужил среднеазиатский (бухарский) кальян. Это подтверждается и данными лингвистики. Современное название курительных трубок селькупов звучит как «канцан», что, скорее всего, является производным от арабо-иранского «кальян». Селькупские курильщики видоизменили его, несколько упростив и приспособив к своим условиям и техническим возможностям: заменив резервуар, через который должен проходить дым, собственными ртами. Зато после такой модернизации трубку было изготовить гораздо проще.

А. Бранд, описывая курение у остяков, говорит еще и о деревянных трубках, либо их частях. Не исключено, что деревянные трубки в XVII в. сосуществовали с каменными и, по всей вероятности, были наиболее ранними, т.к. дерево, в качестве поделочного материала для народов Западной Сибири гораздо привычней. Правда у деревянной трубки имелся существенный недостаток — головка ее быстро прогорала, и ее приходилось часто менять. Видимо, поэтому головки трубок начали изготавливать из камня и глины, при этом первоначально имитировали деревянные — в форме цилиндра (спил сучка) (рис.1; 2). Более поздние головки трубок приобретают другие геометрические формы. Деревянные трубки тоже, возможно, использовались, но в археологических памятниках они не сохранились. Обращает на себя внимание тот факт, что в селькупских погребениях женщин XVII в. курительные принадлежности не встречаются, а И.Идес и А.Бранд отмечают, что они тоже употребляли табак. Скорее всего именно в их среде сохранились без изменений наиболее ранние формы трубок — деревянные. У женщин как у более консервативной части социума часто встречаются архаичные и простые формы бытовых предметов, уже видоизменившихся или вообще вышедших из употребления у мужчин. Для примера, можно сослаться на различные формы трубок, бытовавшие в Туве: у мужчин — китайские бронзовые, а у женщин той же формы, но самодельные деревянные[19].

Остается открытым вопрос, когда именно табак попал к селькупам и соседним народам? В русских письменных источниках по Сибири слово табак начинает часто встречаться только с 80-х гг. XVII в.[20] Здесь есть некое противоречие. Селькупы в это время уже имели устойчивую привычку к табакокурению и выращивали табак. Следовательно, он был завезен несколько раньше, поскольку для появления распространенной бытовой привычки необходимо довольно длительное время. Но, О. Н. Вилков, тщательно исследовавший таможенные книги городов Западной Сибири в период с 1639 по 1671 гг., в перечне товаров, прошедших через таможни сибирских городов, табак не указывает[21]. Там его и не могло быть. Это связано, видимо, с многочисленными изменениями отношения к табаку и торговле им у российской администрации. Ведь на протяжении всего XVII в. Сибирь являлась составной частью России, и все процессы, протекающие здесь, так или иначе были связаны с общероссийскими. Проникновение табака и его распространение также не было исключением. А посему, здесь стоит, видимо, сделать краткий экскурс в историю табака в России.

В Россию табак впервые попал еще во времена Ивана Грозного. Его завезли в Москву голландские и английские купцы. Практически сразу церковь и правительство начало гонения на табак и его потребителей. Иван Грозный установил жестокие наказания для курильщиков, но эти меры не подействовали. В начале XVII в., по сообщениям иностранцев, в Московии курение табака было уже достаточно распространено. Это подтверждается и археологическими исследованиями в Москве. Здесь в слоях первой половины XVII в. были найдены головки голландских курительных трубок[22].

XVI — XVII вв. были в России временем, когда с табаком только-только начали знакомиться. Он был очень дорогой и модной в определенных кругах забавой. В это время на Руси курили скорее всего вельможи, купцы и люди каким-то образом связанные с иностранцами. Табак ввозили в этот период двумя путями: через Европу и через Среднюю Азию. О последнем пути практически никто не упоминает, однако, бухарская караванная торговля в Москве процветала. Бухарцы ежегодно привозили в Москву восточные товары, многие из них подолгу жили в русской столице. Они привозили сюда табак, также как и в Сибирь, для собственного потребления и на продажу. Часть русских могла познакомиться с табакокурением именно через них, поскольку в Москве тоже распространилась бухарская манера курения через воду. Могли завозить табак в Россию из восточных стран также и русские купцы. Автор XVII в. Ю.Крижанич писал, что купцы в Сибири, ездившие в Китай, были хорошо осведомлены о его свойствах[23]. Ф. И. Байков, возглавлявший русское посольство в Китай в 1654–57 гг., даже интересовался ценами на табак в Китае[24].

Однако правительство не одобряло эту вредную иностранную привычку. Царь Михаил Федорович в начале своего царствования также запретил курение табака и даже ввоз его, но через некоторое время, вычислив выгоду табачной торговли, разрешил продавать табак от казны. В 1644 г. Алексей Михайлович вновь запретил табак, теперь уже надолго. Курильщиков наказывали битьем батогами, вырыванием ноздрей и ссылкой, причем это касалось и женщин.

Гонения на табак довольно значительно влияли на колебания числа курильщиков. После последнего запрета 1644 г. количество их резко уменьшилось. Об этом свидетельствуют археологические данные. При раскопках в Москве в слоях второй половины XVII в. курительные принадлежности вообще не встречаются. Однако, Но несмотря на периодические преследования любителей заморского зелья, привычка к нему все же не исчезла окончательно. На иностранцев, живущих в России, табачные запреты не распространялись, нельзя было только торговать табаком.

Таким образом, практически на протяжении всего XVII в. за исключением нескольких лет торговля табаком в российских (соответственно и в сибирских) городах была запрещена, и в таможенные книги табак просто не могли записать. Но это отнюдь не значит, что в Сибири им не торговали. Ведь, Ю.Крижанич указывает, что именно в период запрета (между 1661–76 гг.) бухарцы привозили табак в Тобольск. Судя по всему, привозили его и раньше. Скорее всего, первое знакомство западносибирских народов с табаком произошло в первой половине XVII в., когда наиболее известный путь из Китая в Сибирь через казахские степи активно использовался бухарцами для торговли на Ямыш-озере. Сезонная торговля бухарцев с народами Сибири в этом районе русскими практически не контролировалась. Можно полагать, что именно в первой половине XVII в. в Сибири началась нелегальная торговля табаком.

В Сибири русские тоже хорошо знали и употребляли табак на протяжении всего XVII века. У сибирской администрации тогда не было сил и средств для борьбы с курильщиками, а нелегальная торговля табаком была ей даже полезна. Бухарцы привозили табак с торговыми караванами более-менее регулярно, не заявляя на таможне. Поскольку табак — товар очень дорогой, привозили его небольшими партиями; скрыть его было нетрудно. Запреты, существовавшие в центре России, практически не действовали в Сибири из-за слабости административного аппарата и высокой коррумпированности местных чиновников.

Русские казаки и таможенные чиновники вряд ли препятствовали ввозу нелегальных товаров, в том числе и табака. От бухарских купцов они получали значительные взятки. К тому же сами русские, зная, каким спросом пользовался табак у инородцев, охотно включались в торговлю им. Бухарцы привозили свои товары на Ямышевскую ярмарку и в крупные сибирские города. Здесь они распродавали товар крупным и мелким оптом русским и, реже, инородческим скупщикам. Далее вглубь Сибири табак распространяли в основном русские, получая от этого немалую выгоду. Цены на табак в Сибири на протяжении XVII-XVIII вв. были очень высоки. Он играл исключительно важную роль в меновой торговле с коренным населением.

Лоренц Ланге писал в 1727 г., что у барабинских татар «за малость табаку, который они очень любят, можно получить все необходимое; денег они напротив, не ценят»[25].

Правительство России прежде всего заботилось о том, чтобы русские сибиряки не торговали с инородцами «заповедным» товаром (в том числе табаком) и не меняли его на пушнину. В наказных памятях воеводам, выдававшихся в Сибирских приказах, особенно оговаривалось, чтобы «русских товаров и табаку не возить и с иноземцы не торговати же, и мягкой рухляди никакой у них не покупать»[26]. Такими наказами воеводы снабжали всех сборщиков ясака и казаков, выезжавших на инородческие стойбища. Запреты эти исходили из фискальных интересов правительства, так как оно хорошо знало, что казаки с помощью вина и табака выменивают у инородцев лучшую пушнину, что, приводит к недобору ясака. Но несмотря на грозные предупреждения, торговля табаком продолжалась, поскольку приносила громадные прибыли. Казаки и сами сборщики ясака постоянно нарушали все заповеди, контрабандная торговля заповедными товарами безнаказанно процветала. Сибирские управители смотрели на табачную торговлю сквозь пальцы и даже сами нередко участвовали в ней[27]. Русские покупали табак у приезжающих из Китая купцов — бухарцев и русских — в сибирских городах.

Торговля табаком с инородцами во второй половине XVII века приобрела такие масштабы, что правительству ничего не оставалось, как разрешить ее официально. Уже в 90-х годах через Нерчинскую таможню табак стал проходить как официально зарегистрированный товар. Причем с 1690 по 1697 год только через таможню в Сибирь было ввезено 100 пудов табака (для примера — чая было ввезено 50 пудов)[28]. И это только официально зарегистрированные торговые караваны, а существовала еще очень развитая сеть контрабандных торговцев, вывозивших китайские товары беспошлинно, с позволения, а то и при участии местной администрации.

Таким образом в процессе распространения табака русские в Западной Сибири выступили изначально не как носители определенной традиции, а лишь как посредники. Сами они еще не имели длительного опыта потребления этого зелья, и соответственно, в ходе посреднической торговли только приспосабливались к нему, перенимая опыт у бухарцев и коренных сибиряков. На протяжении всего XVII и значительной части XVIII вв. русское влияние на культуру потребления табака в Западной Сибири практически не ощущалось. Зато первоначальный культурный импульс бухарцев задержался здесь надолго.

Так, Григорий Новицкий, посетивший остяков в составе миссий митрополита тобольского и сибирского Филофея Лещинского в 1712–1715 гг., описывает потребление табака практически также как и участники посольства, состоявшегося 20 годами ранее:

«Паче же всего употребляют табаку китайского, его же нарыцают шар. Сего над вся дражайшый и нужнейшый, здравию же своему мнять быти полезнейший. Употребляют же его необычно: мало воды в уста вземше, через воду дым в себе глотаеть, ни мало от уст испущая, и тако оным поражаеться, яко весь трепеща трасеться, бледнееть; иногда падаеть аки неистовством и черною поражен немощию, доненелиже прийде в себе. Обаче же за искуснейшее и полезнейшее себе содержить врачевание. Употребляют же сего все обще мужи и жены, и чадом своим младым сего же уделяють врачевания, издетска понравляют сему, зане сие употребление табаки естьим сею помощию что мокроту природную, умножающуюся от повседневнаго ястия рыб и жиру рыбьяго, истягаеть тот табак и высушает мокроту сию»[29].

Только в описании потребления табака более позднего времени — второй половины XVIII в. И. Г. Георги приводит данные, свидетельствующие о проникновении русского влияния:

«Трубки делают они себе из глины, обыкновенно четырехугольныя, а чубуки составлены из связанных вместе коротеньких деревянных желобков. Когда курят, то крепко тянут, и, дабы скорее сделаться пьяными, действуют щеками, как будто раздувальным мехом. Некоторые куря табак, держат во рту воду…»[30].

Из приведенной цитаты следует, что курительные приспособления по форме не изменились, но в это время наступает постепенный переход с водяного курения на сухое.

Это вполне естественный процесс. Ведь появление табака в Сибири происходило в контексте особых исторических условий, и проникновение его в сибирские аборигенные культуры напрямую связано с рядом политических и экономических факторов. Важнейшими из них в данном случае были: постоянное присутствие в Сибири русского населения с его мощным постоянно возрастающим экономическим влиянием и политико-административным вмешательством; складывание общесибирского пушного рынка со сложным механизмом обращения товаров; изменение на протяжении XVII-XVIII вв. торговых путей, состава участников торгового обмена (речь идет прежде всего об устранении к середине XVIII в. бухарской торговли). Роль этих факторов на отдельных территориях на протяжении времени изменялась, но они оставались определяющими, поскольку табак появился в Сибири прежде всего как товар и интересовал поставщиков (русских), прежде всего своими товарными качествами. Табак был дорог, и, следовательно, продажа его приносила большие прибыли; он легок и удобен в перевозке; как сыпучий продукт его легко делить и продавать малыми порциями, что обеспечивает самый широкий рынок сбыта; для потребления табака необходимы специальные приспособления, что влечет за собой необходимость появления на рынке дополнительных товаров. Таким образом, табак — товар почти идеальный, и торговали им очень охотно.

В свою очередь в системе ценностей коренного населения Сибири он занял совершенно определенное место, весьма отличное от того, чем он был для русских. Все авторы, наблюдавшие табакокурение в Западной Сибири, отмечают, что табак был для аборигенов «любимым лакомством» и «удовольствием». Именно в таком качестве он попал в Сибирь. Эффект, вызванный потреблением табака обычно называют опьянением. Действительно, табак является средством наркотическим. Листья табака содержат до 9% алкалоида никотина и различные эфирные масла. Потребление его вызывает возбуждение, стимулирует центральную нервную систему, а в чрезмерных количествах может привести к бреду и галлюцинациям. У народов Американского континента табак наряду с листьями колы был самым распространенным наркотиком[31]. В этом качестве в Сибири табак имел множество предшественников. Все без исключения коренные народы Сибири и прежде потребляли различные возбуждающие и психотропные средства. Еще задолго до н.э. в Сибири были известны опьяняющие свойство конопли, богульника, борщевика и др. растений. У народов таежной зоны наиболее распространенным наркотическим растением был мухомор. Табак стал наряду с мухомором одним из опьяняющих средств, кое-где даже вытеснив последний. В описаниях нравов сибирских народов XVIII-XIX вв. табак, водка и другие галлюциногенные средства описываются всегда рядом и имеют общее предназначение.

Интересно отметить, что мухоморы, борщевики и другие местные наркотики применялись также в качестве стимулирующих и лечебных препаратов. Ими пользовались для приведения себя в возбужденное состояние. Такими же свойствами остяки наделяли и табак. Они считали его полезным даже для младенцев, курение табака не имело поэтому возрастных ограничений.

При потреблении табака, особенно в период первых опытов с ним, лечебные свойства табака обязательно учитывались. Это, видимо, являлось универсальным подходом к табаку. В Португалию и в Испанию табак также попал в качестве лекарства, его использовали для лечения нарывов, язв и ран. В Китае в 1661 г. даже была выпущена книга врача Чоу Кан Хина о лечебных свойствах табака[32]. Во всей Европе табак первоначально также был лекарственным средством, им пытались лечить от самых разных заболеваний.

Исходя из лечебных и психотропных качеств табака аборигены Западной Сибири предпочитали употреблять табак не в чистом виде, а в смеси. Конечно, на это повлияла и постоянная нехватка табака, и его дороговизна, но существенную роль играл при этом и опыт народной медицины. Новое средство старались улучшить и приобщить к старым известным рецептам, ввести его таким образом в свой привычный мир. Селькупы добавляли пережженный березовый нарост — чагу. Ханты и барабинцы — березовую кору или стружку. Эти факты маркируют наиболее распространенный метод введения нового элемента в традиционную культуру — совмещение его со старым, давно испытанным средством.

Потребление табака влекло за собой наркотическую зависимость. Это обеспечивало широкий рынок сбыта и одновременно становилось базой для восприятия традиционными культурами. Поскольку табак был дорогим удовольствием, значит его можно не только продавать. Еще важнее в Сибири было то, что его можно было подарить. Таким образом можно было выразить внимание, дружбу, уважение и т.д. Этот принцип работал не только при общении в социуме. Поскольку система ценностей человека переносилась в мир ирреальный, и мир духов строился по подобию мира человека, табак можно было использовать как подарок и знак уважения для различных духов и божеств, заменяя и вытесняя продукты и предметы, употреблявшиеся в качестве даров ранее. Это был первый и самый важный путь интеграции табака в знаковую систему аборигенов для восприятия его духовной культурой. На основе этого принципа идет в дальнейшем становление и развитие целого комплекса ритуалов. П. С. Паллас сообщает, что остяки оставляли своим идолам подношения в виде нюхательного табака и пакли для затыкания носа. Видимо, с этой же целью, в «кладе» на остяцком кладбище, исследованном С. И. Руденко возле Обдорска, вместе с фигурками духов и другими предметами была оставлена очень дорогая медная табакерка с содержимым[33].

Очень близкую основу имело введение табака в погребальную обрядность: необходимый при жизни, табак должен был сопровождать человека и в загробный мир. На этой основе идет процесс формирования различных церемоний. В погребальных памятниках Западной Сибири в XVII-XVIII вв. появляются курительные трубки, табакерки и другие приспособления.

Все это происходит в Сибири на фоне того, что в России коренным образом изменяется отношение к табаку. В конце XVII в. молодой царь Петр I вводит моду на курение. Более того, в 1697 г. он продает англичанам концессию на табачную торговлю в России. С этого момента табак уже не подвергается преследованиям, в силу чего и табачная торговля русских в Сибири приобретает новый размах.

С XVIII в., по мере укрепления влияния русских в крае и с расширением русской табачной торговли в Западной Сибири, коренные обитатели постепенно оказываются в зависимости исключительно от русских торговцев, соответственно, и влияние русских, их моды и привычки начинают доминировать культуре потребления табака. Бухарская манера курения на протяжении XVIII в. постепенно трансформируется. В первую очередь это происходит из-за появления большего количества табака и изменения его качества. В XVII в. в Сибирь привозили в основном «китайский шар». Это был чрезвычайно дорогой и качественный товар. Во время перебоев с его поступлением сибиряки вынуждены были довольствоваться очень крепким черкесским табаком, который выращивали на юге России. В качественном отношении черкесский табак уступал китайским сортам, т.к., сибиряки «скорее от него пьянели»[34]. На протяжении XVIII в. в Западную Сибирь ввозится все меньше «китайского шара», но неизменно растут поставки черкесского табака, который обладал совершенно другими качествами. Из-за этого постепенно изменяются курительные принадлежности : увеличивается объем чашечек курительных трубок. В них теперь помещалось гораздо больше табака, соответственно курили его не единичными резкими затяжками, как раньше, а втягивали дым спокойно, постепенно. В связи с этим исчезает необходимость фильтровать дым через воду. К концу XVIII в. бухарская манера курения, а также сопутствующие ей действия и приспособления исчезают, на смену им приходят новые способы потребления табака, принесенные русскими, и новые формы курительных принадлежностей (рис. 1; 5–8).

Русские сибиряки также подвергались влиянию местного населения. Оказавшись в XVII веке в среде страстных курильщиков, русские втянулись в торговлю табаком и стали больше сами потреблять его. Они познакомились с некоторыми аборигенными особенностями табакокурения и заимствовали их.

Поскольку русская табачная торговля в XVII-XVIII вв. была ориентирована на местное население, русские хорошо знали вкусы и привычки аборигенов. Развитие потребления табака у русских в Сибири тесно связано с потреблением его у коренного населения. У него русские зачастую перенимали манеру курения и способы изготовления курительных принадлежностей. Так в материалах раскопок Саянского острога — памятника материальной культуры русских XVIII в., найдены головки курительных трубок, форма которых, в основном, очень похожа на форму головок курительных трубок, найденных в селькупских могильниках[35]. Это небольшие бруски со скругленными углами передней части и двумя перпендикулярно расположенными маленькими воронкообразными отверстиями — в одно отверстие вставлялся чубук, в другое насыпался табак (рис. 2). Большинство головок трубок вырезано из мягкого песчаника, есть одна глиняная головка в форме диска, вырезанная из днища разбитого сосуда. Обнаружено также несколько головок аналогичной формы из кости. Все головки трубок вырезаны очень грубо, неаккуратно. Их формы просты и функциональны. Скорее всего, это были повседневные, бытовые вещи, наскоро изготовленные из подручного материала самими казаками. Изготовление такой головки не требует определенных навыков или специального инструмента. Головку трубки можно изготовить за несколько минут при помощи простого ножа с узким лезвием и точильного камня. С такой поделкой можно было с легкостью расстаться — потерять или выбросить при небольшой поломке. Русские казаки, населявшие острог, такими вещами обычно не дорожили, как, впрочем, и другими предметами собственного производства. Изготавливать трубки подобной конструкции казаки скорее всего научились у сибирских инородцев. Форма их заимствована у народов Западной Сибири. Русские казаки хорошо ориентировались в среде инородцев, перенимали из их материальной культуры самые функциональные и удобные вещи, синтезировали их формы и, свободно изменяя их, применяли к своим условиям. Так случилось и с курительными принадлежностями.

Русские потребители табака, особенно жители отдаленных мест, не всегда имели табак и средства для его приобретения. Но привязанность к табаку, также как и у инородцев, была очень сильна, и русские не брезговали никакими средствами, чтобы получить его. П. С. Паллас отмечал, что русские воруют нюхательный табак и паклю для затыкания носа, которые ханты оставляют перед идолами в качестве подношений. В документах встречаются даже материалы о драках между русскими и инородцами из-за табака[36].

В XVIII в. русское население Сибири было подвержено влиянию моды, как местной, так и общероссийской. Постепенно в Сибири появляется все больше предметов, моду на которые диктовала центральная Россия. Это касалось и курительных принадлежностей. С распространением табакокурения в России появились курительные трубки русской формы (с Г-образной головкой) — производный вариант голландских трубок. Сибиряки тоже начали изготавливать такие трубки. В материалах того же Саянского острога наряду с фигурными головками трубок найдены переходные формы от них к Г-образным и даже одна Г-образная. Это свидетельствует о том, что на протяжении XVIII в. у русских идет процесс к замены форм курительных принадлежностей с аборигенных на центрально-российские.

В XVIII в. в России стало очень модно нюхание и жевание табака. Эти формы потребления широко распространились и среди русских сибиряков. Часть русского населения даже предпочитала нюхать табак. Особенно это касается сибирского духовенства. Практически сразу втянулись в новую форму потребления табака и коренные народы.

Интересный момент, связанный с новой формой потребления, зафиксирован в фольклоре селькупов.

«Ича пошел на охоту на лыжах и закурил. Бог говорит ему: „Зачем мне дымишь? Мне дымно плохо“. Ича не стал курить, теперь в рот запихивает и ест.»[37].

Речь идет о негативном восприятии дыма божеством во время охоты. Это связано с особым отношением к огню и дыму, веками складывавшимся в мировоззрении народов Западной Сибири. Запах дыма мешал на охоте, в западно-сибирской тайге дым не сразу поднимается вверх, а из-забольшой влажности воздух часто стелется над землей, издалека предупреждая животных о приближении опасности. Но главной причиной боязни дыма, видимо, было то, что даже маленькая струйка его могла выдать человека врагу. Несмотря на присутствие русских в крае народы Западной Сибири недоверчиво относились друг к другу. Причиной тому были постоянные военные столкновения в недавнем прошлом, когда каждый человек был настороже, старался спрятать себя и свое жилище, не делать лишнего шума, не оставлять следов[38]. Эта веками проверенная привычка, несомненно, влияла на отношение к табачному дыму. Сам табак был воспринят народами Западной Сибири очень охотно, а неудобства, связанные с дымом, они пытались устранить народными методами. И.Идес, наблюдавший курение у остяков, отмечал: «совсем незаметно, куда девается дым»[39]. Видимо, речь идет о курении смеси табака с пережженной чагой, которая практически не дает дыма. Другой способ избавиться от дыма указан в самом рассказе об Иче — табак можно не курить, а жевать. Это единственное упоминание о жевании табака, относящееся к исследуемому периоду. Сам рассказ, скорее всего, относится ко второй половине XVIII века, поскольку он явно испытал влияние христианизации. На это указывает прежде всего слово «бог», а также влияние православных священников, которые курение не одобряли, а нюхали и жевали табак охотно. Новые способы потребления табака очень подходили местным аборигенам, они более соответствовали их вкусовым привычкам и бытовым правилам, к тому же на них давили авторитет и власть русских священников. Поэтому нюханье и жевание табака в некоторых местах даже вытеснило курение. Как показано выше, даже эти методы были освящены легендой. Необходимо отметить, что в различных религиозных обрядах народов Западной Сибири в XVII-XVIII вв. курительный табак и трубки не употреблялись; напротив, для общения с миром духов использовался нюхательный табак, «не запрещенный богом».

Таким образом, на протяжении XVII-XVIII в. происходит знакомство сибиряков с табаком. В проникновении его в Сибирь приняли участие разные группы населения, испытав в свою очередь несколько культурных импульсов, сложное переплетение которых. в сочетании со вкусами и привычками каждого народа, составило в конечном итоге условия для складывания разнообразных традиций потребления табака. С течением времени потребление его органично вошло в традиционную культуру всех сибирских народов, закрепилось в народной медицине, в ритуально-обрядовой практике, нашло отражение в предметах материальной культуры, в фольклоре и языке, т.е. стало устойчивой традицией. Причем традицией, характеризующейся не только передачей бытовой вкусовой привычки из поколения в поколение, но и что гораздо важнее, освященной определенными ритуалами, включенной в сложнейшую систему взаимоотношений внутри социума и входящей в уравновешенный мифопоэтический космос аборигенных культур.

Табак наряду с многими другими вещами и явлениями, сыграл очень важную роль в обмене культурными ценностями между аборигенами и пришельцами, обогащая их традиционный опыт и открывая пути для появления новых точек соприкосновения на бытовом уровне коренных народов Сибири, их соседей, торговых партнеров и русских.

Естественно, что здесь изложены только самые общие причины и механизмы возникновения в Западной Сибири самобытных традиций, связанных с потреблением табака. В каждом отдельном случае вступали в действие различные случайные, личностные и специфические этнокультурные факторы, Так очень важную роль играли определенные бытовые правила поведения, вкусовые привычки, моральные и религиозные нормативы, свойственные каждому этносу. Во многом благодаря этому у каждого народа в Западной Сибири к концу XVIII в. появились свои специфические и неповторимые традиции потребления табака.

ИЛЛЮСТРАЦИИ К СТАТЬЕ

Рис. 1. Курительные трубки народов Сибири «русского типа» из фондов НОКМ

Рис. 1. Курительные трубки народов Сибири «русского типа» из фондов НОКМ

Рис.2. Головки курительных трубок из раскопок Саянского острога

Рис. 2. Головки курительных трубок из раскопок Саянского острога

Рис. 3. Головки курительных трубок из могильников, раскопанных А. П. Дульзоном

Рис. 3. Головки курительных трубок из могильников, раскопанных А. П. Дульзоном

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  • МАЭ — Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера)
  • ТКАЭЭ — Тувинская комплексная археолого-этнографическая экспедиция
  • ТФ ГАТО — Тобольский филиал Государственного архива Томской области
  • УЗ ТГПИ — Ученые записки Томского государственного педагогического института

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Nacano T. Smoking paraphernalia of the East Asia.// Tenri Gallery Exhibition ? 70. Tokio. 1984. Р.10.
  2. Антропова В. В. Курительные трубки народов Сибири (рукопись) // Арх. МАЭ, ф.34, оп.1, № 1
  3. Купина Ю. А. Потребление табака у народов Северо-Восточной Сибири и Аляски: этнокультурный аспект традиции // Системные исследования взаимосвязи древних культур Сибири и Северной Америки. Духовная культура. Спб., 1995. Вып. 2. С. 85–115
  4. Харинский А. В. О появлении курительных трубок и табака в Прибайкалье.// Байкальская Сибирь в древности. Иркутск, 1995. С. 207–217.
  5. Histoire du tabac et de ses usage. Musee — galerie de la Seita. Catalogue. Paris, 1992. ?.15.
  6. Харинский. Ук. соч. С.214.
  7. Купина. Ук. соч. С.89.
  8. Шренк Л. Об инородцах амурского края. Спб., 1899. Т. 2. С. 56–57.
  9. Пелих Г. И. Селькупы XVII в. ( очерки социально-экономической истории). Новосибирск, 1981. С. 76–77.
  10. Идес И., Бранд А. Записки о русском посольстве в Китае (1692–1695). М., 1967. С. 102.
  11. Идес, Бранд. Ук. соч. С. 103.
  12. Идес, Бранд. Ук.соч. С.116–117.
  13. Бахрушин С. В. Народы Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока в XIV-XV вв.// Очерки истории СССР. Период феодализма. IX-XV вв. М., 1953. Ч.-2. С. 463–464.
  14. Вилков О. Н. Очерки социально-экономического развития Сибири конца XVI- начала XVIII вв. Новосибирск, 1990. С. 173–183.
  15. Александров В. А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в). Хабаровск, 1984. С. 112–115; Вилков. Ук. соч. С. 182.
  16. Титов А. Сибирь в XVIII в. Сборник старинных русских статей о Сибири и принадлежащих ей землях. М., 1890. С. 187.
  17. Дульзон А. П. Остяцкий курганный могильник XVII в. у села Молчанова на Оби. // УЗ ТГПИ. Томск, 1956. Т. XVI. С. 446, 448–449, 470.
  18. Розенфельд Р. Л. Московское керамическое производство XII-XVIII вв. // Археология СССР. Свод археологических источников. М., 1968. Вып. У1–39. С. 71.
  19. Дьяконова В. П. Материалы по одежде тувинцев. (По полевым материалам 1957- 1958 гг.)// Труды ТКАЭЭ. М.-Л., 1960. Т.1. С. 252.
  20. Александров. Ук. соч. С. 112–115.
  21. Вилков О. Н. Китайские товары на Тобольском рынке в XVII в.// История СССР, 1958, № 1. С.- 105–124.
  22. Розенфельд. Ук. соч. С. 71–72.
  23. Титов. Ук. соч. С. 185.
  24. Русско-монгольские отношения 1634–1654 гг. Сборник документов. М., 1974. С. 403.
  25. Зиннер Э. П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII в. Иркутск, 1968. С. 208.
  26. Сафронов Г. Ф. Русские промыслы и торги на северо-востоке Азии в XVII — середине XIX вв. М., 1980. С. 70.
  27. Сафронов. Ук. соч. С. 74–76.
  28. Александров. Ук. соч. С. 219.
  29. Новицкий Гр. Краткое описание о народе остяцком. 1715. Новосибирск, 1941. С. 45.
  30. Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей. Спб, 1799. Ч.- 1. С. 72.
  31. Дзенискевич Г. И. Табак и курительные трубки в церемониях североамериканских индейцев // Кунсткамера. Этнографические тетради. Спб., 1994. Вып. 5–6. С. 293.
  32. Nocano. Op. cit. P. 8.
  33. Руденко С. И. Предметы из остяцкого могильника возле Обдорска. // Материалы по этнографии России. Петроград, 1914. Т. 2. С. 56.
  34. Трусевич Х. Посольские и торговые отношения России с Китаем. М., 1882. C. 104.
  35. Шаповалов А. В. Отчет об археологических раскопках Саянского острога в Шушенском районе Красноярского края в полевом сезоне 1995 г. Новосибирск, 1996. С. 46. Подробнее см. Шаповалов А. В. Курительные трубки в материальной культуре русского населения Южной Сибири XVIII в. (по данным раскопок Саянского острога) // Россия и восток: проблемы взаимодействия. Тезисы докладов . V международная конференция. Часть III. Новосибирск, 1999. С. — 62–66.
  36. ТФ ГАТО, ф. 154, оп. 1, 1770, д. 63,л. 3.
  37. Пелих. Ук. соч. С. 77.
  38. Соловьев А. И. Военное дело коренного населения Западной Сибири. Эпоха средневековья. Новосибирск. 1987. С. 129.
  39. Идес, Бранд. Ук. соч. С. 103

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru