Освоение природных ландшафтов колонистами Сибири (Томский уезд, начало XVIII в.)

 

Исследование выполнено при поддержке РГНФ 97-01-00024.

Территория Томского уезда начала осваиваться колонистами сразу же после основания г. Томска. Территория правобережья Томи первой подверглась антропогенному воздействию. Этому способствовал, по-видимому, рельеф местности — высокий и расчлененный руслами речек Бол. Киргизки, Ушайки, Басалайки. Хотя эти речки были невелики по своей длине, но благодаря значительному перепаду высот, они сравнительно глубоко врезались в коренные породы. Затем стали осваиваться земли вверх по течению Томи и ее притоков. Во второй половине столетия появились крестьянские поселения на берегу р. Порос, северо-западнее Томска и по нижнему течению р. Шегарке.

После строительства Урманского острога, под его защитой стали осваиваться близлежащие земли. Деревни новопоселенцев стали возникать на левом берегу р. Оби. Таким образом зона, затронутая хозяйственной деятельностью, охватывала долины рек Томи, Оби и Чулыма. Она состояла из ландшафтов, которые по содержанию можно охарактеризовать как сельскохозяйственные комплексы, лесные, водные и селитебные (ландшафты населенных пунктов).

Антропогенные ландшафты, в период первоначального освоения территории уезда, сочетались с сопутствующими ландшафтами, где природные процессы лишь активизировались хозяйственной деятельностью колонистов. Создавая систему хлебопашества для обеспечения растущего населения продовольствием, правительство поощряло два вида возделывания земли — так называемую «государеву пашню», обрабатываемую крестьянами, и собственные («собинные») запашки переселенцев. Значительными земельными собственниками в Сибири становились и монастыри.

Пашенные заимки, наделы, имели почти все слои горожан и, прежде всего, контингент служилых людей, предпочитавших не надеяться на государево хлебное жалованье, а самим обрабатывать землю. Размер пахотных угодий зависел от материального положения, служебного статуса, состава семьи и ряда других факторов.

На примере запашек служилых томичей можно составить представление о степени хозяйственного освоения данной природно-географической зоны. Источником для этого является переписная книга угодий 1705, охватывающая более тысячи хозяйств служилых и посадских людей. Большинство заимок томичей включали распашные и нераспашные земли (леса, болота), пастбища и сенокосы. Непременным компонентом ландшафта заимки являлись реки. Как правило, земли колонистов располагались вдоль рек, их притоков, по протокам и заводям. Близость воды была необходимым условием для плодородия почвы. Очень часто заимки располагались на землях, расположенных меду речками. Использовались под сенокосные угодья и острова на Томи и Оби, где обилие влаги способствовало хорошему травостою.

При межевании, использовались естественные элементы ландшафта: реки и речки, озера, овраги, буераки, заломы, а также приметные деревья, долгоживущих пород. Практика использования таких деревьев издавна была принята на Руси, о «межных» дубах упоминают статьи «Русской правды». В Сибири долговечными деревьями считались хвойные породы: сосны, кедры, лиственницы. Например, «…от Петровой межи… до лиственницы, которая стоит средь поль, а на ней тесы и грани».

По степени хозяйственного использования территории томского уезда можно выделить несколько типов заимок. Во-первых, это земельные наделы, где земли «лежали в пусте», т.е. не подвергались какой-либо обработке. Таких примеров можно привести не много, но, тем не менее, они существовали.

Во-вторых, это заимки, на которых земля использовалась частично и территория которых представляла собой как природный, так и антропогенный ландшафты. Такое использование участков было характерным для колонистов. И наконец, существовали заимки, иногда значительные по размерам, где той или иной обработке подвергалась вся площадь участка. Наряду с этим, существовали заимки, которые частично или вовсе не распахивалась, но широко использовались под сенокосы.

Со второй половины XVII в. в Томске успешно развивалось животноводство и базирующиеся на нем отрасли промышленного и ремесленного производств. Это отражалось и на хозяйственном освоении природной географической зоны Томского уезда. К началу XVIII столетия значительные территории представляли собой лугово-пастбищный тип ландшафтов. Наиболее ценными в кормовом отношении были пойменные луга, составлявшие основную группу урочищ пойменного типа местности. Территории, используемые томичами для интенсивного развития животноводства, источники характеризуют как «сенные покосы», «луговые места», «поскотинные выпуски». Увеличение поголовья скота приводило к тому, что ранее «лежащие в пусте» неиспользованные под пашню земли заимок сдавались хозяевами в аренду под выпас скота. В результате интенсивного выпаса скота вблизи усадеб, рядом с полями, по берегам рек и речушек возникали биоценотопы типа пастбищ.

Хозяйственное вмешательство человека коснулось также лесных угодий Сибири. Прежде всего лес использовался для строительства городов, сел, деревень, усадеб на отдельных заимках. Нередкие пожары приводили к необходимости повторного строительства. Немало леса расходовалось и на отопление. Шел лес и на строительство речного флота — основного транспортного средства Сибири XVII в. Поглощали древесину и развивающиеся отрасли промышленных промыслов. Наряду с эксплуатацией лесных ресурсов, при которой нарушался биогеоценоз, лес использовался жителями Томского уезда и без видимого нарушения природных ландшафтов. Это относится к охотничьим угодьям. Некоторые служилые томичи имели земли под заимки, на которых находились участки леса для охоты на боровую дичь и так называемые «птичьи путики» или «птичьи промыслы».

Огромную роль в хозяйственном освоении территории уезда играли реки и многочисленные речки, которые благодаря своему малому падению имели весьма извилистое течение. На широких поймах они образовывали причудливые петли, старицы, протоки, острова. Медленное течение усиливалось во время подъема воды весной и летом, способствуя значительной работе рек по выработке и изменению русла. Водные ресурсы широко использовались новопоселенцами. В 1705 г. томичи владели 33 рыбными и неводными тонями (учтенными фискальными документами). К началу XVIII в. в Томске уже существовали хозяйства целиком ориентированные на рыбный промысел. Владельцы рыбных угодий сооружали специальные запруды для интенсификации своего производства.

Использование рек как водных путей и источник добычи рыбы, незначительно влияло на изменение природных ландшафтов. Большие изменения происходили при постройке водяных мельниц, требовавших организации плотин. Мельницы строили двух типов — мощные и производительные колесчатые, и мельницы-колотовки, меньших размеров и производственных возможностей. В 1705 г. в уезде насчитывалось около 100 мельниц. Строительство плотин изменяло режим рек и являлось антропогенным фактором воздействия на природный ландшафт.

Успешное земледельческое освоение края привело к тому, что к началу XVIII столетия в Томском уезде, не считая крестьянского населения, насчитывалось 1028 дворохозяев, которым принадлежало около 8000 десятин земли, сенокосные угодья, дающие ежегодно более 117 500 копен сена. Кроме того, колонисты владели мельницами и рыбными угодьями. Наряду с сельскохозяйственными ландшафтами и ландшафтами, связанными с промысловой деятельностью, существовали и селитебные ландшафты, возникающие на месте сел, деревень, заимок. Где бы ни располагалось поселение или отдельное хозяйство, их возникновение всегда было сопряжено с перестройкой существующего природного ландшафта. Этот процесс начался для Томского уезда с XVII столетия и впоследствии, от века к веку, становился все более грандиозным и разрушительным.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru