Некоторые аспекты образования советов крестьянских депутатов в Енисейской губернии в 1917-1918 гг. 

 

Печатный аналог: Дементьев А.П. Некоторые аспекты образования советов крестьянских депутатов в Енисейской губернии в 1917–1918 гг. // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2013. № 4. Владивосток, 2013. С. 27–33. PDF, 225 Кб.

В отечественной историографии давно поставлена проблема советизации сибирской деревни в период становления первой советской власти. Наибольший вклад в ее изучение на материалах Енисейской губернии внес М.Б. Шейнфельд, рассмотревший в своей кандидатской диссертации «Борьба Советов Енисейской губернии за союз рабочего класса и трудового крестьянства в первый период Советской власти в Сибири» [1] следующие аспекты: процессы формирования советов крестьянских депутатов в волостях и селах губернии, основные направления их деятельности, взаимоотношения с земскими учреждениями, роль большевиков в советизации деревни.

С научной точки зрения данная работа имеет большую значимость. Историки, изучавшие различные аспекты советизации сибирской деревни — В.П. Сафронов [2], В.Т. Агалаков [3], Е.Н. Бабикова [4] и другие — в вопросах, касающихся Енисейской губернии, в значительной степени опирались на приведенные М.Б. Шейнфельдом положения.

Однако следует отметить, что в своем исследовании автор не смог избежать ряда недостатков, характерных для исторической науки того времени. По справедливому замечанию В.И. Шишкина, такими недостатками являются: «догматизм, субъективизм, эмпиризм, лакировка действительности» [5]. Сам автор, осознавая данное обстоятельство, писал в своих неопубликованных воспоминаниях «Путь историка»: «Я вижу и необходимость серьезной корректировки, а частично переоценки некоторых моих методологических подходов при изучении советов 1917-1918 гг…» [6].

Первую попытку пересмотра положений советских историков в данной области предпринял А.А. Шекшеев [7]. Он, опираясь на материалы по Енисейской губернии, впервые затронул проблематику взаимоотношений власти и общества, представил их равноправными субъектами истории. Тем не менее, рассматривая, в том числе, и вопросы советизации деревни, автор, в целом, не раскрывает ряда важных проблем создания Советов и, неправильно определяя количество волостей на лето 1918, приходит к неверным выводам относительно масштабов советизации.

Таким образом, несмотря на значительный вклад, внесенный исследователями в проблему советизации Енисейской деревни, ряд моментов требует уточнения и разработки с новых методологических позиций. Важно рассмотреть процесс советизации во всей его сложности, многомерности и противоречивости. На наш взгляд, необходимо вернуться к вопросу о масштабах советизации сибирской деревни, организационным проблемам создания советов, определить роль эсеров и большевиков в этом процессе. Рассмотрению этих вопросов и посвящена данная публикация.

В организации советов крестьянских депутатов в волостях и селах Енисейской губернии можно выделить два этапа: первый — с лета по ноябрь 1917 г.; второй — с декабря 1917 г. по июнь 1918 г. Главными критериями для периодизации являются изменения в масштабах распространения советов и превращение их из общественно-политических организаций в органы власти.

Первыми вопрос о необходимости создания советов крестьянских депутатов в селах и волостях Енисейской губернии поставили красноярские социал-демократы, значительным влиянием среди которых обладали большевики. В своей резолюции «О крестьянском движении» от 16 апреля 1917 г. Красноярский партийный комитет заявил о необходимости призвать крестьянство к выборам и организации советов крестьянских и батрацких депутатов на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. При помощи созданных советов большевики рассчитывали «произвести полную смену старых властей в деревне с заменой их выборными» [8].

Однако до конца 1917 г. влияние большевиков на деревню оставалось незначительным. За данный период, по подсчетам историков, в сельской местности было создано только порядка 10 партийных организаций. Советы крестьянских депутатов создавались ими преимущественно в тех селах, где действовали сельские партийные ячейки. Так в начале июня 1917г. в селе Тасеевском, где действовала крупнейшая в Сибири сельская большевистская организация, был создан Тасеевский волостной совет. В ряде мест были образованы советы бедняцких депутатов [9]. Незначительность своего влияния на крестьянство большевики старались компенсировать за счет работы среди солдат городских гарнизонов. Но, по оценке участника революционных событий в Красноярске А.А. Позднякова: «этот период был упущен большевиками, работа среди солдат-крестьян не могла заменить работу непосредственно в деревне» [10].

Гораздо большее влияние среди крестьян имела партия социалистов-революционеров. По количеству сельских партийных организаций эсеры намного превосходили остальные политические партии. Нами обнаружены сведения об организации и существовании в губернии с марта по ноябрь 1917 г. 49 сельских партийных групп. Ввиду обрывочности сведений эти данные стоит считать минимальными. На начало июня 1917 г. только в одном Минусинском уезде, согласно докладу представителя уезда, на губернском съезде крестьянских депутатов (20-29 июня) имелось до 20 организованных эсеровских кружков [11]. Кроме того, эсеры имели значительное влияние в аппарате сельскохозяйственной кооперации. На съезде представителей кооперативов Енисейской губернии из 100 ответивших на вопросы анкеты 39 человек являлись эсерами, 31 человек — социал-демократами [12].

Однако в отличие от большевиков, эсеры не сразу призвали крестьян к созданию советов крестьянских депутатов. С началом февральской революции эсеры поддержали инициативу кооператоров по созданию беспартийных крестьянских союзов. Главной целью этих союзов провозглашалось объединение крестьянства (наподобие профессиональных организаций рабочих) и подготовка его к выборам в Учредительное собрание. Но вскоре идея беспартийности союзов перестала устраивать эсеров. По мнению губернской партийной конференции, проходившей 6-8 мая в Красноярске, крестьянские союзы усложняли партийное строительство. Конференция признала необходимым организовывать крестьянство в партийные эсеровские группы. Важной объявлялась и работа в советах крестьянских депутатов, как организациях, «имеющих определенные боевые политические задачи» [13].

Решающую роль в изменении отношения эсеров к крестьянским советам сыграл I Всероссийский съезд крестьянских депутатов (Петроград, 4–28 мая). Именно он призвал крестьян организовываться в советы крестьянских депутатов. Уже 4 июня в журнале «Народное дело», издававшемся Товариществом Кооперативов Енисейской губернии, было опубликовано разработанное на съезде «Положение о советах крестьянских депутатов». В нем крестьянам объяснялись задачи советов, давалась краткая инструкция по их организации [14]. Избранный 30 июня на Енисейском губернском съезде крестьянских депутатов Исполнительный комитет (ИК) губернского совета крестьянских депутатов, состоящий из 8 эсеров, 1 социал-демократа, 1 беспартийного, провозгласил своей целью «организацию крестьянства губернии в сельские и волостные советы» [15].

Долгое время в советской историографии считалось, что эсеры тормозили организацию советов в деревне, противопоставляя им волостное земство [16]. Однако факты свидетельствуют о том, что с лета по ноябрь 1917 г. создание советов крестьянских депутатов в волостях и селах губернии шло при непосредственном участии эсеров. Работу по организации крестьянства эсеровский ИК губернского совета крестьянских депутатов проводил через инструкторов-пропагандистов, совместно с работой по подготовке выборов в Учредительное Собрание и органы земского самоуправления. Эсеровская печать сообщала, что в августе, с помощью инструктора-пропагандиста ИК губернского совета крестьянских депутатов, были организованы волостные советы в Есаульской, Александровской и Заледеевской волостях Красноярского уезда [17]. Работу по организации советов проводили и агитаторы непосредственно эсеровских групп. В частности, агитатор Красноярской группы с-р Д. Лунин, посетивший в октябре 1917 г. ряд волостей Ачинского и Красноярского уездов с целью агитации за список эсеров в Учредительное собрание, на каждом сельском сходе ставил перед крестьянами вопрос об организации совета крестьянских депутатов. В ряде таких мест, как село Балахтинское Ачинского уезда, выяснялось, что советы уже были организованы [18].

В отличие от большевиков, эсеры рассматривали советы только как классовые организации трудящихся, в то время как органами народовластия для них были земства. Дискутируя с большевиками о роли советов, эсер И.А. Ловцов в статье «О диктатуре большевиков» писал, что советы являются «временной организацией революционных трудовых масс».

«Они призваны организовать страну на новых началах народовластия. Как только народовластие осуществится в истинно демократическом самоуправлении, роль советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов кончается» [19].

Поэтому создаваемые, как правило, эсерами, советы крестьянских депутатов до конца 1917 г. не были наделены властными полномочиями и действовали как общественные организации, не претендующие на власть. Находясь в русле эсеровской политики, советы часто занимались политическим просвещением крестьян. В частности, обязанностью Корниловского волостного совета Ачинского уезда, организованного 22 октября, значилось: «разъяснять всю важность и необходимость, не разбивая голосов, поддерживать список № 3 (эсеров. — Д.А.) путем бесед, собраний, чтений, распространения литературы и т.д.» [20].

В вопросе темпов организации советов крестьянских депутатов до конца 1917 г. стоит пересмотреть положения о том, что первое место здесь занимал Канский уезд. По подсчетам М.Б. Шейнфельда, к октябрю в данном уезде работали 13 волостных и несколько сельских советов [21]. В данном утверждении не учитывается то важное обстоятельство, что проходивший 10-16 апреля в Канске уездный крестьянский съезд, устанавливая порядок административного устройства села, волости и уезда и принимая соответствующую инструкцию, переименовал Комитеты общественной безопасности (КОБы) в «советы крестьян» [22]. Соответственно, до взятия власти большевиками в 1917 г. советы Канского уезда фактически являлись КОБами, выполнявшими функции бывших волостных правлений. Таким образом, структура и функции «советов крестьян» не позволяют отнести их к Советам, за создание и продвижение которых боролась большевистская партия. Очевидно, этим и объясняется тот факт, почему именно в Канском уезде характерным для этого периода явлением стала ликвидация волостных советов при организации земства. 8 октября Александровская, 22 октября Мокрушинская, 11 ноября Шеломовская волостные земские управы вступили в управление волостью после принятия дел, капиталов и имущества волостных советов [23].

В целом, обрывочность данных не позволяет указать количество советов, образованных в указанный период. Однако по имеющимся сведениям можно определенно утверждать, что в Енисейской деревне до конца 1917 г. они не получили массового распространения.

К существенному изменению в положении советов крестьянских депутатов привели Октябрьский переворот 1917 г. и поддержка уездными крестьянскими съездами (26-30 ноября 1917 г. в Минусинске; 1-6 декабря в Красноярске; 1-10 декабря в Канске; 5-8 декабря в Ачинске) перехода власти к советам. Съезды высказались за необходимость организации советов на всех уровнях: «организация совета депутатов, как это показывает сама жизнь, должна быть создана в волостях, пригородах и так далее, сверху донизу» — говорилось в принятой на красноярском съезде резолюции [24].

Вместе с тем, существенным препятствием для организации и полновластия советов в деревне являлись земства, оформившиеся в большинстве волостей губернии в октябре-декабре 1917 г. Переход власти к советам поставил перед большевиками задачу урезания прав остальных органов власти и их последующей ликвидации.

Считая организацию советов на местах одной из своих главных задач, с декабря 1917 г. в процесс советизации более активно внедряются большевики. Большевистский ИК Красноярского уездного Совета крестьянских депутатов, приступив в декабре к работе, направил все силы на организацию деревни. По волостям были разосланы инструкторы для выборов сельских комитетов и организации красной гвардии. Первые сообщения о результатах деятельности большевистских инструкторов датируются началом января 1918 г. Так, 10 января в с. Вознесенском Вознесенской волости и 12 января в с. Иркутское Погорельской волости Красноярского уезда на сельских сходах, с помощью инструктора уездного совета, были организованы сельские советы крестьянских депутатов [25]. Вместе с тем процесс создания советов был поддержан крестьянством губернии только с февраля-марта 1918 г. [26].

Образование советов крестьянских депутатов напрямую зависело от судьбы земских управ. По нашему мнению, не вполне справедливым является утверждение советских историков, что «массовое создание волостных советов шло в ходе ликвидации волостных земств» [27].

Создание волостных советов шло несколькими путями. Наиболее простым для крестьянства путем «приобщения» к новой власти стало простое переименование земской управы в ИК совета крестьянских депутатов без переизбрания состава. Имеющиеся данные позволяют судить о гораздо большем распространении данного явления в губернии, чем на то указывают советские авторы. Решение о переименовании земства в совет без переизбрания состава было принято волостными собраниями земских гласных: 4 февраля в Заледеевской и 2 марта в Александровской волостях Красноярского уезда; Григорьевской волостной земской управой Минусинского уезда — 11 февраля [28]. Интересен тот факт, что лица, возглавившие Шалинский волостной ИК совета крестьянских депутатов Красноярского уезда, после падения советской власти без переизбрания возглавили Шалинскую волостную земскую управу [29]. Таким образом, вполне возможно, что такое переименование носило неоднократный характер — земства в советы, а впоследствии советы — в земства.

На основе обнаруженных нами сведений можно сделать предположение, что переименование земства в советы происходило, как правило, в тех волостях, где значительным влиянием среди крестьянства пользовались эсеры. К примеру, именно в Заледеевской и Александровской волостях еще летом 1917 г. крестьяне согласились на призывы эсеров организовать у себя советы, как общественно-политические организации. Под воздействием эсеровских агитаторов в данных волостях в ноябре 1917 г. крестьяне осудили захват власти большевиками [30]. Именно Шалинская и Заледеевская волости уже в марте-апреле 1918 г. заявят о своем непризнании советской власти и отказе от уплаты податей, а после ее падения просто переименуют советы в земства [31].

Также следует учитывать, что значительная часть крестьян не понимала принципиальной разницы между земствами и советами. На губернском съезде советов (1-13 марта 1918 г.) делегат от Корниловской волости Ачинского уезда заявил, что «они себе плохо уяснили разницу между этими органами, все же они не отвергают власть совета» [32]. Подобному явлению способствовали не только низкая политическая грамотность крестьянства, но и практически идентичная структура земских управ и ИК советов крестьянских депутатов: председатель, 1 или 2 члена, секретарь. При этом, ввиду нехватки в деревне грамотных людей способных выполнять работу секретаря, большинство секретарей земских управ продолжало работу в ИК советов.

Своеобразная интеграция аппарата земства в совет происходила также тогда, когда земские гласные переходили на позиции большевиков. Фактически происходило тоже переименование земства в совет, возможно с частичным переизбранием состава. При данном условии, вопрос о создании волостного совета обсуждался на волостном земском собрании с представителями от крестьянства. Так, 28 января Сухобузимское волостное земское собрание Красноярского уезда в составе 96 гласных и представителей от крестьян упразднило земство и образовало волостной совет. Собранием было принято решение обратиться в вышестоящие советы «с предложением об упразднении губернского и уездных земств, организованных по закону кадета Львова, как несоответствующих духу времени, и все хозяйственные дела губернии и уезда передать в ведение советской власти с пропорциональными выборами, а волостные земства переименовать в волостные советы». Председателем волостного совета стал председатель земского собрания [33]. Уже после падения советской власти Канский уездный комиссариат в июле 1918 г. сообщал в губернский комиссариат, что в Александровской волости невозможно восстановить земство, так как бывшие члены земской управы со времени октябрьского переворота «перешли в лагерь большевиков» [34].

Фактически о ликвидации земства можно говорить, тогда когда совет создавался на собрании граждан волости. Первые такие собрания прошли в конце 1917 г., когда земства только сформировались. В частности,9 декабря собрание граждан Перовской волости, признав советскую власть, упразднило земство и избрало волостной совет[35]. В отдельных случаях инициаторами создания волостных советов выступали сельские советы. В Новоселовской волости Ачинского уезда к середине января были повсеместно сформированы сельские советы. На созванном волостном съезде советов была принята резолюция о полной поддержке советской власти и решение «ликвидировать (земство. — Д.А.) в своей волости, предложив это сделать везде по уезду» [36].

Для ликвидации земства большевики были готовы применятьи насильственные меры. ИК Красноярского совета рабочих и солдатских депутатов в телеграмме от 5 марта 1918 г. Южно-Енисейскому совету рабочих депутатов призывал немедленно распустить земскую организацию, а в случае саботажа арестовать и выслать в Красноярск ее членов [37]. Собрание группы большевиков 30 марта в селе ПановскомКежемской волости высказалось за арест членов волостной земской управы в случае невозможности мирной организации Советской власти [38].

Созданные волостные советы направляли свои силы к формированию советов в селениях. Организация сельских советов, в целом, отставала от организации волостных. Во многих селах и деревнях они так и не были созданы. На начало апреля в Маклаковской волости Енисейского уезда сельские советы имелись только в 9 из 25 селений [39]. В большинстве случаев крестьяне не видели смысла в организации сельских советов, так как всеми делами села руководил сельский сход, а его распоряжения выполняли КОБы.

Крестьяне села Потрошиловка Минусинского уезда говорили: «Зачем нам советы, когда есть Комитет общественной безопасности, нам больше ничего и не надо» [40].

Однако в тех волостях, где работой советов руководили большевистские организации, сельские советы были созданы практически повсеместно. По сообщению «Рабоче-крестьянской газеты» от 27 февраля, в Степено-Баджейской волости советы были организованы в 18 из 24 селений. Здесь председатель волостного совета и его заместитель являлись большевиками [41].

Существенно меняется на данном этапе и роль эсеров. Новая их тактика состояла в том, чтобы путем перевыборов советов отстранить большевиков от власти. Тем самым эсеры намеревались спасти советы от переполнения их бесконечным количеством сложнейших обязанностей, для которых они, по мнению эсеров, оказались совершенно неподготовленными и некомпетентными. Эсеры стремились вернуть советам их функции классовых организаций трудового народа и считали необходимым восстановление деятельности Учредительного собрания и земства в качестве органов власти [42]. На попытки эсеров реализовать эти задачи указывает Е. Фаерман — левая эсерка, перешедшая в ряды большевиков. В своих воспоминаниях она отмечала, что весной 1918 г. эсеры в Минусинском уезде «старались „дополнять“ составы волостных и сельских советов своими людьми. А кое-где они не стеснялись добиваться даже и переизбрания совета» [43].

В целом, к маю 1918 г. в Енисейской губернии имелось около 100 волостных советов [44]. Однако утверждение исследователей о практическом завершении создания волостных Советов в губернии и полной советизации Енисейской деревни [45] не соответствует действительности, так как в нем не учитывается изменение количества волостей (связанное с их делением и появлением новых). По данным сельскохозяйственной переписи, проходившей с мая по октябрь 1917 г., в Енисейской губернии насчитывалось 123 волости [46]. Советская власть предоставила местным Советам полную самостоятельность в решении вопроса административно-территориального деления, поэтому число волостей еще более увеличилось. Согласно обнаруженным в фондах ГАКК спискам волостей, образованных к лету 1918 г., с полной уверенностью можно утверждать, что их было немногим более 145 [47]. Следовательно, советы крестьянских депутатов в Енисейской губернии были созданы приблизительно в 70 % волостей, что не позволяет говорить о полной советизации деревни. Тем не менее, уровень советизации в Енисейской деревне в целом соответствовал уровню советизации Сибири. В Томской губернии советы крестьянских депутатов были созданы также в 70 % волостей [48].

Таким образом, с лета по ноябрь 1917 г. создание советов в волостях и селах Енисейской губернии шло под руководством эсеров. В данные период советы не имели массового распространения и выполняли функции общественно-политических организаций. С момента признания советской власти уездными крестьянскими съездами в декабре 1917 г. в процесс организации советов крестьянских депутатов более активно включаются большевики. В феврале-марте 1918 г. создание советов крестьянских депутатов приобретает массовый характер. Советы создавались как путем своеобразной интеграции земской управы в совет, так и в ходе ликвидации земского аппарата. Советизация Енисейской деревни не достигла масштабов и уровня европейской России, хотя и в целом соответствовала уровню советизации Сибири.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Шейнфельд М.Б. Борьба Советов Енисейской губернии за союз рабочего класса и трудового крестьянства в первый период Советской власти в Сибири. Дис. ..канд. ист. наук. Томск, 1954.
  2. Сафронов В.П. Октябрь в Сибири. Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1962. 647 с.
  3. Агалаков В.Т. Советы Сибири (1917-1918 гг.) Новосибирск: Наука, 1978. 255 с.
  4. Бабикова Е.Н. Двоевластие в Сибири. Томск: Томский университет, 1980. 156 с.
  5. Шишкин В.И. Некоторые методологические проблемы истории октябрьской революции// Октябрьская революция. Народ: ее творец или заложник. М. 1992. С. 119.
  6. Государственный архив Красноярского края, далее ГАКК. Ф.2378. Оп. 1. Д. 22. Л. 55.
  7. Шекшеев А.П. Власть и крестьянство: начало гражданской войны на Енисее (октябрь 1917 — конец 1918 г.) Абакан: Изд-во Хак. ГУ, 2007. 158 с.
  8. Красноярский рабочий. Красноярск. 1917. 21 апреля. С. 3-4.
  9. Сафронов В.П. Октябрь в Сибири. Красноярск, 1962. C. 640-643, 665.
  10. ГАКК. Ф.П — 64. Оп. 7. Д. 200. Л. 2.
  11. Известия Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов. Красноярск, 1917. 2 июля. С. 2.
  12. Наш голос. Красноярск. 1917. 29 марта. С. 2.
  13. Знамя труда. Красноярск. 1917. 11 мая. С.3.
  14. Народное дело. Красноярск. 1917. 4 июня. С. 10-12.
  15. ГАКК. Ф. 904. Оп. 1.Д. 6. Л.13.
  16. Шейнфельд М.Б. Борьба Советов Енисейской губернии за союз рабочего класса и трудового крестьянства в первый период Советской власти в Сибири. Дис. ..канд. ист. наук. Томск, 1954. C. 183.
  17. Знамя труда. Красноярск. 1917. 27 августа. С.2; 1 сентября. С.3.
  18. ГАКК. Ф. Р — 1798. Оп 1 . Д. 5. Л. 8,19,27,74.
  19. Знамя труда. Красноярск. 1917. 2 июня. С.2.
  20. Знамя труда. Красноярск. 1917. 12 ноября. С.1.
  21. Шейнфельд М.Б. Из истории организации Советов крестьянских депутатов в Енисейской губернии в 1917 г. // Из истории Красноярского края. Красноярск, 1964. С. 34.
  22. ГАКК. Ф. Р — 258. Оп 1. Д. 10. Л. 2; Наш голос. Красноярск, 1917. 31 мая, с. 3.
  23. ГАКК. Ф. Р — 1776. Оп. 1. Д. 1. Л. 20; Д. 5. Л. 91-92, 152.
  24. Съезды, конференции и совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций в Енисейской губернии (март 1917 — ноябрь 1918 г) Томск, 1991.С. 157.
  25. Рабоче-крестьянская газета. Красноярск. 1918. 31 января. С. 2; 21 января. С. 3; 24 января. С. 4.
  26. Шейнфельд М.Б. Борьба Советов Енисейской губернии за союз рабочего класса и трудового крестьянства в первый период Советской власти в Сибири. Дис. … канд. ист. наук. Томск, 1954. C.245.
  27. Шейнфельд М.Б. Борьба Советов Енисейской губернии за союз рабочего класса и трудового крестьянства в первый период Советской власти в Сибири. Дис. … канд. ист. наук. Томск, 1954. C. 235.
  28. ГАКК. Ф. Р — 817. Оп 1. Д. 29. Л. 17; Д. 82. Л. 18; Известия Минусинского объединенного Исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и казачьих депутатов. Минусинск.1918. 4 апреля. С. 3-4.
  29. ГАКК. Ф. Р — 817. Оп 1. Д. 85. Л. 11.
  30. Голос Народа. Красноярск. 1917. 12 ноября. C. 4; Знамя труда. Красноярск. 1917. 5 ноября. С. 3.
  31. ГАКК. Ф. Р — 893. Оп. 2 . Д. 4. Л .2; Рабоче-крестьянская газета. Красноярск. 1918. 9 марта. С. 3.
  32. Рабоче-крестьянская газета. Красноярск. 1918. 7 марта. С. 3.
  33. ГАКК. Ф. Р — 817. Оп. 1. Д. 89. Л. 5, 12.
  34. ГАКК. Ф.Р — 1777. Оп. 1. Д. 1. Л. 174.
  35. ГАКК. Ф. Р — 1776. Оп. 1. Д. 4. Л. 91.
  36. Красноярский рабочий. Красноярск. 1918. 18 января. С.3.
  37. ГАКК. Ф. Р — 1760 . Оп. 1. Д. 5. Л. 39.
  38. ГАКК. Ф. Р — 1800. Оп. 2. Д. 344. Л. 57.
  39. Государственный архив Российской федерации. Ф. Р — 393. Оп. 3. Д. 6. Л. 6.
  40. Известия Минусинского объединенного Исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и казачьих депутатов. Минусинск. 1918. 22 февраля. С. 4.
  41. Рабоче-крестьянская газета. Красноярск. 1918. 27 февраля. С.3; ГАКК. Ф. Р — 817. Оп. 1. Д. 80. Л. 3.
  42. Знамя труда. Красноярск. 1918. 28 марта. С. 1; 15 апреля. С. 1.
  43. ГАКК. Ф. П — 42. Оп. 8. Д. 373. Л. 12.
  44. Славное сорокалетие. Из истории Красноярской партийной организации 1917-1957 гг. Красноярск, 1957. C.170.
  45. История Сибири. Т.4. Л.,1968. С. 69.
  46. Списки населенных пунктов Енисейской губернии и Урянхайского края. Составлены по данным Всероссийской сельскохозяйственной и городской переписи 1917 г. и по другим исследования 1916-1919 гг. Красноярск, 1921. С. 106-125.
  47. В Енисейском уезде насчитывалось — 9 волостей; Красноярском — 22; Канском — 42; Ачинском — 36. В Минусинском уезде на октябрь 1917 г. — 36 волостей, к концу 1918 г. — 38. ГАКК. Ф. 904. Оп. 1. Д. 19. Л. 57,59,61,63; Ф. Р — 1800. Оп. 1. Д. 348. Л. 105; Ф. Р — 1777. Оп .1. Д. 4. Л. 202-204; Ф. Р — 817. Оп 1. Д. 229. Л. 73, 97.
  48. Иванцова Н.Ф. Западно-Сибирское крестьянство в 1917 — первой половине 1918 гг. М., 1993. C.185.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru