Реконструкция эстонского жилого комплекса в исчезнувшем селе Лифляндка

 

Массовые переселения эстонцев в Сибирь начались с середины XIX века в основном в результате обезземеливания. В конце XIX — начале XX века резко увеличивается миграция в Сибирь, которой способствовало строительство Транссибирской магистрали, а также Столыпинская аграрная реформа (Народы России, 1994. С. 425).

Период с 1907-1910 гг. в истории переселения эстонцев в Сибирь отмечается наибольшим притоком населения с прибалтийских территорий.

Компактное расселение эстонцев располагались в Омской, Томской области и Мариинском округе, которые обратили на себя внимание российских и зарубежных этнографов. При этом учеными выделяется слабость в изучении поселений этнографической группы эстонцев на территории Верхнего Приобья (Майничева А. Ю., 2001. С. 80).

Полевые раскопки, проведенные этноархеологической группой в июле 2001 года в составе Гилевской археологической экспедиции под руководством д.и.н. профессора М. А. Демина, а также работа с устными источникам и архивными материалами позволили в некоторой степени раскрыть вопросы формирования поселенческого жилого комплекса эстонцев на территории юго-западной части Алтайского края.

Объектом этноархеологического исследования явилось образованное в начале XX века и исчезнувшее в 70-х годах XX века с. Лифляндка, расположенное на территории Третьяковского района Алтайского края. Удалось восстановить историю данного населенного пункта.

Село Лифляндка, относящееся к долинно-приречному типу с уличной застройкой и планировкой, располагалось в 25 верстах от уездного города Змеиногорска (Список населенных мест Томской губернии на 1911 год. — л. 474). Поселок был образован в период с 1905-1914 года выходцами из Лифляндской, Эстляндской и Черноморской губерний России (ЦХАФ АК Ф.233. Оп. 1б. Д. 184). Переселенцы выбрали место у реки на территории оброчной статьи села Корболиха недалеко от заимки казака Житникова. Данная земля в 1911 году была передана в ведение переселенческого управления и преобразована из заимки в переселенческий участок Лифляндский площадью 12 тыс. десятин (ЦХАФ АК Ф. 50. Оп. 17. Д. 388; Липинская В. А., 1996. С. 82). Значительное большинство в среде переселенцев имели крестьяне Лифляндской губернии что, по-видимому, сыграло определенную роль в наименовании населенного пункта (ЦХАФ АК Ф.233. Оп. 1б. Д. 184. Л. 1, 3, 5, 8, 11, 14, 16, 19, 28). Однако, в переселенческой и статистической документации начала XX века поселок часто встречается под названием Эстония. Население заселка не стало однородным. С 1910 по 1914 года в Лифляндское подселяются прибывшие из Курской, Харьковской, Воронежской и Старопольской губерний России русские крестьяне (ЦХАФ АК Ф. 233. Оп. 1б. Д.184. Л. 3, 9, 10, 12, 13, 20).

Таким образом, на 1911 год в поселке насчитывалось 268 душ обоего пола (Список населенных мест Томской губернии на 1911 год. — л. 474). В 1917 году в селе проживало 22 эстонские и 6 русских семьи (ЦХАФ АК Ф.233. Оп. 1б. Д. 184. Л. 1-29).

Основными занятиями поселян явились выращивание злаковых культур, а также разведение крупного и мелкого скота. Поля, расположенные на юге и востоке от села, орошались водой с родников, расположенных на близлежащих холмах. Для поступления воды на поля эстонцы соорудили что-то наподобие арыков (Воспоминания Лангавой П.Н., 1923 г.р. ГИКЭ, 1997).

Из-за относительно большого хозяйства около 29 % поселян вынуждены были брать в денежную или отработочную аренду землю у жителей окрестной деревни Корболиха и переселенческого поселка Чекановского. Количество арендованной земли достигало от 5 до 18 десятин (ЦХАФ АК Ф.233. Оп. 1б. Д. 184. Л. 1, 11, 14, 15, 17, 21, 24, 26).

Особенностью эстонцев было знание многих ремесленных специальностей. Среди жителей села были кузнецы, сапожники, портные. Местные мастера довольно часто принимали заказы на изготовление кованных изделий, ковров, одежду и обувь от жителей близлежащих деревень.

С установлением советской власти эстонцы, имеющие крепкие хозяйства стали подвергаться раскулачиванию. Это было одной из причин оттока в то время населения из Лифляндки. Часть эстонцев стала возвращаться на Родину. В 1933 году в селе проживало только 4 эстонских семьи (Архив Лик БГПУ Ф.2. Оп.1. Д.18. Л.1). К 1937 году жителей эстонской национальности в селе уже не было (Архив с. Корболиха. Ф.12. Оп. 1. Св.1. Д.14). С 1959 года поселок попадает в разряд «неперспективных», что приводит его к окончательному исчезновению в 1979 году. (Административно-территориальные изменения Алтайского края за 1939-1991, 1992. С.89).

В результате этноархеологических работ удалось реконструировать эстонский жилой комплекс. Во время сбора устного материала была восстановлена легенда дома, в результате которой установлено, что дом принадлежал эстонцу-сапожнику Юрне. (Воспоминания Егорова В.Е. 1948 г. р., ГЭаЭ, 2001). Об этом также свидетельствовали предметы сапожного инвентаря, найденные на раскопе. Кроме жилища на усадьбе располагался хлев (двор для скота), который был пристроен вплотную к дому с северной стороны. К западу от усадьбы в овраге недалеко от реки Корболихи располагалась баня (рис.1).

Дом размером 8,0хЗ,80 м. ориентирован по сторонам света, расположен длинной стороной к улице. По планировке напоминает русское двухкамерное жилище — пятистенок. Размер комнат 3,80х3,50 м. и 3,0х1,5 м. Сравнительно малая площадь второй камеры, по утверждению исследователей, была характерной этнографической особенностью эстонской этнической группы (Майничева А.Ю., 2001. С. 83). При сооружении жилища в качестве фундамента использовали неотесанные камни, которые были взяты на востоке от села, где располагались выходы каменистых пород. Камни выкладывали высотой 35-40 см и шириной 47-53 см. Стены дома изготовлены из дерновых кирпичей, размер которых в среднем достигает 32х13х13 см. Земляные невысокие стены венчались соломенной кровлей.

Вход в жилище располагался с западной дворовой стороны со смещением относительно оси дома к северной стороне. В правом дальнем углу первой комнаты размещалась печь.

В результате вселения в дом русских он претерпел некоторые изменения. Была незначительно увеличена площадь жилища благодаря перестройке второй камеры. В этом случае была разрушена южная стена и вновь сооружена без фундамента в 70 см от прежней. Строевым материалом по-прежнему послужили дерновые кирпичи, скрепленные между собой глиняным раствором.

Этноархеологические работы показали способность эстонцев приспосабливаться к незнакомым природно-климатическим условиям, используя местный строительный материал для возведения жилого комплекса. Третьяковский район был беден хорошим строевым материалом, что нашло свое отражение в эстонском домостроительстве начала XX века на территории юго-западной части Алтайского края.

Реконструкция усадьбы и дома

Рис. 1. Реконструкция усадьбы и дома.
1. Дом. 2. Печь. 3. Подтопная печь. 4. Двор для скота. 5. Погреб.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Административно-территориальные изменения Алтайского края за 1939-1991 гг. Ч. 2. Барнаул, 1992.
  2. Липинская В.А. Старожилы и переселенцы. Русские на Алтае. XVIII — начало XX века. М., 1996. 271 с.
  3. Народы Европейской части СССР. т.1. М., 1964. 984 с.
  4. Народы Мира: историко-этнографический справочник. М., 1988. 624 с.
  5. Народы России. Энциклопедия. — М., 1994. 479 с.
  6. Этнография Алтая и сопредельных территорий. Материалы IV научно-практической конференции. Барнаул, 2001. 334 с.
  7. Источники:
  8. Архив Лик БГПУ Ф.2. Оп. 1. Д. 18.
  9. Архив с. Корболиха. Ф.12. Оп.1. Св. 1. Д. 14.
  10. Архив Третьяковского района Ф. 16. Оп.1. Св. 12. Д. 201.
  11. Список населенных мест Томской губерни на 1911 год. Томское статистическое управление. Томск, 1912.
  12. ЦХАФ АК Ф. 50 Оп. 12. Д. 9.
  13. ЦХАФ АК Ф. 50 Оп. 17. Д. 388.
  14. ЦХАФ АК Ф. 233. Оп. 1б. Д. 184.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru