Судебная система сибирской контрреволюции

 

В отечественной историографии сложилось несколько мнений, относительно характера государственной власти сибирской контрреволюции. Одни исследователи определяли эту власть как откровенно террористический режим, царство ничем не ограниченного беззакония. Другие — выделяли, прежде всего, ее реставрационную направленность, подчеркивая восстановление дореволюционной системы права. В последние годы была высказана характеристика «белой» Сибири как «правового государства».

Помочь объективно оценить характер государственной власти, созданной антибольшевистским движением в Сибири в 1918–1919 гг., может анализ действовавшей системы правосудия. Первоочередной задачей такого анализа является рассмотрение структуры и функций системы судебных учреждений сибирской контрреволюции.

Начало функционирования судебных учреждений сибирской контрреволюции относится к июню 1918 г., когда после свержения советов в Сибири возникала новая власть. Правовой основой их деятельности послужило постановление Временного сибирского правительства от 6 июля 1918 г. Согласно этому акту, на территории Сибирского правительства были восстановлены судебные учреждения, действовавшие на основании дооктябрьского законодательства.

Судебные уставы предусматривали существование судов двух уровней: местных и общих. К местным относились волостные суды, мировые суды, уездные съезды мировых судей и уездные административные суды, к общим — окружные суды (учреждались для нескольких уездов), судебные палаты (распространяли свою деятельность на несколько губерний или областей), кассационные (по гражданским и уголовным делам) и первый (арбитраж по административно-хозяйственным делам) департаменты Сената.

Судебная система строилась на принципах отделения суда от администрации, несменяемости судей и следователей, прокурорского надзора, равенства всех перед судом.

Мировым судьям были подсудны дела о наименее важных правонарушениях, за которые предусматривались такие санкции, как арест до трех месяцев, заключение на срок до одного года, невысокие штрафы. Мировые судьи избирались волостными земскими управами и городскими думами.

Окружные суды были основным рабочим уровнем судебной системы. Именно здесь рассматривались все серьезные правонарушения. При окружных судах работали следователи, осуществлявшие под надзором прокуроров предварительное расследование преступлений на закрепленных за ними участках.

На судебные палаты возлагались дела по жалобам и протестам на приговоры окружного суда, а также дела о должностных и государственных преступлениях. Судебные палаты выступали в качестве апелляционной инстанции по делам окружных судов, рассмотренных без участия присяжных заседателей, и могли заново в полном объеме рассматривать уже решенное дело.

При окружных судах и судебных палатах предусматривались должности прокуроров и товарищей прокуроров.

Согласно постановлению Совета министров Российского правительства от 30 декабря 1918 г., закреплявшему ранее сложившуюся практику, вновь возникавшие судебные учреждения, вышестоящие инстанции которых не функционировали, присоединялись к округам ближайших съездов мировых судей, окружных судов и судебных палат.

Первое время в качестве высшего судебного учреждения в Сибири отчасти выступала Омская судебная палата. Но все же судебной системе недоставало авторитетного высшего органа судебной власти. Этот пробел был восполнен учреждением Временным сибирским правительством 7 сентября 1918 г. Сибирского высшего суда.

Сибирский высший суд должен был действовать на основании российского закона о Правительствующем сенате и судебных уставов 1864 г., но с некоторыми изменениями.

Так, Сибирский высший суд, в отличие от дореволюционного российского Сената состоял всего из трех департаментов: Административного и двух кассационных — Уголовного и Гражданского. Административный департамент должен был принять на себя обязанности I, II, III и IV департаментов Правительствующего сената, то есть стать органом надзора, обнародования законов и высшим административным (арбитражным) судом. Причем в состав департамента должны были включаться представители земских и городских самоуправлений. Два кассационных департамента — Гражданский и Уголовный — проектировались в качестве высших судебно-кассационных инстанций соответственно по гражданским и уголовным делам, то есть должны были рассматривать жалобы и протесты на нарушение закона нижестоящими судами, просьбы о пересмотре уже вынесенных приговоров «по вновь открывшимся обстоятельствам» и некоторые дела о должностных преступлениях. Существенной новацией было то, что власть Уголовного кассационного департамента планировалось распространить и на военные суды. Предусматривались также должности прокуроров Сибирского высшего суда — двух гражданских и одного военного.

Были назначены члены Высшего суда и определено время его открытия. Однако в связи с образованием Всероссийского временного правительства встал вопрос о возобновлении на востоке России деятельности Правительствующего сената. В результате открытие Высшего суда было сначала отложено, а в январе 1919 г. он был упразднен постановлением Совета министров Российского правительства.

24 декабря 1918 г. Российским правительством был издан акт об открытии в Омске Временных присутствий Первого и кассационных департаментов Правительствующего сената.

По своей структуре и функциям это учреждение отличалось как от дореволюционного российского Сената, так и от Сибирского высшего суда. Например, из-за отсутствия в Сибири необходимого числа сенаторов «дооктябрьского производства» правительству пришлось для обеспечения кворума учредить дополнительные должности сенаторов. Временным присутствиям Сената передавались все кассационные функции судебных палат Сибири.

Закон от 24 декабря 1918 г., в отличие от закона об учреждении Сибирского высшего суда, не содержал важных с политической точки зрения положений об участии в верховном судебном органе представителей общественных самоуправлений и о распространении его юрисдикции на военные суды.

29 января 1919 г. Временные присутствия Сената в Омске были торжественно открыты. Несомненно, деятели сибирской контрреволюции мифологизировали значение и роль Сената в качестве «твердыни законности». В. А. Рязановский, известный правовед, близкий к колчаковским правительственным кругам, утверждал на страницах «Правительственного вестника», что без исполнения Сенатом своих функций «власти исполнительная, законодательная и судебная лишены своей законченности, граждане государства — существенных гарантий соблюдения их субъективных прав, государственная власть, по своей конструкции, не может быть признана властью подзаконной, а государство — правовым».

10 января 1919 г. постановлением Российского правительства на территории Сибири был введен суд присяжных. Это был шаг, ожидавшийся сибирской общественностью в течение более чем полувека, — начиная с эпохи реформ 1860–1870 гг. и заканчивая преобразованиями февральской революции.

Но наряду с гражданской юстицией, исповедовавшей либеральные принципы, существовала и активно действовала чрезвычайная, военно-полевая судебная система.

Уже «Временными правилами о мерах по охранению государственного порядка и общественного спокойствия», изданными Временным сибирским правительством 15 июля 1918 г., командующему армией, командирам отдельных корпусов, а также назначенным ими военным начальникам предоставлялось право в местностях, объявленных на военном положении, предавать военному суду лиц, обвиненных в особо тяжких преступлениях (восстание, измена, вооруженное нападение, истребление имуществ и т. п.). Судопроизводство в военных судах осуществлялось в исключительном порядке: краткосрочное слушание, отсутствие защиты, невозможность или ограниченная возможность обжалования, корпоративный состав суда.

Постановлением Временного сибирского правительства от 1 августа 1918 г. под существование созданных явочным порядком органов «чрезвычайной юстиции» была подведена правовая база. Военные начальники получили право учреждать в объявленных на военном положении войсковых районах «военно-полевые прифронтовые суды» в составе трех офицеров и солдат. Кассационной инстанцией для них служили суды военных округов.

С 1 сентября 1918 г. в условиях военного положения воинские начальники получили право требовать от прокуроров предоставлять на просмотр все не переданные еще в суд уголовные дела общегражданского делопроизводства, с возможной последующей передачей дела в военно-полевой суд.

14 сентября 1918 г. военным судам было предоставлено право выносить смертные приговоры. Такие приговоры должны были представляться на утверждение командующего армией или командира отдельного корпуса, которые имели право не давать дальнейшего хода кассационным жалобам.

Структура и функции судебных учреждений «белой» Сибири позволяют утверждать, что в ходе государственного строительства сибирская контрреволюция восстановила дореволюционные судебные учреждения, действовавшие на основании либеральных судебных уставов императора Александра II. На Сибирь была распространена такая демократическая норма, как суд присяжных, при царском и Временном правительствах действовавшая лишь в Европейской России. Параллельно сложилась чрезвычайная,военно-полевая система судопроизводства. Однако анализ структуры и функций судебного механизма не дает исчерпывающего представления о сущности системы правосудия сибирской контрреволюции. Для этого необходимо рассмотреть реальную практику функционирования этой судебной системы.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru