Освоение ландшафтов бассейна р. Чадан (Западная Тува) в период русской крестьянской колонизации (конец XIX — начало XX вв.)

 

Печатный аналог: Потахин С.Б. Освоение ландшафтов бассейна р. Чадан (Западная Тува) в период русской крестьянской колонизации (конец XIX — начало XX вв.)  // Вестник Ленинградского государственного университета. Сер.7. 1990. Вып.1. (№7). С.113–118

Одной из наиболее освоенных частей Хемчикской котловины и северного склона хребта Западный Танну-Ола является долина, образуемая реками Чадан, Улуг-Хондергейи Аныяк-Хондергей. Первоначальное заселение бассейна произошло примерно 30–20 тыс. лет назад [1]. Через невысокие перевалы Западного Танну-Ола по долине Чадана в Западную Туву проникли охотники. Начиная с палеолита, рассматриваемая территория была постоянно заселена людьми. Так, например, в период Уйгурского каганата (VIII–IX вв.) на р. Чадан существовало городище Бажын-Алак площадью 18,2 га, которое выполняло не только оборонительные функции, но и одновременно было центром оседлости и развития земледелия [2]. В дореволюционное время наибольшей освоенности долины Чадана и Хондергеев достигли в конце XIX — начале XX вв.

Причины освоенности бассейна р. Чадан — относительно благоприятные природные условия для земледельческой и скотоводческой деятельности, а также удобные пути сообщения с соседними областями. Характеризуя природные условия долины, мы рассмотрим современную пространственную дифференциацию ее ландшафтов.

Ландшафтная структура бассейна р. Чадан

Описание ландшафтов дано на основе полевых исследований автора в 1987–1988 гг. с использованием некоторых ботанических работ [3, 4], почвенно-географических отчетов М. В. Кириллова [5, 6] и других материалов.

Рассматриваемому участку, как и всем горным ландшафтам, присуща закономерность пространственной дифференциации, выраженная в наличии высотной поясности и разнообразии набора урочищ. Высокогорные ландшафты представлены небольшими по площади изолированными плосковершинными поверхностями и слабо- и среднекрутыми склонами делювиального сноса. На них выделены следующие урочища: скалистые обнажения и крупнокаменистые россыпи с редкой растительностью и примитивными почвами, ерникиводяниково-разнотравные на горно-тундровых дерново-оторфованных почвах, лиственничное лишайниково-ерниковое редколесье на горно-таежных дерново-оторфованныхнеоподзоленных и горно-тундровых торфянистых почвах и субальпийские заболоченные луга на горно-луговых перегнойно-глеевых почвах.

Котловинные и низкогорные ландшафты занимают значительную часть бассейна. Березовые и лиственничные леса на горно-лесных темноцветных почвах доминируют на пологих поверхностях подгорных шлейфов. Днище котловины, а также разновысотные холмистые и увалистые поверхности, шлейфы солнцепечных экспозиций, денудационные останцы покрыты степными ассоциациями на каштановых почвах. Луговая и лесная растительность на горных черноземах, горно-луговых каштаново-и черноземовидных, а также горно-лесныхтемноцветных почвах встречается в межхолмовых понижениях и на склонах теневых экспозиций. Чиевые солонцеватые степи образуют узкие вытянутые полосы вдоль заболоченных пойм. Антропогенпые кодификации котловинных ландшафтов представлены вторичными опустыненными (в основном холоднополынными) степями. В окрестностях г. Чадан имеются геокомплексы эоловых песков, выраженные грядовыми и дюнными формами. На них выделяются следующие урочища: слабозадернованные (развеваемые) пески, караганникиразнотравно-злаковые на песках и небольшие на площади участки остепненных разноотравно-злаковых лесов на лесных темноцветных почвах.

Среднегорные ландшафты в основном залеснены. Денудационные склоновые поверхности заняты кедрово-елочными зеленомошными лесами на мерзлотно-таежныхторфянисто-перегнойных почвах, елово-лиственничными и лиственничными зеленомошными лесами на горно-таежных перегнойных почвах, лиственничными и березово-лиственничными разнотравно-злаковыми лесами на горно-лесных темноцветных почвах, разнотравно-злаковыми лесными лугами на горно-луговых дерновых почвах. На солнцепечных склонах среднегорья расположены малые по площади петрофитные варианты мелкодерновинных настоящих степей на каштановых щебнистых почвах, луговых степей нагорно-степных черноземе и каштанововидных щебнистых почвах. В степных ассоциациях часто присутствуют различные виды караганы и спиреи.

На пологонаклонных конусах выноса мелких временных и постоянных водотоков отмечены лиственничные разнотравные леса на горно-лесных перегнойно-торфянистых почвах и разнотравные луга на горных лугово-дерновых почвах.

Транзитные урочища, к которым относятся пойменные, надпойменно-террасовые поверхности и террасированные днища долин мелких водотоков и верховьев рек, в основном подчиняются законам высотной поясности. Но необходимо отметить, что по долинам рек происходит искажение границ горных поясов, так как в них формируются специфичные гидротермическнс условия, способствующие, например, проникновению лесной растительности в глубь степного пояса или образованию долинных гидроморфных урочищ. В исследуемом районе выделены следующие транзитные урочища: тополевые злаковые и разнотравные леса на аллювиальных лугово-черноземных н лугово-дерновых почвах, ивняки разреженнотравостойные на галечниковых отложениях, березовые и ивово-березовые леса на аллювиальных лугово-дерновых почвах, елово-лиственничные заболоченные леса на таежных торфянисто-перегнойных аллювиальных почвах, еловые зеленомошные леса на аллювиальных таежных торфянисто-перегнойных почвах, а также различные степные ассоциации на каштановых почвах надпойменных террас. Для высоких пойм характерна лугово-болотная злаково-осоковая растительность с участием ивы на аллювиальныхлугово-болотных торфяно-перегнойных глеевых почвах. Транзитные урочища наиболее освоены человеком, так как их природные составные части способствуют земледелию, водоснабжению, служат источником древесины для строительных и отопительных нужд, а в соседстве со степными склоновыми урочищами благоприятствуют скотоводческой деятельности.

Как видно из вышеизложенного материала, ландшафтная структура бассейна р. Чадан разнообразна и контрастна, поэтому процесс хозяйственного освоения исследуемой территории имеет дифференцированный характер.

Хозяйственное освоение бассейна в конце XIX — начале XX вв.

Главная особенность природопользования в бассейне р. Чадан, как и на территории всей Тувинской котловины и ее горного обрамления, в выделенный В. И. Дуловым [7] период русской крестьянской колонизации заключалась в формировании тувинским и русским населением комплексного хозяйства, вовлекаемого в единую хозяйственную систему дореволюционной России. Несмотря на препятствия, чинимые маньчжурской администрацией и подвластными ей тувинскими нойонами, русские крестьяне, начиная со второй половины XIX столетия, постепенно заселяли Урянхайскую землю (Туву). Уже в начале XX в. востоковед А. М. Позднее отмечал: «…Урянхайский край теперь является ареной явной деятельности русского торгового и промыслового капитала» [8, л.2].

Местное население и русские переселенцы, имели отличающиеся друг от друга хозяйственные уклады и потому оказывали различное воздействие на ландшафты. В хозяйственной деятельности тувинцев доминировало скотоводство при участии земледелия: переселенцы же из России были в основном земледельцами. В отличие от Улуг-Хемскойи Турано-Уюкской котловин в Хемчикской значительно преобладало тувинское население. Это было связано с тем, что здесь были владения Да и Бэйсе хошунов, которые оказывали активное сопротивление русской колонизации.

Остановимся подробно на ходе хозяйственного освоения ландшафтов бассейна р. Чадан в период русской крестьянской колонизации. Характеристика хозяйственной деятельности дана на основе архивных источников, исторической литературы и дневников путешественников.

Плотную заселенность и развитое сельское хозяйство Чаданской степи отмечали многие путешественники, посещавшие притоки р. Хемчик [9, 10 и др.]. А. П. Ермолаев в отчете по обследованию бассейна р. Хемчик в статистико-экономическом отношении (1914г.) писал: «На Чадане, по сравнению с другими местами Кемчикского бассейна, чувствуется земельная теснота…» [11, л. 61]. Здесь были расположены ставки нойонов Да и Бэйсе хошунов и два куре (монастыря). В 1914г. в бассейне Чадана кочевали 644 тувинских юрты со стадами, насчитывающими 18 360 овец и коз, 4630 лошадей, 4270 голов крупного рогатого скота, 15 сарлыков и 10 верблюдов [11, л. 60–63]. Общая площадь тувинских пашен была приблизительно оценена А. П. Ермолаевым в 360 десятин, а паровых земель — в 12000 десятин [11, л. 65]. Из-за земельной тесноты в бассейне происходили нарушения внутригодового цикла кочевании, что не наблюдалось в других частях котловины, где пространства не стесняли скотоводов. Большая часть населения круглый год обитала в котловинных степных ландшафтах. Расстояния между пунктами кочеваний были незначительными. В долинах Хондергеев летние стоянки концентрировались в поймах и на террасах степного среднегорья. В весенний и осенний периоды перекочевки происходили в направлении к низовьям Чадана и Хондергеев, где находились пашни. Зимние стоянки в большинстве случаев переносились на окружающие днище долины степные холмисто-увалистые поверхности и пологонаклонные подгорные шлейфы.

Мелкоконтурные орошаемые пахотные угодья располагались в котловинных и низкогорных частях бассейна, занимая в основном надпоименно-террасовые местности. У тувинских аратов с их примитивной сохой лучшими землями считались степные не заросшие кустарником участки на слабозадернованных почвах. Применение металлических плугов расширило площади распашек. Об увеличении роли земледелия в жизни местного населения свидетельствует, например, тот факт, что в 1917г. из 203 плугов, привезенных на Хемчик из Минусинска, 197 были куплены тувинцами [12, л. 14 об.]. Земледелие в большей части Тувы, в том числе и на рассматриваемой территории, невозможно без искусственного орошения, поэтому для долины Чадана и его притоков характерна развитая ирригационная сеть. Многие реки, включая Улуг-Хондергей и Аныяк-Хондергей, служившие источником орошения, не доходили до своих устьев. А. П. Ермолаев отмечал, что полив напуском, используемый повсеместно, служит причиной заболачивания земель бассейна р. Чадан [11]. Наибольшие площади пашен, а также орошаемых лугов находились в низовьях Чадана по его левому берегу, что объяснялось наиболее благоприятными климатическими условиями и особенностями рельефа, позволяющими легко оросить плодородные земли [13]. Основными сельскохозяйственными культурами являлись просо и ячмень, наряду с ними выращивались пшеница и овес.

До официального присоединения Урянхайского края к России русское население, включая абаканских татар, в описываемом районе занималось земледелием в незначительных размерах. На двор, по данным агронома Турчанинова, приходилось от 1 до 5 десятин пашни [13, л. 164]. В 1914г. в бассейне Чадана насчитывалось 35 переселенческих хозяйств, г, которых содержалось до 250 голов крупного рогатого скота, до 200 лошадей, незначительное количество овец и коз, а также обрабатывалось 25–30 десятин полипных земель [11, л. 66]. Причинами медленного развития русских хозяйств были: а) большинство переселенцев содержали торговые фактории; б) тувинское население препятствовало хозяйственной деятельности переселенцев; в) отсутствовал опыт в эксплуатации орошаемых земель. После присоединения Урянхайского края к России Переселенческое управление, стараясь избежать конфликтов с нойонами Да и Бэйсе хошунов, также ограничивало земледельческую деятельность переселенцев в Хемчикской котловине. Об этом свидетельствуют распоряжения русской администрации, в частности «О поземельном устройстве заимок по речке Джедан» [14] и «О поземельном устройстве заимок на речке Кандыргей (на Хемчике)» [15], относящиеся к 1915г. Но вес же количественные изменения происходили, и к 1919г. в бассейне Чадана были расположены 15 относительно крупных населенных пунктов с 234 жителями, на которые приходилось 60,5 десятин орошаемой пашни, 126,8 десятин сенокосов (из них 80,4 га орошалось), 240 лошадей, 726 голов крупного рогатого скота, около 100 овец и коз [16].

Таким образом, в хозяйственную деятельность русского и тувинского населения были вовлечены практически все геокомплексы бассейна (рис. 1). Это отмечалось многими исследователями дореволюционной Тувы, в частности Д. Каррутерсом, который писал: «Хорошей землей для скотоводства отмечается, однако, лишь северная котловина Чаданской долины, южная ее часть залеснена и для выпаса совершенно непригодна» [9, с. 197], Наибольшую нагрузку испытывали пойменные и надпойменно-террасовые местности, используемые под распашки, создание населенных пунктов, для заготовки древесины и выпаса скота в большую часть года. Несомненно, что происходило изменение компонентов ландшафта. Значительное воздействие испытывали растительность и почвы. Так, например, пойменные тополевники интенсивно вырубались для топлива и как строительный материал для домов, хозяйственных построек и многочисленных изгородей, а в снежные зимы тополь использовался аратами в качестве корма для скота. На местах частого выпаса, заброшенных пашнях, сезонных стоянках формировались холоднополынные степные участки, ассоциации сорной, залежной и мусорной растительности. Нерациональное орошение стало причиной заболачивания и засоления почв, усиления эрозионных процессов.

Склоновые лесные ландшафты, а еще в меньшей степени высокогорные не испытывали значительных антропогенных нагрузок. Они являлись местами охоты. Сведений об использовании высокогорных ландшафтов бассейна р. Чадан для летнего выпаса скота в рассматриваемый период мы не находим. Следует отметить, что большим изменениям подвергались геокомплексы прирусловых частей долины р. Улуг-Хондергей, так как по ним была проложена дорога, по которой перегоняли скот в Северо-Западную Монголию, а затем далее в Иркутск [17, 18]. Причинами изменений высокогорных и среднегорных ландшафтов были также пожары, следы которых, в частности, отмечены в 1903 г. Г. Е.Грумм-Гржимайло в районе перевала Хондергей [19, 20].

Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы:

  1. хозяйственное освоение Хемчикской котловины замедлялось социально-политическими причинами;
  2. благодаря особенностям природных условий наиболее освоенной частью Хемчикской котловины в конце XIX —начале XX вв. являлись котловинные, низкогорные и частично среднегорные части бассейна р. Чадан;
  3. пространственная дифференциация ландшафтов долины Чадана оказывала значительное влияние на освоение природных ресурсов; отмечается закономерное увеличение антропогенной нагрузки от высокогорья к днищу котловины и более интенсивное использование транзитных урочищ;
  4. в период русской крестьянской колонизации необратимых изменений территориальной структуры ландшафтов не происходило; отмечается антропогенная модификация некоторых геокомплексов, выраженная в изменении части компонентов ландшафта (почв и растительности);
  5. историко-ландшафтные исследования, в частности историко-географические срезы, методика которых разработана В. С. Жекулиным [21], позволяют анализировать состояние и динамику геокомплексов в данное историческое время и выявлять тенденции их дальнейшего развития.
Рис. 1. Хозяйственное использование низовьев р.Чадан на 1914 г. (рукописный фонд Красноярского краеведческого музея. Ф. 7886, д.202, приложение 2).

Рис. 1. Хозяйственное использование низовьев р.Чадан на 1914 г. (рукописный фонд Красноярского краеведческого музея. Ф. 7886, д.202, приложение 2).

1 — площади мелкоконтурных пашен; 2 — сенокосные луга; 3 — пастбища; 4 — поселки; 5 — заимки и фактории; 6 — стойбища (от 1 до 7 юрт); 7 — куре; 8 — ставка тойона; 9 — дороги; 10 — реки.

Summary

Historical-landscape studies help to find out the ways of economic development of the Chadan basin in late 19th-early 20th centuries. A characteristic of the landscape is given. The influence of their spatial differentiation on this development is shown and anthropogenic modifications of geocomplexes presented.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Астахов С. Н. Предварительные итоги изучения каменного века Тувы // Учен. зап. Тувинск. науч.- исслед. ин-та языка, литературы, истории. 1971. Вып. 15.
  2. Кызласов Л. Р. История Тувы в средние века. М., 1969
  3. Павлова Г. Г., Ершова Э. А., Маскаев Ю. М. Растительность ключевого участка в среднем течении р. Чадан // Растительные сообщества Тувы: Сб. статей / Отв. ред. И. Ю. Коропачинский. Новосибирск, 1982.
  4. Куминова А. В., Седельников В. П., Маскаев Ю. М. и др. Растительный покров и естсствениыг кормовые угодия Тувинской АССР. Новосибирск, 1985.
  5. Центральный государственный архив Республики Тува (ЦГА РТ). Ф. 59, on. 1, д. 280.
  6. Кириллов М. В. Почвенно-географический очерк Дзун-Хемчикского района Тувинской автономной области // Труды Томск, гос. ун-та. Сер. агробиологии. 1954. Т. 130.
  7. Дулов В. И. Социально-экономическая история Тувы. М., 1956.
  8. Архив востоковедов Ин-та востоковедения РАН (СПб отделение). Ф. 44, on. 1. д. 172.
  9. Каррутерс Д. Неведомая Монголия. Т. 1. Урянхайский край. Пг., 1914.
  10. Родевич В. Очерк Урянхайского края. Пб., 1910.
  11. ЦГА РТ. 1916. Ф. 123, on. 3, д. 464.
  12. ЦГА РТ. 1917. Ф. 123. on. 3, д. 45.
  13. Отдел рукописей Государственного музея этнографии. Ф. 1. on. 2, д. 634.
  14. ЦГА РТ. 1915. Ф. 123. on. 2, д. 634.
  15. ЦГА РТ. 1915. Ф. 123, on. 2, д. 43.
  16. Государственный архив Красноярского края (ГАКК). 1916–1919. Ф. 31. on. 1, д. 293.
  17. ГААК. 1915. Ф. 217, on. 2, д. 51.
  18. Архив Ленинградского отделения Института этнографии РАН. Ф. 5, on. 1, д. 526.
  19. Архив Русского Географического общества. 1903. Ф. 32, on. 1, д. 49.
  20. Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. 1. Описание природы этих стран. Пг., 1914.
  21. Жекулин В. С. Историческая география: предмет и методы. Л., 1982.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru