Кумандинцы: результаты социолого-лингвистического обследования

 
Кумандинцы.  Фото и рисунок из собрания Бийского краеведческого музея. Алтайский край. Источник: geo.1september.ru

Кумандинцы. Фото и рисунок из собрания Бийского краеведческого музея. Алтайский край. Источник: geo.1september.ru

Кумандинцы (кубанды, куманды, ӧӧрӧ куманды, тӱбере куманды, тадар кижи с языком кумандинским) – одна из тюркских этнических групп Северного Алтая, ранее отнесенная по административно-территориальному принципу к алтайской народности. В 1993 г. кумандинцы и телеуты получили статус коренных малочисленных народов (Постановление Совета национальностей ВС РФ от 24 февраля 1993 г.). В 2000 году были отнесены к коренным малочисленным народам Российской Федерации (Постановление Правительства Российской Федерации № 255 от 24 марта 2000 г.).

В генеалогической классификации тюркских языков, разработанной Н.А. Баскаковым, кумандинский язык (ранее диалект алтайского языка) вместе с другими северными диалектами Алтая (сейчас языками), а также с шорским, хакасским, чулымским языками отнесен к хакасской подгруппе уйгуро-огузкой группы восточнохуннской ветви тюркских языков [Баскаков, 1960, с. 184-185; 1969, с. 353-354].

Современные кумандинцы компактно проживают в Солтонском и Красногорском районах и г. Бийске Алтайского края, в горно-таежной местности Турочакского района Республики Алтай и в Таштагольском районе Кемеровской области. Таким образом, небольшой по численности этнос (3114 тысяч человек[1], www.perepis2002.ru) оказался расселенным на обширной территории 3 регионов Сибири, в разной степени вступая в лингвокультурные контакты с рядом проживающими народами. Кумандинцы Турочакского района Республики Алтай и отчасти Красногорского района Алтайского края в большей степени контактировали с алтайцами, поэтому в языке данной этнической общности кумандинцев констатируется алтайское языковое влияние. В языке солтонской и таштагольской общности отмечается сильное шорское влияние, это связано с исторической общностью двух этнос и сильными языковыми контактами, обусловленными территориальной смежностью: таштагольские кумандинцы проживают на территории Шории вместе с шорцами, осознавая с последними этническое и языковое родство (многие записались шорцами); солтонские кумандинцы также считают себя с шорцами единым этносом, осознавая необходимость не только духовного объединения, но и территориального (в Советское время до 90-х годов ХХ века была постоянная вертолетная связь между с. Солтон и г. Таштагол, поэтому общение было регулярным между двумя этносами, в последнее время языковые и культурные отношения осложнены финансовым положением).

Современная языковая ситуация у кумандинцев сложная и неоднородная, требующая к себе особого внимания, в связи с чем была предпринята попытка социолингвистического обследования в середине июня 2003 г. в Солтонском районе Алтайского края[2], в районе наиболее компактно проживания представителей кумандинского этноса. Основной целью экспедиции было заполнение социолингвистической анкеты для установления числа владеющих родным языком и выявления соотношения основных функций кумандинского, русского, шорского и алтайского языков. При этом в качестве образца была взята анкета разработанная под руководством профессора В. А. Аврорина [1970, с. 33-34] и использованная Институтом истории, филологии и философии СО АН СССР во время проведения социолого-лингвистического обследования в 1967-70 г.г. [Бадмаев, 1974, с. 3-9; 1976, с. 3-16] и в последнее время усовершенствованная сотрудниками и аспирантами Сектора языков народов Сибири Института филологии СО РАН [Николина и д.р., 2002; Сарбашева, 2000, с. 157-166].

Во время нашей экспедиции 2003 года было охвачено анкетированием 80% кумандинского населения Солтонского района Алтайского края, что позволяет считать выборку репрезентативной. В каждом из сёл анкетным опросом охватывали жителей, которые признавали свою принадлежность к кумандинцам.

Материалы анкетирования позволяют выявить возрастной ценз опрашиваемого населения. Соотношение возрастных групп следующее:

  • до 7 лет – 1,1% (от общего числа информантов);
  • 8-11 лет – 4%;
  • 12-15 лет – 5,2%;
  • 16-18 лет – 4%;
  • 19-24 лет – 11%;
  • 25-29 лет – 9,2%;
  • 30-34 года – 5,9%;
  • 35-39 лет – 8,1%;
  • 40-44 года – 9,9%;
  • 45-49 лет – 12,1%;
  • 50-54 года – 7,0%;
  • 55-59 лет – 4,8%;
  • 60-64 года – 3,7%;
  • 65-69 лет – 3,3%;
  • 70 лет и старше – 10,7%.

Таким образом, среди опрошенных дети до 18 лет составляют 14,3%; молодежь от 19 до 34 лет – 26,1%; люди среднего возраста от 35 до 60 лет составляют наиболее представительную группу – около половины всех информантов – 41,9%; от 60 лет и старше – более 17,7%.

Обследование позволило выявить уровень образования у информантов старше 18 лет. Обработанные материалы показывают, что образовательный ценз кумандинцев, ответивших на вопросы анкеты, характеризуется следующими данными:

Таблица 1. Уровень образованности кумандинского населения старше 18 лет

Образование Число опрошенных Возраст
количество %
неграмотные 9 3,9 55-87 лет
1 класс образования 1 0,4 81 год
2 класса образования 5 2,2 60-85 лет
3 класса образования 2 0,7 67 лет
начальное образование 32 13,8 25-29, 45-49, 64 и старше
5 классов образования 2 0,7 68-78 лет
неполное среднее 40 17,2 17-76 лет
среднее общее 61 26,4 17-72 года
среднее специальное 67 29,1 21-70 лет
высшее образование 13 5,6 25-29; 34-72
Всего 232 100

Результаты анкетирования свидетельствуют о том, что наиболее многочисленной является группа кумандинского населения, имеющего среднее специальное – эта группа составляет 29,1%, вторая по численности группа лиц с общим средним образованием – 26,4%. Третью группу составляют лица имеющие неполное среднее образование – 17,2%. Высшее образование имеют 5,6%. Всего среднее общее, среднее специальное и высшее образование имеют 61,1% опрошенных кумандинцев, что является очень высоким показателем образовательного ценза.

При анализе результатов опроса зафиксировано следующее соотношение социально-профессиональных групп: учащиеся составляют 8,1% от числа опрошенных; пенсионеры – 11,4%; постоянные рабочие низкой квалификации – 29,2%; служащие – 18,4%; безработные – 31,8%. Т. о., социально-профессиональный ценз работоспособного населения входит в явное противоречие с уровнем образования: большинство кумандинцев в возрасте от 19 до 60 лет – либо рабочие низкой квалификации, либо вообще не заняты в народном хозяйстве; уровень безработицы вопиюще высок, он составляет более четверти населения.

Языковая ситуация. Как показало социолингвистическое обследование, подавляющее большинство кумандинцев в разной степени двуязычны и даже трехъязычны (таблица 2). Родным языком признали кумандинский 49,5% анкетируемых. Дети в возрасте от 8-12 лет кумандинский язык родным вообще не признали – 0%. Родным языком признали русский 21,5% опрошенных. Родным языком признали и русский и кумандинский 29% анкетируемых. Для выяснения уровня владения кумандинским языком был задан вопрос: насколько, по мнению информанта, он знает свой язык. 30,3% опрошенных ответили, что владеют кумандинским свободно; 12,7% – могут говорить по-кумандински, но с ошибками; 13,5% понимают, но не говорят; 6,8% понимают общий смысл сказанного; 16,5% понимают отдельные слова и бытовые фразы; 20,2% населения не знают языка. Т. о., в той или иной мере владеют кумандинским 79,8% опрошенных, в то время как считают родным только кумандинский или кумандинский наряду с русским 78,5% информантов. Следовательно, 1,3% анкетируемых не осознают в качестве родного языка кумандинский, хотя и владеют им в активной или в пассивной формах.

Что касается распределения социальных функций кумандинского, русского, шорского и алтайского языков в различных сферах общения, то из обследованных кумандинцев всех возрастов говорят в семье с детьми дошкольного возраста преимущественно на русском языке98,8%, на кумандинском0,4%, на кумандинском и на русском общаются 0,8%. С детьми-школьниками говорят в семье преимущественно на русском языке 96,6%. На кумандинском с детьми-школьниками разговаривают 1,9% населения, на кумандинском и на русском1,5%. В семье при разговоре со взрослыми 70,5% кумандинцев используют русский язык; 17,5% кумандинцев в семье со взрослыми разговаривают на родном, это в основном люди старше 45 лет. На кумандинском и русском языке в семье со взрослыми разговаривают 12,0%, это люди старше 30 лет. На работе и в школе, где чаще всего приходится иметь дело с неоднородными в национальном отношении коллективами, доля русского языка еще более возрастает. Здесь русским языком пользуются 100% опрошенных. В прочих случаях в разговорах с людьми своей национальности кумандинским пользуется 31,5% кумандинцев; 51,9% кумандинцев с людьми своей национальности разговаривают по-русски; 16,6% разговаривают и на кумандинском, и на русском. При общении с людьми иной национальности используют только русский язык72,7%; кумандинский17,9%; и кумандинский, и русский1,2%, шорский6,3%; алтайский1,9%.

Таблица 2. Функционирование кумандинского языка

 Функционирование языка / Возраст

от 70

65-69

60-64

55-59

50-54

45-49

40-44

35-39

30-34

25-29

19-24

16-18

12-15

8-11

Родной язык

1) кумандинский

100,0

88,9

80,0

76,9

63,2

58,3

40,0

45,5

40,0

56,0

32,2

9,1

2) русский

10,0

7,7

8,3

28,6

31,8

20,0

8,0

35,6

27,3

50,0

45,5

3) кумандинский и русский

11,1

10,0

15,4

36,8

33,4

31,4

22,7

40,0

36

32,2

63,6

50,0

54,5

Язык общения до поступления в школу

1) с родителями

а) кумандинский

100,0

77,8

60,0

92,3

77,8

60,0

42,9

45,5

6,7

4,0

3,2

б) русский

11,1

20,0

16,7

30,0

40,0

54,5

93,3

84,0

74,2

90,9

92,9

90,9

в) кумандинский и русский

11,1

20,0

7,7

5,5

10,0

17,1

8,0

22,6

9,1

7,1

9,1

г) алтайский и русский

4,0

2) с бабушкой и дедушкой

а) кумандинский

100,0

77,8

60,0

92,3

77,8

60,0

42,9

36,4

6,7

8,7

3,2

б) русский

11,1

20,0

16,7

30,0

40,0

54,6

73,3

65,2

71,0

91,0

85,7

91,0

в) кумандинский и русский

11,1

20,0

7,7

5,5

10,0

17,1

9,0

20,0

21,7

25,8

9,0

14,3

9,0

г) алтайский и русский

4,4

3) с детьми на улице

а) кумандинский

96,6

77.8

60,0

92,3

57,9

22,7

34,3

34,8

7,1

4,0

3,2

б) русский

11,1

20,0

26,3

40,9

45,7

60,9

85,8

88,0

83,9

100,0

100,0

100,0

в) кумандинский и русский

3,4

11,1

20,0

7,7

15,8

36,4

20,0

4,3

7,1

4,0

9,7

г) алтайский и русский

4,0

3,2

Степень владения кумандинским языком

1) свободно

100,0

88,9

66,7

61,5

31,6

33,3

41,2

15,0

4,0

2) могу говорить, но с ошибками

22,2

15,4

31,6

4,2

5,9

30,0

20,0

6,5

6,7

3) понимаю, но не говорю

11,1

11,1

23,1

21,1

37,5

26,5

15,0

6,7

12,0

22,6

27,3

6,7

27,3

4) понимаю общий смысл сказанного

25,0

8,8

5,0

12,0

3,2

6,7

5) понимаю отдельные слова и бытовые фразы

15,7

8,8

15,0

40,0

32,0

32,3

45,4

20,0

6) не владею языком

8,8

20,0

33,3

40,0

35,4

27,3

59,0

72,7

Повседневное общение с людьми своей (кумандинской) национальности

1) кумандинский

93,1

88,9

10,0

71,4

47,4

25,0

22,9

22,7

2) русский

20,0

21,4

42,1

37,5

62,9

59,1

80,0

78,9

93,5

100,0

92,9

100,0

3) кумандинский и русский

6,9

11,1

70,0

7,2

10,5

37,5

14,2

18,2

20,0

21,1

6,5

7,1

Таким образом, в кумандинском сообществе основным средством повседневного общения в большинстве ситуаций является русский язык. В его функции входит обслуживание сферы общения в семье с детьми дошкольного и школьного возраста, а также общение вне семьи – на работе, в школе, в прочих обстоятельствах при разговоре с людьми своей и иной национальности. Напротив, при общении в семье со взрослыми функциональная значимость кумандинского языка существенно возрастает; если учесть, что кроме 17,5% говорящих на кумандинском 12,0% анкетируемых употребляют в данной ситуации кумандинский наряду с русским, то доля использующих в той или иной мере кумандинский язык при общении в семье со взрослыми составляет 29,5% информантов.

Для всего кумандинского населения русский язык понятнее и доступнее как язык средств массовой информации, художественной литературы и культурно-просветительной сферы: читать книги, журналы, газеты, объявления, слушать лекции, беседы, доклады, концерты, спектакли, радио и телепередачи понятнее на русском языке100,0%. Удобнее выступать на собраниях, в кружках и т.п. – т.е. в интернациональном коллективе – на русском языке 100,0% кумандинцев. Пишут или диктуют письма людям своей национальности 100,0% опрошенного населения на русском. 100,0% кумандинцев пишут на русском языке людям иной национальности. Ответы показывают, что, по оценке самих информантов, в условиях массовой коммуникации в личной переписке более понятным и удобным для них является русский язык. Существует определенная зависимость между ответами опрошенных и их социально-профессиональной принадлежностью: русским языком предпочитают пользоваться во всех сферах проявления языка (в общественной, производственной, семейной) кумандинцы служащие и постоянные рабочие физического труда; предпочтение кумандинскому языку при общении с людьми своей национальности отдают пенсионеры (100,0%).

Обследуемые высказывали пожелания в отношении языка общения с детьми в дошкольных учреждениях, языка преподавания в школе и преподавания родного языка как предмета в школах и средних специальных учебных заведениях. За употребление кумандинского в дошкольных учреждениях высказалось 76,8% населения, за употребление русского языка0%, за кумандинский и русский язык23,2%. Из приведенных данных следует, что, несмотря на низкий уровень использования кумандинского языка, у населения есть желание сохранить генетически родной язык и передать его своим детям. Что касается языка обучения детей в школе, то две третьих части анкетируемых считают целесообразным использовать во всех классах средней школы только кумандинский язык, и только треть опрошенных указывают на необходимость вести обучение и на кумандинском, и на русском. Взрослые кумандинцы обеспокоены возможностью утраты языка своего народа их детьми. Поэтому все – 100,0% – высказались за преподавание кумандинского как учебного предмета в школе и даже в средних специальных учебных заведениях. Из перечисленных данных следует, что все кумандинцы разного возраста высказываются за преподавание родного языка как предмета в средних учебных заведениях. Как видно из анализа статистического материала, взрослые кумандинцы, желая в большинстве своем сохранить родной язык и передать его своим детям и внукам, но осознавая, вместе с тем, необходимость владения русским языком – языком межнационального общения, образования, культуры – считают обязательным вести обучение детей в детском саду и во всех классах средней школы как на русском языке, так и на кумандинском.

Опрашиваемым предоставлялась возможность высказать свои пожелания относительно потенциального расширения функций применения родного кумандинского языка. Высказывания информантов сводятся к следующим пунктам:

а) издавать на родном кумандинском языке книги, газеты, журналы, учебники, учебно-методические пособия, словари;

б) переводить на кумандинский произведения известных писателей;

в) издавать на кумандинском кумандинские народные сказки, предания, песни;

г) организовать радио и телепередачи на кумандинском языке.

Итак, как показали результаты социолого-лингвистического обследования, несмотря на крайне неблагоприятную социально-экономическую ситуацию, современные кумандинцы имеют высокий уровень осознания себя как единой этнической общности в ряду других народов Алтая, имеющей самобытный язык, историю, культуру, с одной стороны, но, с другой, осознавая себя единым этносом с шорским народом. Большинство взрослых кумандинцев являются кумандино-русскими билингвами, а фактически – кумандино-русско-шорскими или (реже) кумандино-русско-алтайскими трилингвами. Почти во всех сферах проявления языка кумандинцы употребляют русский язык. Безусловное предпочтение кумандинскому языку в семейно-бытовой сфере отдают лишь люди пенсионного возраста. Но, несмотря на утрату кумандинского большинства своих социальных функций, – по существу он выполняет лишь функцию общения в семье со взрослыми и общения в бытовых условиях с людьми своей национальности, – велико желание кумандинцев сохранить родной язык и передать его следующим поколениям. Однако пожелания носителей вступают в острое противоречие с реальной жизненной действительностью. Дети фактически не владеют кумандинским или используют его лишь в пассивной форме – понимают речь взрослых, но не говорят даже в семье, т.к. взрослые из соображений престижа, упрощения процесса адаптации ребенка в иноэтническом коллективе, возможности получения им качественного образования и дальнейшего трудоустройства общаются с детьми и в семье лишь на русском языке – на языке приобщения к ценностям российской и мировой культуры. Такая ситуация указывает на печальную перспективу утраты одного из северно-алтайских языков – кумандинского. Поскольку утрата любого языка наносит непоправимый урон общемировой культуре, для сохранения кумандинского языка в тех функциях, которые он выполняет в настоящее время, а также в функции сохранения и развития кумандинской культуры, необходимо наряду с общими мерами политико-экономического характера предпринять экстренные шаги в сфере образования. В детских садах для детей-кумандинцев организовать занятия по кумандинскому языку, чтение литературы для детей-дошкольников на кумандинском (её необходимо издать), проводить развивающие игры с элементами фольклора и этнографии, разучивать стихи, песни. В школах ввести преподавание кумандинского языка как предмета и, возможно, как факультатив – в средних специальных учебных заведениях; организовать кружки по изучению родного языка и культуры, проводить внеклассную работу по соответствующей тематике. Сохранению языка способствовала бы реализация пожеланий анкетируемых об издании кумандинского фольклора, о выпуске газет и журналов, имеющих разделы на кумандинском языке, об организации радио- и телепередач на кумандинском и т.д.

Использованная литература

  1. Аврорин В.А. 1970 – Опыт изучения функционального взаимодействия языков у народов Сибири // ВЯ. 1970. № 4.
  2. Баскаков Н.А. Тюркские языки. М., 1960; Он же. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969.
  3. Николина Е.В., Озонова А.А., Кокошникова О.Ю., Тазранова А.Р. Социолингвистическая ситуация у тубаларов и чалканцев // Языки коренных народов Сибири. Часть I. Новосибирск, 2003. Вып. 7. С. 3-9.
  4. Сарбашева С.Б. Социолингвистическая ситуация у тубинцев: Сборник научных трудов. Горно-Алтайск, 2000.
  5. Селютина И.Я. Кумандинский вокализм. Новосибирск, 1998.

Интернет-ресурсы

  1. www.perepis2002.ru
  2. ru.wikipedia.org/wiki

Примечания

  1. До 2002 года кумандинцы были учтены в качестве отдельной народности лишь переписью 1926 г. Тогда на территории РСФСР их насчитывалось 6327 человек. Все они проживали на территории Сибирского края, в том числе 4948 — в Бийском округе, 1384 — в Ойратской автономной области (ныне Республика Алтай). В последующих переписях кумандинцы включались в состав алтайцев. [http://ru.wikipedia.org/wiki]
  2. По данным похозяйственных книг на начало июня 2003 года в с. Шатобал насчитывалось 80 человек  кумандинской национальности (всего население села 195 человек), по данным статистического отдела на территории кумандинского национального сельского совета проживало 85 человек обоего пола (мужского 51 чел., женского 34 чел.), на территории Солтонского сельского совета (с/с) (с. Солтон) – 135 чел. (мужского 60 чел., женского 75 чел.), в Нижне-ненинском с/с – 67 чел. (мужского 30 чел., женского 37 чел., всего население 934 чел.), на территории Сузопского с/с – 53 чел. (мужского 27 чел., женского 26 чел., всего население 1377 чел.), в с. Акатьево – 1 чел., в с. Урунск – 4 чел.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru