Уездные газеты Сибири в период «демократической контрреволюции» (конец мая — середина ноября 1918 г.)

 

Печатный аналог: Шереметьева Д. Л. Уездные газеты Сибири в период «демократической контрреволюции» (конец мая — середина ноября 1918 г.) // Институты гражданского общества в Сибири (XX — начало XXI в.). / Отв. ред. В. И. Шишкин. Вып. 2. Новосибирск, 2011. С. 49–69. PDF, 1047 Кб.

Средства массовой информации считаются одним из важных факторов становления и развития гражданского общества. Между тем, их создание, состав и содержание могут отражать разные социальные явления — от робких попыток культуртрегеров распространять просвещение или стремления коммерсантов извлечь экономическую выгоду до создания властью инструмента манипулирования обществом. То есть характер функционирования СМИ как чрезвычайно гибкой части социальной системы дает представление о состоянии общества и его отношениях с государством.

Современники событий и историки не раз отмечали рост количества газет и журналов в Сибири летом-осенью 1918 г., разнообразие их выпускавших организаций, автономность по отношению к власти, постоянные дебаты на страницах прессы [1]. Казалось бы, из этого можно сделать вывод о периодической печати как полноправном институте гражданского общества. Однако экстремальные, быстро менявшиеся условия гражданской войны, приведшие в конечном счете к ликвидации свободы слова и монополизации сферы массовой информации, заставляют отказаться от столь однозначного ответа и диктуют более глубокое изучение истории периодической печати в Сибири в период гражданской войны.

В историографии закономерно акцентируется внимание на организационных и идейно-политических проблемах прессы. При анализе периодической печати используются, как правило, наиболее крупные издания, распространявшиеся на территории всей Сибири. Они отличаются большей информативностью, лучшей сохранностью и доступностью для исследователей. Между тем, уездные издания, оставленные на периферии научного интереса, составляют значительную часть прессы края, и без их изучения невозможно раскрыть структуру сибирской печати, определить характер и степень вовлеченности населения в общественные и политические процессы.

Задачи настоящего исследования ограничиваются выявлением газет, которые являлись наиболее распространенным, оперативным и массовым для того времени видом периодики, печатавшихся в уездных городах Сибири в период «демократической контрреволюции», определением динамики их численности, состава и политической направленности. Рассматриваются только те издания, которые печатались в уездных административных центрах Сибири, не являвшихся одновременно губернскими или областными, находившихся под управлением Западно-Сибирского комиссариата, Временного Сибирского правительства и Временного Всероссийского правительства. Это города Тобольской, Алтайской, Томской, Енисейской и Иркутской губерний, Акмолинской, Семипалатинской, Забайкальской и Якутской областей. Летом-осенью 1918 г. на территории перечисленных губерний и областей было 58 уездов, причем в девяти из них уездные администрации располагались в тех же городах, что и губернские / областные.

В ходе антибольшевистского переворота летом 1918 г. на территории Сибири была ликвидирована советская власть. В сфере массовой информации это повлекло за собой свертывание сети советско-большевистской периодики и освобождение прессы от административного давления, установившегося во время господства большевиков. В конце мая — августе 1918 г. произошла денационализация типографий [2], были отменены декреты советской власти и восстановлен демократичный закон «О печати» Временного правительства от 27 апреля 1917 г. [3].

В результате количество разнонаправленных повременных органов в уездных городах Сибири летом 1918 г. стало увеличиваться быстрыми темпами. В июне 1918 г. к трем уездным газетам, пережившим смену власти, добавилось 13 наименований изданий, в июле было учреждено еще девять. В августе появилось три новых повременных органа, и в общей сложности печаталось уже 28 газет. В этом месяце положительная динамика уездной периодики в Сибири замедлилась и проявились факторы, негативно влиявшие на существование прессы. За август 1918 г. издание трех уездных газет в Сибири было приостановлено на непродолжительное время в связи с забастовками печатников [4]. В сентябре-октябре 1918 г. в уездных городах Сибири появилось еще пять изданий, и количество уездных газет достигло 33 наименований. С осени 1918 г. на территории, подконтрольной Временному Сибирскому правительству, началось ограничение свободы слова. В уездных городах из-за произвола военных в октябре прекратили работу четыре редакции [5], а еще одна — из-за «полного отсутствия средств» [6]. К началу ноября 1918 г. количество уездных газет в Сибири сократилось до 28 наименований.

Длительность существования изданий в уездных городах Сибири к ноябрю 1918 г. составляла в среднем от месяца до полугода. Относительно продолжительную «историю» имели лишь бийская газета «Алтай», основанная в 1911 г., и петропавловское «Приишимье», существовавшее с 1913 г. Немногим более года издавались змеиногорское «Начало», каинская «Барабинская степь» и минусинское «Знамя труда». В краткосрочности существования изданий выражалась нестабильность уездной периодики, что было характерно для прессы периода революции и гражданской войны в целом.

Бурную динамику и нестабильность уездной прессы в Сибири в период «демократической контрреволюции» можно объяснить несколькими взаимосвязанными факторами. До революции в Сибири не существовало традиции издания местных газет в уездах. В мелких провинциальных городах Сибири экономические, социальные и политические условия для развития средств массовой информации, характерные для урбанистической культуры, складывались медленно. Повсеместное создание и распространение уездных газет в Сибири началось под влиянием процессов демократизации общества и политизации интеллигенции, запущенных Февральской революцией 1917 г. Причем увеличение количества газет мало подкреплялось потребностями местного населения, около 80 % которого было неграмотным.

Летом — осенью 1918 г. в Сибири издавалось не менее 38 уездных изданий, что в относительном выражении составляло около 30 % всех сибирских газет того времени. Газеты выходили в 26 административных центрах сибирских уездов, которые не являлись одновременно губернскими или областными городами. Причем в Западной Сибири газет печаталось больше (26 наименований в 17 городах), чем в Восточной (12 наименований в восьми городах).

Большинство уездных административных центров в Сибири были малыми городами с населением менее 20 тыс. человек, аграрным обликом [7] и скудной общественной жизнью [8]. Вероятно поэтому, в них обычно либо не было местных периодических изданий, либо существовала только одна газета. Во второй половине 1918 г. в Ялуторовске печаталась «Ялуторовская жизнь», в Ишиме — «Ишимский край», в Кокчетаве — «Кокчетавский листок», в Каинске — «Барабинская степь», в Павлодаре — «Павлодарский телеграф», в Славгороде — «Вестник Славгородского земства», в Усть-Каменогорске — «Усть-Каменогорская жизнь», в Камне — «Каменская мысль», в Змеиногорске — «Начало», в Кузнецке — «Бюллетени Кузнецкого уездного комитета», в Ачинске — «Бюллетени Ачинского уездного комиссариата», в Канске — «Канский земский голос», в Верхнеудинске — «Прибайкальская жизнь», в Бодайбо — «Ленский край». В Татарске («Крестьянская жизнь», «Народное дело»), Мариинске («Бюллетень Мариинского временного комитета общественной безопасности», «Звено») и Нижнеудинске («Нижнеудинские бюллетени», «Земская газета») газеты выходили разновременно и выполняли одинаковые функции. В Енисейске («Голос момента», «Новый путь») и Минусинске («Знамя труда», «Труд») издания выпускали разныегруппы местной интеллигенции.

В уездных административных центрах с населением от 20 до 100 тыс. чел., считавшихся средними городами, издание газет к 1918 г. уже становилось неотъемлемой составляющей городской жизни [9]. Летом — осенью 1918 г. в Петропавловске стабильно выходили газеты «Единство» и «Приишимье», в Бийске — «Алтай» и «Думы Алтая», в Новониколаевске — «Народная Сибирь», а в октябре здесь была учреждена «Русская речь». Причем два последних издания по объему тиражей, широте распространения и наличию собственных корреспондентов во всех крупных городах Сибири находились на уровне региональных газет. Стремительно шло развитие периодической печати в Тюмени и Кургане, «отнимавших» политические и экономические функции у административного центра губернии — Тобольска. Летом — осенью 1918 г. здесь выходило по четыре газеты: в Тюмени — «Народовластие», «Рабочая жизнь», «Рабочий день», «Свободное слово», а в Кургане — «Земля и воля», «Земля и труд», «Курганская свободная мысль» и «Доброе слово».

Во второй половине 1918 г. газеты не издавались в таких малонаселенных административных центрах северных уездов Сибири, как Сургут, Нарым, Березов, Верхоленск, Балаганск, Вилюйск, Олёкма и др. Периодической печати не существовало также в «молодых» городах Черемхово, получившем статус города в 1917 г., и Щегловске, обретшем статус города в 1918 г.

В целом сеть газет покрывала около половины административных центров уездов Сибири и вполне соотносилась с показателями социально-экономического развития городов. Можно предположить, что местный потенциал по организации печатных средств массовой информации был в значительной мере реализован. Свидетельств о неудавшихся прожектах выпуска газет в уездах выявлено всего несколько. Из-за материальных и технических трудностей так и не начали выходить предполагавшиеся к изданию летом — осенью 1918 г. газеты «Славгородская неделя», «Атбасарская жизнь» и «Рабочее дело» в Петропавловске.

Для характеристики состава периодической печати необходимо выяснить, кому принадлежали издания. От «хозяина», как правило, зависел профиль газеты и ее материальное положение. Более того, выпуск прессы в годы гражданской войны свидетельствовал о высокой социальной активности издающего субъекта, его влиянии (или стремлении оказать влияние) на общественные настроения.

Прочные позиции в информационно-коммуникационном пространстве уездных городов в Сибири летом — осенью 1918 г. занимала кооперация. Ее издания выпускались в Ялуторовске («Ялуторовская жизнь»), Петропавловске («Единство»), Павлодаре («Павлодарский телеграф»), Камне («Каменская мысль»), Новониколаевске («Народная Сибирь»), Бийске («Думы Алтая»), Енисейске («Новый путь») и Верхнеудинске («Прибайкальская жизнь»). В общей сложности кооператорам принадлежало не менее восьми наименований уездных повременных органов, или 21 % от всех уездных газет. По отношению к общему числу кооперативных общественно-политических изданий в Сибири (не менее 15 наименований) уездные составляли большинство. Они издавались стабильно, как правило, ежедневно, а качество и степень их влияния во многом зависели от возможностей конкретной выпускавшей организации.

Активность кооперации в выпуске изданий именно газетной формы, требовавшей больших материальных затрат и организационных усилий, в период гражданской войны в Сибири была беспрецедентной. Ни до, ни после этого кооперация не имела столько массовых общественно-политических изданий. Причиной феномена, вероятно, являлась политизация руководства кооперативных организаций, сыгравших большую роль в создании антибольшевистской власти [10]. При этом к кооперации как наиболее крупному, влиятельному и материально обеспеченному субъекту местной жизни обращались с инициативами об издании газет представители земств и общественных организаций, не имевшие возможности учредить самостоятельные издания. Кооперация была одним из центров притяжения актива уездной интеллигенции, стремившейся обозначить себя в информационном пространстве и повлиять на настроения населения и его культуру.

Органы местного самоуправления, которые в период революции и гражданской войны действовали преимущественно как самодеятельные и независимые от государственной власти учреждения, представлявшие интересы населения, также стремились активно участвовать в коммуникационном процессе. Уездные земские газеты существовали при управах в Татарске («Народное дело»), Каинске («Барабинская степь»), Змеиногорске («Начало»), Славгороде («Вестник Славгородского земства»), Канске («Канский земский голос»), Мариинске («Звено»), Бодайбо («Ленский край») и Нижнеудинске («Земская газета»). Перечисленные восемь наименований составляли 21 % всех уездных газет, а в общем количестве сибирских газет органов местного самоуправления — около половины.

Целесообразность выпуска земских уездных изданий вызывала сомнения у современников. В октябре 1918 г. в докладе о томской «Народной газете» ее редактор, известный меньшевик Д. И. Розенберг замечал:

«Некоторые уездные земства стремятся к обзаведению своими собственными органами печати. Это явление в данный момент вряд ли можно приветствовать — получается распыление сил и средств. Ведь вместо нескольких маленьких „худосочных“ газет, дающих крупные убытки, лучше иметь на всю губернию одну большую газету» [11].

Его позицию можно понять, учитывая тот факт, что земство в Сибири не имело крупных влиятельных газет, а небольшие уездные издания постоянно находились на грани банкротства и часто прибегали к поддержке со стороны кооперации и общественных организаций. С другой стороны, уездные земские газеты летом — осенью 1918 г. печатались исключительно в тех городах, где не было больше ни одного местного издания. Соответственно, можно предположить, что земство аккумулировало общественно-активные элементы и учреждало органымассовой печатной коммуникации там, где даже кооперация была бессильна это сделать.

Кооперативные и земские газеты по большому счету составляли единое информационное поле. Они не составляли друг другу конкуренцию, так как издавались в разных городах, имели одинаковые цели и идейно-политические позиции. Более того, эти издания претендовали на статус «народных газет» на основании того, что кооперация и земство считались институтами, наиболее близко стоявшими к населению и выражавшими его чаяния.

Помимо кооперативной и земской периодической печати, в уездных городах Сибири выпускалось значительное количество так называемой частной прессы. Издателями таких газет были, как правило, паевые некоммерческие товарищества, подобно «Сибирскому товариществу печатного дела» (1905–1919 гг.), созданному специально для поддержки крупнейшей краевой газеты «Сибирская жизнь» [12]. Эта форма организации издания позволяла редакции проводить самостоятельную линию вне прямой зависимости от интересов представителей государственной власти, политических партий или экономических организаций. Как правило, частные газеты были тесно связаны с либерально настроенной частью общества, которая составляла основной контингент их постоянной читательской аудитории. В уездных городах Сибири летом — осенью 1918 г. массовые общественно-политические повременные органы выпускали Товарищество издательского дела («Курганская свободная мысль»), товарищество «Свободное слово» в Тюмени («Свободное слово»), Издательское дело на паях («Ишимский край»), товарищество печатного дела «Прогресс» в Петропавловске («Приишимье»), типография «Товарищество» в Бийске («Алтай»), типография «Новониколаевский печатник» («Русская речь» [13]). Единственным уездным издателем-одиночкой в Сибири во второй половине 1918 г. был основатель и редактор газеты «Усть-Каменогорская жизнь» С. А. Горлов. В целом семь наименований частных газет составляли 18 % всех сибирских уездных газет, незначительно уступая кооперативной и земской прессе в количественном отношении. При этом по показателям периодичности, времени существования, тиражам и качественным показателям они конкурировали с «народной» периодической печатью.

Ряд изданий в уездных городах принадлежал местным партийным группам. В Тюмени эсеры выпускали газету «Народовластие» (с 4 по 17 сентября 1918 г. она имела статус органа Тобольского губернского комитета партии социалистов-революционеров), в Кургане — «Землю и волю» (с 8 июля по 12 августа 1918 г. она имела статус органа Тобольского губернского комитета партии социалистов-революционеров), в Минусинске — «Знамя труда», в Татарске — «Крестьянскую жизнь». Группа социал-демократов в Тюмени организовала издание под названием «Рабочая жизнь» (в октябре 1918 г. переименовано в «Рабочий день»). В Кургане с июля по август 1918 г. комитет социал-демократов совместно с эсерами выпускал газету «Земля и труд». Впоследствии она была передана Курганскому союзу потребительских кооперативов, но ее редактором остался меньшевик В. А. Рябков, состоявший одновременно гласным Курганской городской думы, членом правления Курганского союза потребительских кооперативов и председателем Курганского совета профсоюзов. В Енисейске изданием газеты «Голос момента» занималась Народно-республиканская группа — не имевшая в Сибири аналогов антисоциалистическая организация.

Семь перечисленных наименований партийных изданий составляли 18 % всех уездных газет Сибири. То есть их общее количество было вполне сравнимо с кооперативной, земской и частной прессой, однако влияние партийной уездной периодики нужно признать менее значительными. Во-первых, попытки партийных групп выступить в сфере массовой информации самостоятельно предпринимались только в крупных административных центрах (Кургане и Тюмени), а также в Минусинске, где местные эсеры все средства группы тратили на издание газеты, и Енисейске. В Татарске эсеры использовали ресурсы местного уездного земства. Во-вторых, большинство редакций уездных партийно-политических газет выпустили всего по несколько номеров и к осени 1918 г. были закрыты. В-третьих, информационно-пропагандистские ресурсы политических партий в Сибири летом — осенью 1918 г., как правило, были сосредоточены в губернских и областных комитетах. В крае в целом партийная пресса представляла собой самую крупную и организованную группу изданий, а уездные газеты играли в ней эпизодическую роль.

В незначительной степени повременной печатью в Сибири периода «демократической контрреволюции» занимались уездные администрации (комиссариаты / комиссары). Летом — осенью 1918 г. кратковременно издавалось четыре уездных официальных повременных органа: «Бюллетени Кузнецкого уездного комиссариата», «Бюллетени Ачинского уездного комиссариата», «Кокчетавский листок» и «Нижнеудинские бюллетени». Из них максимально долго (четыре месяца) выпускались «Нижнеудинские бюллетени». Эти издания были организованны в исключительно сложный военно-политический момент, когда произошло свержение советской власти, и перед ними стояла одна задача — оперативное информирование населения о перевороте. Представители новой власти в Кузнецке, Ачинске, Кокчетаве и Нижнеудинске быстро организовали регулярное оповещение населения о происходивших событиях, «подчинив» себе информационное пространство (других СМИ в этих городах не было), и тем самым укрепили свои позиции. Впоследствии Временное Сибирское правительство не поддержало издание официальных уездных газет. Информационно-управленческие задачи власть решала через правительственное, губернские и областные издания. В них публиковались, в числе прочих, распорядительные документы и информационные сообщения уездных комиссаров.

Единственной узко специализированной газетой в сибирской провинции летом-осенью 1918 г. было духовно-просветительское издание. В Кургане в августе 1918 г. священниками Троицкой церкви совместно с прихожанами был образован Церковно-христианский союз, члены которого выпускали газету «Доброе слово». Задачи издания были ограничены стремлением редакционного коллектива к возрождению религиозности, активному противодействию нападкам на церковь и борьбе с попытками заменить православие учением социализма [14]. «Доброе слово» было уникальным явлением для Сибири в период гражданской войны, идущим вразрез с генеральной тенденцией политизации и универсализации прессы.

Состав уездной газетной периодики в Сибири летом-осенью 1918 г., судя по принадлежности изданий, был довольно разнообразным. Преобладали на информационном поле газеты кооперации и земства, менее распространена была частная пресса и незначительную долю составлялапартийная. При этом сложно говорить о плюрализме средств массовой информации в уездных городах, где издавалась чаще всего только одна газета.

Профиль большинства уездных газет в Сибири летом-осенью 1918 г. формировался по принципу универсального общественно-политического повременного органа. Другими словами, приоритетные функции газет заключались во всестороннем информировании населения, выражении и формировании общественного мнения по различным вопросам действительности, а аудитория, к которой обращались журналисты, представлялась анонимной разнородной массой.

На страницах уездных газет преобладали новостные рубрики — «Телеграммы», «Хроника», «Корреспонденции», «Местная жизнь», «По уезду», «По Сибири», «По России», «За границей». Издания, несмотря на неравные возможности журналистских коллективов по получению и обработке сведений, а также мало подготовленную к чтению газет социальную среду, функционировали в качестве своеобразных площадок, на которых шел обмен информацией различного уровня и происхождения. Газетчики устанавливали «повестку дня», сообщая с различной степенью полноты и достоверности об общественно значимых явлениях местной, сибирской, российской и мировой жизни. Тем самым издания способствовали укреплению и развитию связей внутри местных сообществ, облегчали их участие в системе региональных коммуникаций.

В новостных разделах уездных сибирских газет лета-осени 1918 г. сведения преподносились в дескриптивной форме, вуалирующей позиции редакции, а подбор материалов для печати в значительной мере зависел от внешних факторов. Раздел «Телеграммы» в уездных газетах Сибири периода «демократической контрреволюции» по большей части состоял из официальных сообщений Сибирского телеграфного агентства (СТА). Рубрики «По Сибири», «По России» и «За границей» содержали, как правило, перепечатки новостей из различных центральных, краевых и губернских газет. Оригинальную информацию, как правило, содержали разделы «Местная жизнь», «По уезду», «Хроника». И в зависимости от задач редакции в изданиях могли выделяться такие специальные рубрики, как «Кооперация», «Партийная жизнь», «Торговля и промышленность» и «Рабочая жизнь». Коллективы уездных газет, состоявших зачастую из нескольких энтузиастов, занимавшихся этой работой по совместительству, со страниц изданий призывали читателей поддержать местный печатный орган сообщениями об общественно важных событиях, «не стесняясь формой изложения», или даже просили «помощи всех культурных сил уезда в создании газеты» [15].

В целях формирования общественного мнения на страницах большинства уездных сибирских газет летом — осенью 1918 г. публиковались передовые статьи, обзоры прессы, очерки и фельетоны, в которых непосредственно выражались установки коллектива издания по наиболее актуальным, с точки зрения редакций, общественным вопросам. Анализ тематики передовых статей (а они регулярно присутствовали в ежедневных газетах «Алтай», «Народная Сибирь», «Русская речь», «Народовластие», «Рабочий день», «Курганская свободная мысль», «Земля и труд», «Прибайкальская жизнь») показал, что внимание уездной общественности было сконцентрировано на политических событиях сибирского масштаба.

По политическому направлению подавляющее большинство кооперативных и земских изданий принадлежало к умеренно социалистической и демократической прессе. На обшлагах «Дум Алтая», «Народной Сибири», «Барабинской степи», «Крестьянской жизни», «Звена», «Нового пути», «Народного дела», «Прибайкальской жизни» заявлялось о «социалистическом» направлении. Газеты «Ялуторовская жизнь», «Единство», «Канский земский голос», «Начало», «Каменская мысль», «Вестник Славгородского земства» позиционировали себя в качестве «прогрессивных демократических» газет. Редколлегии перечисленных изданий транслировали антибольшевистские настроения, писали о патриотизме, пропагандировали всеобщее избирательнее право, федеративную республику, демократические свободы, призывали реформировать сферу трудовых отношений и поддерживали большинство инициатив Временного Сибирского правительства.

Частные редакции обычно позиционировали свои газеты как «прогрессивные» и «непартийные» органы печати. Как правило, они склонялись к защите либеральных ценностей, оппонируя социалистической прессе. Основные позиции таких изданий сводились к разоблачению большевизма, провозглашению стремления к возрождению единой и свободной России, приветствию действий Временного Сибирского правительства, направленных на укрепление власти и поддержание общественного порядка.

Большинство уездных газет, несмотря на различия в позициях и расхождения по отдельным вопросам, находились в фарватере «центристского» направления идейно-политического спектра Сибири периода «демократической контрреволюции». Летом-осенью 1918 г. они, по сути, обеспечивали лояльное отношение населения провинции к антибольшевистским органам власти и их политике. Причем позиция редакций была результатом осознанной поддержки государственной власти, а не была проявлением сервильности прессы. Лояльное отношение не исключало критических оценок различных политических шагов правительства и даже разоблачения преступных действий агентов власти.

Издатели эсеровских и социал-демократической газет в Сибири летом-осенью 1918 г. пропагандировали демократические ценности, выступали противниками большевизма. При этом они критиковали действия Временного Сибирского правительства, направленные, по их мнению, на «ликвидацию завоеваний революции». Эти партийные газеты могут быть отнесены к «левому» крылу общественно-политических сил в Сибири периода «демократической контрреволюции».

Обращает на себя внимание тот факт, что газет под «вывеской» партии народной свободы, занимавшей в информационно-пропагандистском пространстве Сибири сильные позиции, в уездных административных центрах не издавалось. Хотя бийская газета «Алтай» и новониколаевская «Русская речь» последовательно отстаивали идейно-политические взгляды кадетов, дистанцируясь от партии формально. Эти издания последовательно выступали за возрождение национальной российской государственности путем создания авторитарной власти и сильной дисциплинированной армии, а также выражали нетерпимость к социалистическим идеям и требовали ужесточения борьбы с большевиками, критикуя Временное Сибирское правительство «справа».

Оппозиционная Временному Сибирскому правительству пресса, представленная «левыми» партийными социалистическими газетами и частными «правыми», была малочисленна и практически не оказывала влияния на настроения населения.

В общем политическая направленностьуездных изданий свидетельствует о том, что местная общественность шла в фарватере идейно-политических процессов сибирского антибольшевизма. Однако уровень полемичности материалов, опубликованных в местной прессе летом — осенью 1918 г., по сравнению с остротой публикаций в губернских газетах был значительно ниже. Так как уездная общественность была малочисленна, а идейно-политическое размежевание в ее среде было слабым.

При решающем преобладании информационных и общественно-политических материалов в уездных газетах находилось место для публикации литературных произведений; очерков, посвященных локальной истории, географии, культуре и местным традициям; театральных, музыкальных и литературных рецензий; отчетов о деятельности благотворительных и культурно-просветительных организаций. Редакции уездных газет проявляли несомненный интерес ко всему тому, что свидетельствовало о формировании общественного самосознания, способствовало воспитанию и просвещению личности.

Уровень коммерциализации уездной прессы в Сибири в период «демократической контрреволюции» можно признать незначительным. Издание газет, как правило, приносило убытки. Спрос на рекламу был небольшой, а раздел «объявлений», присутствовавший практически в каждом издании и занимавший не менее четверти печатной площади уездных газет, наполняли сообщения общественного характера и мелкие частные объявления.

Содержание и характер изложения материалов в уездных газетах вызывали серьезную критику со стороны опытных газетчиков, работавших в крупных изданиях Томска и Иркутска. Уездная пресса считалась «маломощной», «поверхностной» и даже «безграмотной», а провинциальных журналистов зачастую называли «невежественными пошехонцами» [16]. С подобными оценками вполне можно согласиться. Изданием газет в уездах зачастую занимались «идейные» люди, а не профессиональные редакторы и журналисты, которых можно было пересчитать по пальцам. Между тем, уездная пресса второй половины 1918 г. не выделялась на фоне низкого качества большинства сибирских изданий.

Таким образом, уездные газеты, составлявшие около трети всей сибирской газетной периодики лета — осени 1918 г., существенно расширяли и наполняли информационное пространство края. В условиях декларированной и существовавшей на практике свободы слова общественность мобилизовывала имевшиеся в уездных городах ресурсы, стремясь оказать влияние на власть и население. Изданием газет занимались различные по характеру и целям деятельности частные лица, группы и организации, большинство из которых не было связано с осуществлением государственных функций и не рассчитывало на получение коммерческой выгоды от выпуска прессы. В подавляющем большинстве уездных административных центров издавалось всего по одной газете, функционировавшей в качестве универсального общественно-политического издания, ориентированного на возможно широкую анонимную аудиторию. Между тем, это не препятствовало функционированию газет как своеобразной площадки для выражения общественного мнения. «Идейная» основа газет была различна. В уездные города часто попадали издания из губернских центров и других городов Сибири, стимулировавшие дискуссии на страницах уездной прессы, в ходе которых обсуждались позиции различных участников политического процесса в Сибири. Вместе с тем в понимании базовых политических ценностей редакции по большому счету были едины и стремились к консенсусу во взаимоотношениях внутри общества и между властью и обществом. В этом плане уездная пресса Сибири летом-осенью 1918 г. была относительно однородна. Она способствовала процессу самоорганизации местной общественности и развитию информационного обмена.

Характер уездных газет позволяет утверждать, что по своему реальному поведению и значению пресса Сибири играла роль института гражданского общества. Она стремилась консолидировать местное общество вокруг проблем, требовавших скорейшего разрешения, способствовала изменению культурного ландшафта и созданию массовой аудитории, давала панораму местной жизни, обеспечивала включение локальных коммуникаций с систему региональных информационных связей. В целом уездная пресса Сибири в период «демократической контрреволюции» выражала интересы общественности и оказывала воздействие на настроения местных жителей. Однако ее роль не стоит преувеличивать, поскольку газеты существовали короткое время, а большинство населения было неграмотным и оставалось вне сферы прямого влияния печатного слова.

Приложение. Уездные газеты Сибири в период «демократической контрреволюции» (конец мая — середина ноября 1918 г.)*

№ п/п Наименование (Место издания) Издатель Состав авторского коллектива Периоди-
чность
Период существования
1 Алтай (Бийск) Типография «Товарищество» П. В. Орнатский (ред.)
С. А. Голубев (ред.)
М. Ф. Александров (ред.)
Н. Круликовский
В. Н. Камбаров
М. Кузовлев
Н. Одинцова
К. И. Соколовский
А. П. Строльман
ежедневно 1911, 1 янв. — 1919, [дек.].
Перерыв в изд.:
4 марта — 9 июня 1918 г.
2 Барабинская степь (Каинск) Каинское городское самоуправление и уездное земство Л. Маслов (ред.)
Н. Касторский (ред.)
А. Соколовский (ред.)
А. Мирович (ред.)
А. П. Александров (ред.)
Е. Н. Тесленко (ред.)
два раза в неделю 1917, 4 окт. — 1919, [нояб.].
Перерыв в изд.: 2 — 15 июня 1918 г.
3 Бюллетени Ачинского уездного комиссариата (Ачинск) Ачинский уездный
комиссариат
Редакторы и авторы не указывались 1918, [июнь].
4 Бюллетени Кузнецкого уездного комитета (Кузнецк) Кузнецкий уездный
комитет
Редакторы и авторы не указывались 1918, [сент.].
5 Бюллетень Мариинского временного комитета общественной безопасности (Мариинск) Мариинский временный комитет
общественной безопасности
Редакторы и авторы не указывались 1918, [июнь].
6 Вестник Славгородского земства (Славгород) Славгородское уездное
земство
Н. С. Зарянов (ред.)
С. М. Асрибеков (ред.)
три раза в неделю 1918, [?] — 31 дек.
7 Голос момента (Енисейск) Народно-республиканская группа Л. М. Мильштейн (ред.)
Б. М. Гольдфарб (ред.)
Б. Борохович
П. Дмитриев
Г. Я. Костормитинов
М. П. Миндаровский
еженедельно (по
факту — раз в мес.)
1917, 18 апр. — 1919, [дек.].
Перерыв в изд.:
18 фев. — 15 июля 1918 г.
8 Доброе слово: независимый, внепартийн. орган нар. церковно-обществ. мысли (Курган) Церковно-христианский союз Вл.В. Ратмиров (ред.)
И. А. Редькин
М. Чеханикин
Е. Костецкий
Н. Лаемский
еженедельно 1918, 1 сент. — 1919, [?].
9 Думы Алтая: газ. социалист. (Бийск) Бийское

кооперативно-земское
центральное тов-во

П. В. Духанин (ред.)
В. Д. Подьячий (ред.)
Н. Г. Скальненков (ред.)
ежедневно 1918, 22 июня —
24 нояб.
Ранее изд. «Свободный Алтай» / 1917, 1 июля — 1918, 6 апреля.
После изд. «Думы» / 1918, 27 нояб. — 1919, 19 янв. и «Алтайский край» / 1919, 20 янв. — [июнь].
10 Единство: газета беспартийная, общественно-политическая и кооперативная (Петропавловск) Правление районного
союза степных
кооперативов
и союзов
И. Н. Шантуров (ред.)
И. А. Чарноцкий (ред.)
ежедневно 1918, [20 июня] — 1919, 1 авг.
11 Звено: общ.-полит. газ. (Мариинск) Мариинское уезд. земство, Союз кооперативов Мариинска, Кредит. Союз К. М. Черемных (ред.) три раза
в неделю
1918, сент. — 1919, 16 мая
12 Земля и воля (Курган) Кугран. группа Партии социалистов-революционеров Редакторы и авторы не указывались еженедельно 1918, [июнь] — [?].
13 Земля и труд: орган независимой социалист. мысли (Курган) Курган. группа социалистов-революционеров и социал-демократов (меньшевиков) ;
с 11 сентября 1918 Курган. союз. потреб. кооперативов.
В. А. Рябков (ред.)
К. К. Худяков
В. Талин
Ив. Горюновский
П. Михайлович
ежедневно 1918, 6 июня — 1919, 5 авг.
14 Земская газета (Нижнеудинск) Нижнеудин. уезд. земство и Нижнеудин. общество потребителей С. М. Асрибеков (ред.) еженедельно 1918, 9 нояб. — [14 дек.].
15 Знамя труда: народная газета (Минусинск) Минусинская группа партии социалистов-революционеров окт. Редакторы и авторы не указывались два раза
в неделю
1917, 5 апр. — 1918, 7 окт.
Перерыв в изд.: 22 июня — 11 авг. 1918 г.
16 Ишимский край: ежедневная прогрессивная общедоступная газета (Ишим) Т-во «Издат. дело на паях» И. В. Горин (ред.)
Гр.Ив. Тарасов
ежедневно 1918, [июнь] — 23, окт.
17 Каменская мысль: обществ.-полит. кооп. газ (Камень) Культ.-просвет. отдел союза кооперативов
г. Камень
П. С. Пакин (ред.)
М. П. Плотников (ред.)
Е. А. Королев (ред.)
И. Серышев
ежедневно 1918, [июль] — 1919, [?].
18 Канский земский голос: внепартийный орган Канского уезд. земства (Канск) Канская уезд. зем. управа Н. Богомолов (ред.)
С. Корабельников (ред.)
ежедневно 1918, июль — 1919, [?].
19 Кокчетавский листок: газ. обществ. и лит. (Кокчетав) Управление коменданта г. Кокчетава А. Пойменов (ред.) ежедневно 1918, [?] — [?].
20 Крестьянская жизнь (Татарск) Тат. уезд. ком. партии социалистов-революционеров И. Н. Язев (ред.)
Горобчук (ред.)
еженедельно 1918, 3 авг. — 5 окт.
Далее изд. газ. «Народное дело»
21 Курганская свободная мысль: обществ.-полит. беспартийн. газ. (Курган) Т-во изд. и печ. Дела Ю. Анфилов (ред.)
И. Ф. Высоцкий (ред.)
В. Константинович
А. Раськин
В. В. Ратмиров
ежедневно 1918, [май] — 1919, [?].
22 Ленский край: внепартийн. обществ. газ. (Бодайбо) Городская дума и уездная земская управа Г. Тетерин (ред.) еженедельно 1918, [август] — 1919, [?].
23 Народная Сибирь: общественно-лит., кооп. газ. [с 3 сент. 1918 г. подзаг. «социалистическая и кооперативная»]
(Новониколаевск)
Т-во на паях «Знамя свободы»; орг. связанное с «Закупсбытом» П. К. Молгачев (ред.)
П. Г. Харитонов (ред.)
М. Ф. Казаков (ред.)
А. В. Сазонов (ред.)
А. М. Батрак
Н. Я. Быховский
Г. А. Вяткин
А. Ф. Георгиевский
А. С. Гиганов
А. Н. Градов
В. Занозин
Н. П. Зеленский
Н. Е. Жернаков
Н. Лямин
Гр. Крекнин
А. И. Манкевич
Н. Я. Новомбергский
Н. Н. Палопеженцев
Е. И. Плотников
Е. Н. Пославский
Ф. А. Савченко
В. Г. Шишканов и др.
ежедневно 1918, 31 мая — [1919].
24 Народное дело (Татарск) Татарское уезд. земство И. Н. Язев (ред.) еженедельно 1918, 12 окт. — [?].
Изд. взамен газ. «Крестьянская жизнь»
25 Народовластие (Тюмень) Тюмен. орг. партии социалистов-революционеров Е. В. Михайлова (ред.)
М. Г. Казанцев (ред.)
ежедневно 1918, 24 июля — 17 сент.
26 Начало: общественно-политическ. газ. (Змеиногорск) Змеиногорское уезд. земство Редакторы и авторы не указывались еженедельно 1917, [июль] — 1919, [?].
Перерыв в изд. с [февраля] по 1 авг. 1918 г.
27 Нижнеудинские бюллетени (Нижнеудинск) Н.-Удин. уезд. комиссариат Врем. правительства автономной Сибири / Ред. — Е. С. Огородов (ред.) еженедельно 1918, 15 июня — 2 нояб.
28 Новый путь: орган социалистической мысли (Енисейск) Изд. объединенный коллектив (общество потребителей «Самопомощь» и Енисейский губернский союз кооперативов) И. Демидов (ред.)
Г. Рунин
Л. Ассинский
Е. Коробейников А. Шереметьев
еженедельно 1918, [?] — [?].
29 Павлодарский телеграф (Павлодар) Павлодарское т-во
кооперативов
А. В. Кустов (ред.) ежедневно 1918, [июль] — [31 дек.].
30 Прибайкальская жизнь: орган обществ.-дем. и социалист. (Верхнеудинск) Прибайк. т-во кооперативов Г. Д. Куренков (ред.)
Н. П. Угрюмов (вр. ред.)
В. П. Соболев (вр. ред.)
В. Н. Чудинов (вр. ред.)
ежедневно 1918, 3 мая — 1919, 17 авг.
31 Приишимье: газета политическая и общественно-литературная (Петропавловск) Т-во печ. дела «Прогресс». Л. С. Ушаков (ред.)
Т. В. Тючкалова (ред.)
ежедневно 1913, 5 фев. — 1919, [?].
Перерыв в изд.: [дек.] 1917 — 3 июня 1918.
32 Рабочая жизнь: орган партийн.-полит. мысли (Тюмень) Тюмен. ком. РСДРП Редакторы и авторы
не указывались
ежедневно 1918, [июль] — [сент.].
33 Рабочий день (Тюмень) Тюмен. ком. РСДРП Ф. И. Рогожников (ред.) ежедневно 1918, [окт.]. — [нояб.].
34 Русская речь: ежедн. беспартийн., экон. и лит. газ. (Новониколаевск) Тип. «Новониколаевский печатник» Я. Л. Белоблоцкий (ред.)
А. Реур
Вл. Ясенев
К. Градов
И. Чаев
М. Стоговский и др.
ежедневно 1918, 3 окт. — 1919, дек.
35 Свободное слово (Тюмень) Т-во «Свободное слово» Н. Н. Плясунов
Г. Славит
Н. Тепикин
ежедневно 917, 30 апр. — 1919, [?].
Перерыв в изд.:
1 марта — 23 июля 1918 г.
36 Труд: орган независимой социалистической мысли (Минусинск) Ред.-изд. В. Карцов В. Карцов (ред.)
Н. Тараторин
Н. Розанов
ежедневно 1918, 2 июля — [?].
37 Усть-Каменогорская жизнь: лит. и обществ.-полит. газ. (Усть-Каменогорск) С. А. Горлов А. П. Молченко (ред.)
С. А. Горлов
ежедневно 1918, [июнь] — [?].
38 Ялуторовская жизнь: беспартийн.-демократ. газ. (Ялуторовск) Издат. коллегия кооп. и общ. учреждений г. Ялуторовска А. И. Боцяновский (ред.)
С. Благовещенский (ред.)
Ф. Мишурин (ред.)
еженедельно 1918, [июль] — 1919, [?].

* Составлено на основе номеров газет, хранящихся в крупнейших фондах русскоязычной прессы периода революции и гражданской войны (Российской национальной библиотеки, Российской государственной библиотеки и Библиотеке федеральных архивов) и в крупных фондах сибирской прессы этого периода (научных библиотек Томского и Иркутского государственных университетов и библиотеке ГАНО). Тем не менее, он не претендует на исчерпывающую полноту и точность.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Адрианов А. В. Периодическая печать в Сибири. С указателем изданий в 1918 г. Томск, 1919; Семенова Н. М. Периодическая печать Сибири как исторический источник по истории «демократической» контрреволюции: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 1977; Волгин А. П. Буржуазная пресса Сибири и колчаковщина: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 1990; Никитин А. Н. Периодическая печать как исторический источник по истории гражданской войны в Сибири. Омск, 1991; Хазиахметов Э. Ш. Периодическая печать Омска (июнь 1918 -ноябрь 1919 гг.) // Общественные движения и культурная жизнь Сибири (XVII-XX вв.). Омск, 1996. С. 104–121; Молчанов Л. А. Газетная пресса антибольшевистской России (октябрь 1917–1920 гг.). М., 2001; и др.
  2. Периодическая печать Сибири в годы гражданской войны (конец мая 1918 — декабрь 1919 г.) / Сост. Е. Н. Косых, С. Ф. Фоминых. Томск, 1991. С. 4; Рынков В. М. Социальная политика антибольшевистских режимов на востоке России (вторая половина 1918 — 1919 г.). Новосибирск, 2008. С. 92–94.
  3. Западно-Сибирский комиссариат Временного Сибирского правительства. Сб. документов и материалов / Сост. и науч. ред. В. И. Шишкин. Новосибирск, 2005. С. 145.
  4. Из-за забастовок типографских рабочих Новониколаевска с 7 августа по 3 сентября 1918 г. не выходила газета «Народная Сибирь». 31 августа началась забастовка рабочих в Петропавловске, что привело к приостановке газет «Единство» и «Приишимье».
  5. Редакции газет «Народовластие» и «Рабочая жизнь» прекратили работу в начале октября 1918 г. из-за «невыносимых условий», созданных адресной цензурой, наложенной начальником гарнизона Тюмени. «Крестьянская жизнь» (Татарск) и «Ишимский край» (Ишим) были закрыты военными соответственно 5 и 23 октября за перепечатку заметки «Тюкалинск», содержавшей сведения о незаконных действиях начальника гарнизона этого города полковника Доронина.
  6. 6 октября 1918 г. в минусинской газете «Знамя труда» было помещено сообщение о том, что далее издание выпускаться не будет из-за «полного отсутствия средств».
  7. См.: Сибирский город XVIII — начала XX в. Вып. 1. Иркутск, 1998; Вып. 2. Иркутск, 2000; Гончаров Ю. М., Скубневский В. А. Города Западной Сибири во второй половине ХIХ — начале ХХ в. Ч. 1. Население. Экономика. Барнаул, 2003. Ермолаев А. Н. Уездный Мариинск. 1856–1917 годы. Кемерово, 2008. 764 с.; и др.
  8. См.: Дегальцева Е. А. Общественные неполитические организации Западной Сибири (1861–1917 гг.). Барнаул, 2002; Шишкина С. Ю. Провинция и война: Тобольская губерния в годы первой мировой войны (август 1914 — февраль 1917). Тюмень, 2006.
  9. См.: Периодическая печать Сибири (вторая половина XIX века — февраль 1917 г.). Указатель газет и журналов / Сост. И. Г. Мосина, Е. Н. Косых. Томск, 1991; Кройчик Л. Е. Провинциальная частная газета. Формирование концепции // Российская провинциальная частная газета. Тюмень, 2004. С. 3–20.
  10. Иванов Б. В. Сибирская кооперация в период Октябрьской революции и гражданской войны. Томск, 1976. С. 224–242.
  11. Народная газета (Томск). 1918. 24 окт.
  12. Дмитренко Н. М. Сибирское товарищество печатного дела // Научная библиотека Томского государственного университета: [сайт], 2004. URL: http: //sun.tsu.ru/mminfo/ 000063105/288/image/288_134–137.pdf (дата обращения: 11.11.2008).
  13. «Русская речь» была рупором основанного в июне 1918 г. в Новониколаевске Союза защиты родины. Союз объединял Новониколаевскую организацию партии народной свободы, Союз домовладельцев, Союз мелких торговцев и промышленников, Военно-промышленный комитет, Биржевой комитет, старообрядческую общину, Союз приходских попечительств, представителей мусульманской и польской общин. В октябре — ноябре «Русскую речь» редактировал кадет Я. Л. Белоблоцкий. Газета «Русская речь» изначально была «широко поставлена», т. к. щедро обеспечивалась финансами местного военно-промышленного комитета. В состав постоянных сотрудников газеты были привлечены профессора И. И. Аносов, И. В. Михайловский и П. А. Прокошев.
  14. Доброе слово (Курган). 1918. 7 сент.
  15. Начало (Змеиногорск). 1918. 4 авг.; Земская газета (Нижнеудинск). 1918. 9 нояб.
  16. Дело (Иркутск). 1918. 13 авг.; Свободный край (Иркутск). 1918. 19 окт.; Адрианов А. В. Периодическая печать в Сибири. С указателем изданий в 1918 г. Томск, 1919. С. 21.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru