Поселенная структура сибирской деревни: необходимость и возможности изучения

 

Печатный аналог: Шишкин В.И. Поселенная структура сибирской деревни: необходимость и возможности изучения // Сибирская деревня: история, современное состояние и перспективы развития. Омск, 2000. C. 27-28.

Необходимость комплексного изучения истории, современного состояния и перспектив развития сибирской деревни настоятельно требует выработки стратегии исследовательского поиска, определения его приоритетных направлений и постановки первоочередных задач, без решения которых невозможно достижение серьезных научных результатов. На наш взгляд, к числу важнейших проблем, необходимость изучения которых явно недооценивалась аграрниками раньше и по-прежнему недооценивается сегодня, нужно отнести динамику поселенной структуры сибирской деревни, которая бы включала в себя характеристику всех населенных пунктов по следующим параметрам: наименование и тип поселения, время возникновения и существования, место расположения относительно близлежащих административных и экономических центров, численность и состав населения, перечень местных органов государственной власти, управления и самоуправления, общественных организаций, основных объектов социального и культурного назначения, средств коммуникации и информации.

Отсутствие специальных исследований на указанную тему в советской историографии объяснить нетрудно. Оно было обусловлено двумя главными факторами. Первый из них — глубокая традиция, идущая еще от классиков марксизма, в соответствии с которой крестьянство квалифицировалось как исторически изживший себя класс, а деревенский образ жизни противопоставлялся городскому и отождествлялся с идиотизмом. Второй — это политика по отношению к деревне, которую на протяжении десятилетий проводило коммунистическое руководство нашей страны, начиная с посылки продотрядов и кончая ликвидацией бесперспективных населенных пунктов.

Между тем реконструкция и анализ поселенной структуры деревни, выполненные в ее исторической динамике и в широких хронологических рамках, важны, как минимум, в трех отношениях.

Как известно, отдельные населенные пункты, образующие такую структуру, возникают, развиваются, преобразуются, сливаются, стагнируют, ликвидируются, умирают, а иногда и возрождаются. Напомню, что в Сибири до Октябрьской революции шло усложнение поселенной структуры за счет увеличения как составлявших ее типов, так и отдельных элементов.

Однако после Октябрьской революции начался прямо противоположный процесс. Уже в ходе гражданской войны был ликвидирован такой тип поселений, как казачьи станицы и поселки, которые переименовали в села и деревни. В ходе «коллективизации сельского хозяйства» конца 1920-х — начала 1930-х годов были упразднены хутора и выселки, являвшиеся «низшими» звеньями поселенной структуры деревни. За годы советской власти изменилось значение термина «поселок». Если примерно до середины 1930-х годов он означал тип крестьянского поселения, занимавший промежуточное положение между хутором и деревней, то в последующие годы поселком стали называть населенные пункты, имевшие промышленную специализацию и, как правило, являвшиеся административными центрами районов. Все это привело к уменьшению типов поселений в деревне и к резкому сокращению исходных элементов структуры, повлекло за собой унификацию труда и быта деревенских жителей. Объективные и субъективные причины, закономерности происходивших трансформаций нуждаются в непредвзятой оценке в целях выработки оптимального варианта дальнейшего развития поселенной структуры как деревни, так и всего сибирского региона. Это во-первых.

Во-вторых, время возникновения и функционирования, степень концентрации и соотношение поселений различных типов, являющиеся основными характеристиками поселенной структуры, одновременно относятся к числу основных показателей заселения и освоения той или иной территории, уровня ее социально-экономического и культурного развития, образа жизни местного населения.

В-третьих, изучение истории поселенной структуры может способствовать решению ряда других вопросов истории сибирской деревни. Не углубляясь в детали и тонкости, назову лишь некоторые возникающие дополнительные возможности. Например, разнообразную, а нередко и уникальную информацию несут названия населенных пунктов. Они могут содействовать определению этнического (особенно в случаях, если жители являются сибирскими аборигенами, выходцами из Прибалтики и Германии) и даже социального состава жителей данного населенного пункта (в конце XIX — начале XX в. в Сибири существовали десятки деревень, первоначально именовавшиеся Голопуповками, а потом получившие другие названия). Название населенного пункта может указывать на территорию или место предыдущего проживания его жителей (Полтавка, Тамбовка — по названию губерний выхода переселенцев), фиксировать имя, фамилию или прозвище его основателя (Агафониха, Павловка), указывать на специфику природно-географического ландшафта (Боровое, Красная Тайга, Красный Яр, Соляной Форпост, Теплая Речка), особенности среды обитания (Волчиха, Кабанье, Лебяжье, Щучье), время образования (Ново-Пестерево, Старо-Пестерево), место расположения (Верхий Амонаш, Нижний Амонаш) и относительную численность населенного пункта (Большая Уря, Малая Уря).

Мне трудно судить о наличии и состоянии источников, необходимых для реконструкции и анализа поселенной структуры сибирской деревни применительно к концу XVI — концу XIX в. Что же касается конца XIX — XX в., то здесь имеется широкая, разнообразная и достоверная источниковая база. Главными из них являются материалы различных демографических и сельскохозяйственных переписей, проводившихся в России в течение последнего столетия, начиная с 1897 года. Эти данные могут быть подвергнуты проверке и дополнены списками населенных мест, которые в конце XIX — начале XX в. составляли губернские статистические комитеты России. В частности, материалы, содержащие сведения о наименовании, времени возникновения и типе всех населенных мест Енисейской губернии, их расположении, численности жителей и некоторых других параметрах, были опубликованы Енисейским губернским статистическим комитетом. В первые годы Советской власти аналогичную информацию, наряду со статистическими органами, собирали отделы управления уездных и губернских исполкомов, и она достаточно хорошо представлена в местных архивах. В последующем такие данные можно найти в справочниках, посвященныхадминистративно-территориальному делению тех или иных губерний, округов, республик, краев и областей Сибири. Наконец, имеется большой корпус географических карт, изданных главным образом военным ведомством и органами переселенческого управления, которые содержат информацию о названии, количестве и месте расположения населенных пунктов. В совокупности указанные выше и другие материалы образуют источниковую базу, достаточную для решения поставленной задачи.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , , , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru