Строительство предприятий оборонной промышленности в Новосибирской области в предвоенные годы (1929–1941)

 

Печатный аналог: Савицкий И.М. Строительство предприятий оборонной промышленности в Новосибирской области в предвоенные годы (1929–1941) // Сибирь в XVII–XX веках: Проблемы политической и социальной истории: Бахрушинские чтения 1999–2000 гг.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина. Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002. C. 142–155.

Первые заводы оборонной промышленности в Новосибирской области стали сооружаться в 1930-е гг. Начинали они строиться как предприятия по производству гражданской продукции. До настоящего времени нет работ, в которых рассматривались бы изменения приоритетов в развитии промышленности, трудности создания крупных оборонных предприятий при отсутствии соответствующих материально-технических условий, квалифицированных рабочих — строителей, монтажников, инженерно-технических работников и др. В данной статье анализируются процессы создания материально-технической базы, производственной и социально-бытовой инфраструктуры оборонных предприятий, трудности и результаты деятельности строителей, производственников и руководящих кадров в предвоенные годы.

До войны на окраинах Новосибирска строилось три оборонных завода. В декабре 1929 г. правительство приняло решение о подготовке к строительству комбайнового завода в Новосибирске. В ноябре 1929 г. состоялось заседание коллегии Главметстроя ВСНХ СССР, на котором была принята программа — завершить строительство к 1 октября 1932 г., создать производственные мощности для выпуска 15 тыс. комбайнов в год с последующим увеличением до 25 тыс. Ставилась конкретная задача — к сельскохозяйственному сезону 1933 г. выпустить 2 200 сеялок, 4 500 сенокосилок и 3 000 комбайнов [1]. Именно в этой технике испытывало острый дефицит сельское хозяйство края.

Первым начальником строительства и директором завода «Сибкомбайн» был А. И. Морин. 2 июля 1930 г. он сообщал в Высший совет народного хозяйства Куйбышеву о том, что закончено строительство временных мастерских, получено для них оборудование, начато сооружение заводоуправления, ремонтно-механического цеха, кузницы, заложено 10 корпусов «соцгорода» и т. д. Одновременно отмечалось, что несвоевременно поступает из Москвы и Ленинграда проектная документация, квалификация кадров низкая, обеспеченность оборудованием и инструментом, экскаваторами и автомашинами, а также строительными материалами плохая. На строительстве завода работали 3 000 рабочих, 30 % из них были квалифицированными. Рабочие-каменщики выполняли нормы выработки только на 40–50 %.

Состояние строительства завода проверили в начале 1931 г. Западно-Сибирская контрольная комиссия ВКП(б) и отдел рабоче-крестьянской инспекции, которые рекомендовали ВСНХ СССР, Союзсельмашу и другим центральным органам оказать надлежащее содействие строительству: своевременно и полностью обеспечивать строительные материалы и оборудование, а также инженерно-технические кадры. Кроме того, предлагалось возможно скорее перевести всех занятых в этой стройке на снабжение предметами широкого потребления и продуктами питания по нормам ударных строек в Сибири (Кузнецкстрой и др.), подпадающих, к тому же, под действие закона об отдельных местностях [2].

Строительство завода осуществлялось неравномерно — то развивалось, то прекращалось — по причине неоднозначного отношения правительственных структур, поэтому было много проблем с выделением капитальных вложений, снабжением строительными материалами и техникой, обеспечением стройки инженерно-техническими кадрами. Вместе с тем, первый комбайн был изготовлен к началу уборки 1931 г. Успешно прошли его государственные испытания. Одновременно в Омской области испытывались комбайны Ростовского завода и завода «Коммунар». Государственная комиссия признала сибирский комбайн наилучшим.

В начале 1930-х гг. в стране было построено три завода по производству комбайнов общей мощностью 40–60 тыс. машин в год. В то время их выпуск обеспечивал потребности всего сельского хозяйства. А вот развернувшееся строительство текстильных фабрик в Сибири и Средней Азии потребовало создания соответствующего машиностроения. Поэтому ЦК ВКП(б) и СТО в ноябре 1932 г. приняли решение реконструировать «Сибкомбайн» и поручить ему производство текстильных машин с одновременным выпуском 5 000 комбайнов в год. Предприятие получило новое наименование — «Сибтекстильмашстрой», в декабре 1933 г. измененное на «Сибметаллстрой». К этому времени в материально-технической базе завода произошли заметные изменения: действовали инструментальный, ремонтно-механический и деревообрабатывающий цехи. В 1933 г. начали действовать литейный и транспортный цехи. К 1934 г. «Сибметаллстрой» становится машиностроительным заводом, выпускающим оборудование для текстильной промышленности, автотракторные детали, станки, мелкие и средние двигатели [3].

В докладной записке «О строительстве крупных промышленных предприятий в Новосибирской области», направленной 21 сентября 1940 г. И. В. Сталину первым секретарем обкома Г. Н. Пуговкиным, отмечается, что комбинат № 179 строится с 1934 г. Общая стоимость его строительства составляет 829 млн р. С этого времени началось его технологическое оснащение для производства снарядов, с одновременным производством гражданской продукции. В 1934–1936 гг., несмотря на продолжавшееся строительство многих крупных объектов производственного назначения, коллектив «Металлстроя» освоил производство и выпускал запасные части к тракторам, автомобилям и текстильным машинам, а также различное оборудование для водного и железнодорожного транспорта и другую продукцию. В 1937 г. завод получил новое задание — освоить производство шести типов станков, в том числе токарного «161». Технологически цехи завода не были готовы к выполнению этого задания, отсутствовали и инженеры-станкостроители. Но к концу года станкостроители изготовили первый токарный станок «161» и 24 станка ПЛ-25.

В предвоенные годы перед коллективом строителей и производственников правительство ставило задачу пуска завода на полную мощность. В 1938–1940 гг. станкостроители продолжали осваивать выпуск новых видов станков (П-30, ЭО (электрообжиг), токарно-винторезный «161А» и др.). Но по-прежнему большое место в производстве занимали запасные части для текстильных машин, тракторов и автомобилей. В это время уже четко вырисовались основные производственные направления комбината. Крупнейший в стране строящийся комбинат боеприпасов имел в своем составе целый ряд производств:

  • первое снарядное, рассчитанное на годовой выпуск 11 млн штук 76–122–152-мм осколочно-фугасных снарядов;
  • второе снарядное, на оборудовании фирмы «Шкода», производительностью 2 млн штук 122–152-мм снарядов;
  • взрывательное, рассчитанное на годовой выпуск 16 млн штук взрывателей ГВМЗ;
  • патронное, годовая мощность 1,5 млрд 7,62-мм и 100 млн штук 12,7-мм патронов;
  • снаряжательное — снаряжение всего выпуска взрывателей и патронов;
  • прокатное — производство стальной и биметаллической ленты для выпуска патронов, производительностью 220 тыс. тонн биметалла в год.

Кроме того, создавались инструментальное, тарное, газогенераторное, компрессорное производство, ТЭЦ и многие другие объекты производственной и социально-бытовой инфраструктуры.

С 1934 по 1940 гг. в сооружение комбината было вложено 272 млн р., однако строительство велось не по производственным направлениям. Поэтому ни на одном объекте не были закончены строительно-монтажные работы, что не позволяло ввести в эксплуатацию оборонные мощности. В незавершенном строительстве находилось 130 млн р. капитальных вложений. Однако наркомат боеприпасов не обращал на это внимания, допускал приемку в эксплуатацию производственных объектов, не увязанных между собой. Так, в систему комбината в 1939 г. было включено второе снарядное производство на основе оборудования фирмы «Шкода», которое по договору должно было начать прибывать на комбинат вместе со специалистами с апреля 1940 г., а площадей для этого производства не было — к их строительству только приступили. Тогда как для первого снарядного производства, рассчитанного на годовую производительность 11 млн штук снарядов, были построены производственные площади и фундаменты, но не было оборудования.

Для одного из цехов прокатного завода на площадке комбината лежало оборудование, поставленное в 1939 г. фирмой «Робертсон», а для всех других цехов было заказано оборудование американской фирмы «Места» со сроками поставки: март — август 1940 г. Однако к строительству производственных площадей для прокатного производства приступили только в 1940 г. Для этого же производства потребовалось 50 тыс. кВт электроэнергии, а между тем, еще не были начаты проектные работы по ТЭЦ, не утверждены типы ее оборудования. Других же источников питания электроэнергией прокатного производства не имелось.

Базы снабжения материалами всех производств комбината наркоматом не были определены, следовательно, потребности в металле и других материалах не учитывались. Проекты цехового и внутризаводского транспорта для комбината еще не были разработаны, что вызывало осложнения в работе комбината.

Неотъемлемой частью комбината боеприпасов должно было быть снаряжательное производство и полигон для испытания снарядов. Это давало возможность комбинату выпускать готовую продукцию, то есть законченный выстрел. Не имея производства по снаряжению снарядов и полигона, комбинат вынужден был направлять корпуса снарядов для снаряжения в центр страны, а для испытания — на один из полигонов в Павлограде, Софрино, Нижнем Тагиле, создавая, таким образом, массу встречных перевозок и увеличивая себестоимость продукции. Однако в план строительных работ 1940 г. снаряжательный завод не был включен, а для начала строительства полигона наркомат боеприпасов выделил лишь 2 млн р. Несмотря на то, что освоение некоторых изделий оборонного значения началось на комбинате в 1938 г., комплектной оборонной продукции не было выпущено и в 1939 г. Наркомат боеприпасов установил план производства на 1939 г.: 250 тыс. снарядов, 200 тыс. взрывателей, 202 млн патронов, но по существу, не принял никаких мер для выполнения этого задания. Строительно-монтажные работы в первом снарядном, патронном и взрывательном производствах завершились лишь в конце года и были приняты в эксплуатацию с крупнейшими дефектами и некомплектностью оборудования. Некомплектность оборудования, отсутствие документации и необходимых инструментов, неопытность кадров привели к тому, что до 70 % произведенной продукции оказалось бракованной.

Комитет обороны при СНК СССР 13 июня 1940 г. принял решение о форсированном строительстве комбината № 179 с введением в действие в 1940 г. мощностей: по производству снарядов — на 75 %, взрывателей — на 50, патронов — на 50, деревотарному производству — на 60 %. Строительство всего комбината этим решением предлагалось закончить к 1 декабря 1941 г. Поэтому решением Комитета обороны было доведено задание освоить на строительстве комбината 362 млн р. вместо ранее установленного плана в 178 млн р. В связи с тем, что за первое полугодие 1940 г. строители освоили только 59,2 млн р., во втором полугодии необходимо было производить строительные работы на сумму 50 млн р. ежемесячно. Для выполнения задания Комитета обороны необходимо было расширить производственно-техническую базу стройки, увеличить материально-технические фонды, дополнительно набрать около 20 тыс. чел. строительных и монтажных рабочих, укомплектовать стройку комбината дополнительно инженерно-техническими работниками, особенно монтажниками.

Новосибирский обком мобилизовал в области 1,7 тыс. рабочих и просил ЦК ВКП(б) (секретарей А. А. Андреева, Г. М. Маленкова) обязать наркоматы боеприпасов и строительства принять меры по вербовке рабочей силы для выполнения программы строительных работ во втором полугодии, увеличить мощность двух кирпичных заводов, прикрепить для обеспечения стройки цементом Яшкинский цементный завод, получить строительный лес из Асинлага НКВД, обязать 4-й проектный институт наркомата боеприпасов осуществлять проектирование непосредственно на строительной площадке снарядного завода на базе оборудования фирмы «Шкода», прокатного завода, ТЭЦ и других важнейших объектов. Также необходимо было ускорить решение вопроса о строительстве Коммунального моста через р. Обь, так как создаваемые на левом берегу Оби крупные предприятия с десятками тысяч рабочих были отрезаны от основной части города.

Но наркомат боеприпасов, несмотря на докладные записки в ЦК ВКП(б) от 16 марта, 11 мая и 25 июля 1940 г. и решение ЦК, не принял мер к развертыванию строительства в соответствии с заданиями Комитета обороны. Снарядное производство не имело комплексных мощностей, его оборудование было смонтировано по временной планировке на 10 % проектной мощности. Взрывательное производство было оборудовано на 7,5 %, а патронное — на 8 % проектной мощности.

Одновременно со строительством, комбинат № 179 с 1939 г. начал выпускать оборонную продукцию. В 1940 г. его коллектив изготовил 261 тыс. шт. 76-миллиметровых снарядов, выполнив годовой план на 65,3 %; взрывателей: КТМ 1 — 170 тыс. шт., 97 % от плана; ГВМЗ — 250 тыс. шт., 104,2 % от плана; винтовых патронов — 25 970 тыс. шт., 10,4 % от плана. Основные производственные трудности заключались в том, что комбинат испытывал недостаток в режущем, контрольно-измерительном инструменте и сложных приборах, а также в неудовлетворительном снабжении спецсталями и твердыми сплавами. На комбинате работало 4 454 рабочих, или 73,3 % от планового показателя, ИТР — 856 чел., 85,6 % от плана. При общей необеспеченности уровень квалификации рабочих и ИТР не соответствовал требованиям технически сложного и трудоемкого производства. Большая часть руководящего состава и ИТР не имела никакого опыта работы на данном производстве. Весь состав рабочих кадров был сформирован из лиц, впервые пришедших на работу в оборонную промышленность; причем основная масса рабочих получала подготовку либо на заводе (система ученичества), либо в школах ФЗ У. 67,5 % от всего количества рабочих имели стаж работы в среднем 11 месяцев, возраст — до 25 лет. К началу 1940 г. на производственных площадях, где осуществлялся выпуск взрывателей, снарядов и патронов в годовом объеме, продолжалось строительство и монтаж оборудования. Поэтому ни одному из действующих производств не удалось отработать и внедрить единую постоянную технологию по всему циклу изготовления изделий. Несмотря на эти и другие трудности, 1940 г. был переломным в освоении и выпуске новых видов продукции. По сравнению с 1939 г. объем всей выпущенной комбинатом продукции увеличился в два раза, а оборонной — в десять раз [4].

В начале 1941 г. (11 января) СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О программе строительства и производства комбината № 179 наркомата боеприпасов», в котором ставилась задача завершить строительство комбината в 1941 г. и увеличить выпуск боеприпасов. Новосибирский обком партии разработал специальную программу по реализации этого постановления. Осуществлялся контроль за деятельностью всех строительных и монтажных организаций. Проводился набор новых рабочих в Алтайском крае, Башкирской АССР и Кировской обл. Работали школы ФЗО и курсы по подготовке квалифицированных рабочих.

В январе 1941 г. первый секретарь Новосибирского обкома партии Г. Н. Пуговкин, обращаясь к заместителю председателя Совнаркома СССР К. Е. Ворошилову и секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову, просил дать указание о срочном разрешении ряда вопросов, касающихся строительства и сдачи в эксплуатацию комбината № 179. В 1940 г. стройка недополучила 612 единиц оборудования. По этой причине задержалась сдача в эксплуатацию построенных объектов. В 1941 г. для укомплектования технологическим оборудованием шести пусковых производств комбината требовалось 1 174 единицы оборудования. Обком просил обязать наркомат боеприпасов в первом квартале 1941 г. выделить целевые фонды комбинату, поскольку для снарядного производства, основанного на оборудовании фирмы «Шкода», прокатного завода и других пусковых производств комбината необходимо изготовить нестандартного оборудования на 10 млн р. В целях ускорения производства нестандартного оборудования надо было перевести станкостроительный цех на срок в течение года на изготовление узкоспециализированных приспособлений и оборудования для комбината. Для перевозки местных строительных материалов комбинату требовалось в 1941 г. 13 паровозов и 400 вагонов ежедневно. Проектирование объектов комбината велось тринадцатью проектными организациями, находившимися в Москве. Практика показала, что такое проектирование — в отрыве от площадки строительства, силами нескольких проектных организаций разных наркоматов — приводило к неувязкам в проектах, срыву сроков, несоответствию графиков проектирования и планов строительных работ. Все это вызывало задержки в строительстве, переделки уже выполненных строителями работ. В связи с тем, что объем проектных работ в 1941 г. по комбинату был очень большим (6,5 млн р.), к 1 февраля 1941 г. требовалось организовать на площадке строительства комбината филиалы проектных организаций для своевременного представления всей необходимой документации.

Обком просил ЦК ВКП(б) обязать Совет по оборонной промышленности при СНК СССР выделить стройке 25 опытных инженерно-технических работников. В связи с увеличением капитальных вложений в строительство комбината в 1941 г. дополнительная потребность в рабочей силе составила 13 тыс. чел. В Новосибирской области ввиду крупного строительства было недостаточно рабочих, поэтому Госплан СССР и наркомат боеприпасов направили 6 тыс. чел. строительных рабочих из других областей; ГУЛАГ НКВД также увеличил на 5 тыс. чел. колонию Сиблага на строительстве комбината № 179.

Несмотря на огромные усилия строителей комбината, местных партийных органов, задания правительства по завершению сооружения комбината все же не выполнялись. За первые пять месяцев 1941 г. строителями комбината было освоено только 65,591 млн р. капвложений, что составляло 19,6 % годового плана. Особенно плохо обеспечивалась стройка оборудованием. К началу войны комбинат № 179 располагал лишь 10 % проектных мощностей по производству 76-мм и 122-мм снарядов, четвертью мощностей по производству 152-мм снарядов, в небольшом количестве выпускал 76-мм снаряды [5].

В 1931 г. в Новосибирске началось строительство завода горного оборудования, но велось оно низкими темпами; с 1934 г. завод стал называться «Сибмашстрой». 26 мая 1936 г. решением СТО СССР, а затем 20 июня 1936 г. приказом наркома тяжелой промышленности строительная площадка завода «Сибмашстрой» была передана главному управлению авиационной промышленности наркомата тяжелой промышленности СССР, был определен профиль завода — самолетостроение. Фактически, авиационный завод в Новосибирске начал строиться в 1934 г. Он проектировался для выпуска 1 500 самолетов-истребителей и 1 200 бомбардировщиков в год. В последующие годы строительство велось более высокими темпами по сравнению с другими предприятиями области. В 1936 г. на авиационном заводе № 153 имелось уже 16 684 м2 производственных площадей и 138 единиц оборудования. Кроме строителей, в составе производственников завода работало 502 чел. В течение 1937 г. производственные площади и количество установленного оборудования увеличились более чем в два раза, а численность работающих — в 4,8 раза. К концу года коллектив завода выпустил первые 27 истребителей «И-16».

В 1938 г. завод перешел на серийное производство самолетов-истребителей и за год выпустил 104 машины. В этом же году ему было присвоено имя В. П. Чкалова. В 1939–1940 гг. развернулось более высокими темпами строительство материально-технической базы, в которую с начала строительства было вложено 160 млн р. К середине 1940 г. были сданы в эксплуатацию корпуса по производству истребительной авиации. По заданию правительства должно было быть выпущено 525 самолетов-истребителей типа «И-16», а реально было изготовлено 503 машины.

В 1941 г. завод должен был освоить проектную мощность по производству истребительной авиации и выпускать 1 500 машин в год. Однако построенные для изготовления истребителей корпуса не были дооборудованы станками, электроприводами, термической печью и санитарно-техническими приспособлениями. Отсутствие оборудования и материалов не давало возможности сдать в эксплуатацию цехи, вспомогательные сооружения и культурно-бытовые учреждения, в строительство которых было вложено более 40 млн р. На заводе за год были построены здания, имевшие высокую техническую степень готовности: кузница на 93 %, ремонтно-инструментальный корпус на 76 %, центральная котельная и компрессорная на 90 %, и ряд других объектов, которые не были сданы в эксплуатацию вследствие необеспеченности оборудованием и техническими материалами стоимостью всего около 250 тыс. р. Так, в случае выделения заводу легкокабельной продукции на 50 тыс. р. можно было сдать в эксплуатацию зданий и сооружений на 15 млн р.

Корпус бомбардировочной авиации (проектная площадь 65 тыс. м2) был готов наполовину — 29 тыс. м2. Для завершения этого корпуса необходимы были следующие фонды: электропровода-шнура — 125 км, оконно-рамного железа — 218 т, стекла — 24 тыс. м2, металлоконструкций — 900 т, калориферов — 1200 шт. Наличие в Новосибирской области строительных материалов обеспечивало возможность окончания строительства корпуса в первой половине 1941 г. Между тем, наркомат авиапромышленности не включил в титульные списки 1941 г. ряд важных объектов (технологические лаборатории, ремонтно-механический цех, ангар), без которых невозможна была нормальная работа завода. Не было ясности в вопросе, какой тип бомбардировщика должен был выпускать завод, хотя корпуса зданий строились для производства цельнометаллических машин типа скоростных или пикирующих бомбардировщиков. Наркомат авиапромышленности не решил этот вопрос.

В октябре 1940 г. на заводе работало 7 500 чел. рабочих и служащих, но среди них было только 7 инженеров, окончивших авиационные институты. В связи с тем, что трудности с подбором руководящих инженерно-технических кадров серьезно осложняли использование производства и особенно выпуск продукции в новом цехе бомбардировочной авиации, завод просил наркомат авиационной промышленности направить сюда работников следующих профилей: главного инженера, начальника производства — заместителя главного инженера, главного технолога — заместителя главного инженера, начальников серийно-конструкторского и технологического отделов производства бомбардировочной авиации, а также начальников штамповочного, механического, сборочного цехов и отдела снабжения, 40–50 инженерно-технических работников (на производство истребительной авиации), 100–120 чел. для производства бомбардировочной авиации. Кроме того, завод просил закрепить за ним 25 инженеров и 30 техников из числа окончивших в 1940 г. самолетостроительные факультеты [6].

Завод № 153 к 1940 г. вырос в крупное промышленное предприятие, выпускавшее самолеты такого же типа, что и Горьковский авиационный завод № 21. Однако имелся большой дефицит руководящих технических кадров, инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих, поскольку они не хотели ехать в Новосибирск из-за неблагоприятных, по сравнению с другими районами, условий оплаты труда и материального снабжения. Так как ранее имевшиеся преимущества Новосибирской области в снабжении и оплате труда работников были отменены, нужные заводу кадры ехали в более отдаленные районы, где оплата труда была выше. В результате завод не мог ни пополнить руководящий состав, ни удержать их отъезд. Условия продовольственного и промтоварного снабжения Новосибирска, Иркутска и Улан-Удэ были почти одинаковы, но в двух последних ставки зарплаты были выше примерно в полтора раза. В связи с этим дирекция завода ставила вопрос о переводе его из второй категории в первую, об установлении ставок первого разряда с коэффициентом 1,5. На большинство заводов наркомата авиапромышленности распространялось решение СНК СССР о единовременной выплате средств за бесперебойную работу в течение 3–5 лет на одном и том же предприятии. Однако завод № 153 не был включен в этот список. В связи с этим даже лица, направленные на завод по приказу наркомата авиапромышленности — его главного управления — и имевшие по месту прежней работы право на получение доплат за выслугу лет, лишались этого права на заводе № 153. Поэтому и было необходимо распространить решение СНК на завод № 153.

Вследствие значительной удаленности от баз снабжения, расположенных под Москвой, и недостаточного внимания работников наркомата авиапромышленности завод оказался в материально-техническом отношении в неравных условиях по сравнению с другими заводами этой отрасли. Предприятия, расположенные недалеко от Москвы, имели возможность получать материалы и готовые изделия непосредственно с баз и затрачивали на их перевозку 2–3 дня, обладая при этом преимуществом первоочередного получателя. Материалы и изделия для завода № 153 отгружали только после многократных требований, писем, телеграмм и телефонных переговоров. При этом нередко, исчерпав все возможности, дирекция завода вынуждена была обращаться к наркому, его заместителям и направлять в Москву в длительные командировки работников снабжения добиваться отгрузки материалов и изделий, которые потом еще месяц находились в пути. Главное управление наркомата не учитывало, что материалы, необходимые для выполнения программы данного месяца, нередко прибывали лишь к концу месяца, срывая тем самым выполнение задания.

Одной из серьезных проблем завода была крайне слабая его связь с городом. Это значительно ограничивало привлечение на завод рабочих, проживавших в городе. Трамвайное сообщение на протяжении 3 км было однопутным, не обеспеченным необходимым количеством составов, поэтому не справлялось с перевозкой рабочих. Необходимо было построить вторые пути и увеличить количество вагонов. Кроме того, «жилгород» завода, находившийся за линией железной дороги, был полностью оторван от города, что создавало большие бытовые трудности и вызывало текучесть рабочих кадров. Поэтому необходимо было провести работы по устройству путепровода над железной дорогой у станции Ельцовка и уложить до 3 км трамвайного пути от магистрали до площади строящегося завода № 335. Но строители завода № 153 не справлялись с освоением капитальных вложений на промышленных объектах, не говоря уже о гражданских. Так, за 9 месяцев 1940 г. планом предусматривалось освоить 31,6 млн р., в том числе на строительно-монтажных работах 21,150 млн р., а освоено было 25,781 и 20,238 млн р. На стройке работало всего 3 404 чел., в том числе из Сиблага 1 782 чел., а для выполнения плана требовалось 5 500 чел. Хотя основными причинами невыполнения планов были необеспеченность строительных организаций местными строительными материалами и транспортом.

27 марта 1941 г. бюро Новосибирского обкома ВКП(б) на своем заседании рассмотрело вопрос «О работе завода № 153 им. Чкалова». В постановлении отмечалось, что завод справился с выполнением государственного плана 1940 г. и первого квартала 1941 г. В конце 1940 г. его коллектив приступил к выпуску новой модели самолета и в первой половине 1941 г. изготовил 265 боевых машин новейшей конструкции С. А. Лавочкина — «ЛАГГ-3». За предвоенные годы завод им. Чкалова произвел около 900 самолетов. Вместе с тем завод работал неритмично, простои составляли 6,82 %, а сверхурочные работы — 9,3 % к отработанному времени. Не уделялось должного внимания вопросам строительства второй очереди, не были устранены недоработки по первой очереди завода. Управление строительным трестом № 7 неудовлетворительно организовало сооружение цеха по производству бомбардировщиков, не выполнило в установленные сроки строительные и монтажные работы [7].

Строительство авиамоторного завода № 335 наркомата авиапромышленности было начато в ноябре 1939 г. в соответствии с постановлением ГКО от 26 сентября 1939 г. Сметная стоимость этой стройки составляла 400 млн р. Пуск первой очереди завода предусматривался в четвертом квартале 1941 г., а полное введение в эксплуатацию — в четвертом квартале 1942 г. Строительство производил трест № 31 Наркомстроя, который в 1939 г. из ассигнованных 5,075 млн р. освоил только 2,1 млн р. Из отпущенных на 1940 г. 45 млн р. за восемь месяцев реализовано было 5,5 млн р. За год были построены кузница, слесарная и столярная мастерские, подъездные железнодорожные пути и шоссейная дорога. Но все объекты имели ряд недоделок. Основными причинами невыполнения плановых заданий являлись: недостаток в местных строительных материалах, не позволивший возводить фундаменты и кирпичные стены, а также в строительных механизмах и транспорте. На стройке должно было работать 6 тыс. чел. рабочих, а фактически имелось 900 чел. По просьбе дирекции завода, правительство 12 октября 1940 г. приняло решение о передаче объема работ по строительству завода № 335 от треста № 31 Наркомстроя тресту № 7 наркомата авиапромышленности. Но и трест № 7 в зимний период не мог наладить работу на стройке. В марте 1941 г. правительство приняло решение о консервации строительства завода. Движимое имущество было передано заводам: № 452 в Днепропетровске, № 166 в Омске, а капиталовложения по титулу 1941 г. заводам № 123 и № 127, находившимся в других городах [8].

В связи с тем, что предприятия оборонной промышленности строились на отдаленных окраинах города, в проекте предусматривалось строительство такого количества жилья, а также социально-бытовых и культурных объектов, особенно в «соцгородах», которое бы обеспечивало нужды рабочих и служащих предприятий. Несмотря на то, что жилищно-бытовому строительству уделялась довольно значительное внимание, проблема обеспечения работников заводов жильем постоянно была обостренной, а в некоторые периоды очень острой. Строительство сдерживалось из-за недостатка средств и строительных материалов. Так, в начале 1933 г. завод «Сибтекстильмашстрой» имел всего 18 тыс. м2 жилой площади: 13 зданий недалеко от завода и на правом берегу р. Оби 100-квартирный и 12-квартирный дома. Во многих домах не было водопровода, центрального отопления, в микрорайонах — бань и прачечных. В 1938 г. жилой фонд комбината № 179 составлял 51 469 м2, расширялось индивидуальное строительство.

С 1934 г., в связи с резким увеличением объемов и темпов строительства производственных объектов, ужесточением сроков ввода их в эксплуатацию и быстрым ростом на комбинате кадров производственников и строителей, строительные организации не успевали обеспечивать их жильем, хотя средства на жилищное и культурно-бытовое строительство осваивались лучше, чем на строительстве производственных объектов. Так, в 1940 г. на заводе № 153 им. Чкалова было освоено 20,238 млн р., или 81,8 % к плановым показателям, а на заводе № 335 — 3,975 млн р. Завод № 335 построил восемь брусчатых 8-квартирных жилых домов, шесть бараков, столовую и школу, а завод № 153 им. Чкалова — 50 тыс. м2 жилья. Комбинат № 179 осуществлял строительство 115 жилых домов общей пло-щадью 52 758 м2, восьми столовых на 1 800 мест, шести магазинов и трех детских яслей, каждые на 125 мест.

Если в 1940 г. комбинату № 179 выделялось на строительство жилья и культурно-бытовых объектов 37,7 млн р. из общих капитальных вложений объемом 174,8 млн р., то на 1941 г. планировалось соответственно 53,98 и 335,3 млн р. Комбинат вел строительство четырнадцати 5–7-этажных и четырех 3-этажных каменных, 22 3–5-этажных блочных, 164 брусчатых и 62 каркасных домов. Сдача в эксплуатацию 176 объектов из 283 строившихся обеспечивала 93 348 м2 жилья. Планировалось также сдать в эксплуатацию объекты здравоохранения: поликлинику на 600 посещений, родильный дом на 40 коек, восемь детских яслей на 960 мест; объекты культуры и образования: школу на 880 мест, два клуба на 400 мест, летний театр на 756 мест и 8 детских садов на 1 000 мест; коммунальных объектов: три бани на 250 мест, прачечной, две столовых на 550 мест [9]. Далеко не все из того, что планировалось, было осуществлено в предвоенные месяцы 1941 г., но была создана минимальная база для размещения кадров.

В предвоенные годы возводились заводы оборонной промышленности, крупнейшие в городе, имевшие специализированные подразделения, организации: управление строительства комбината № 179 наркомата боеприпасов, управление строительства завода им. Чкалова, а с осени 1940 г. трест № 7 наркомата авиапромышленности и трест № 31 Наркомстроя ССС Р. В них на постоянной основе работали тысячи рабочих и служащих, а также значительное число военнослужащих и заключенных. Так, по данным на 18 июля 1940 г. в управлении строительства комбината № 179 трудилось 10 398 рабочих, а для выполнения программы 1941 г. дополнительно требовалось 13 444 рабочих. Численный состав рабочих треста № 7 на 1 января 1941 г. — 4 226 чел., из них 2 605 чел. вольнонаемных и 1 621 чел. заключенных, хотя в соответствии с годовым планом должно было быть 5 600 чел. Кроме управления строительства, на комбинате № 179 строительные и монтажные работы вели 19 подрядных организаций. Сибирский военный округ имел на возводившихся заводах рабочие колонны, которые вели строительные работы. На оборонных заводах выполняли специальные работы, а также строили жилье и объекты культурно-бытового назначения такие организации, как «Востокжилстрой», «Сибмонтажтрест», «Новосибирскпромстрой», «Востокэнергострой», Облстройтрест и др. Однако эти крупные строительные организации не имели условий — необходимых механизмов, подсобных предприятий и др. для применения скоростных методов строительства.

Строительные организации возглавляли опытные организаторы промышленности не только местного, но и республиканского масштаба. Первым начальником строительного управления и директором завода «Сибкомбайн» был А. И. Морин, позднее директором «Сибметаллстроя» являлся Я. Л. Аскольдов. С 1938 г. начальником и главным инженером управления строительства комбината № 179 стал Полухин Сергей Каллистратович, 1900 г. рождения. Он окончил Московский институт инженеров путей сообщения, работал управляющим в строительном тресте, главным инженером на крупнейших стройках Москвы, Московской, Свердловской и Тульской области, а также заместителем и главным инженером управления строительства комбината № 179 в 1936–1938 гг. Управление строительства авиационного завода № 153 им. Чкалова, а затем строительный трест № 7 возглавлял опытнейший организатор строительства крупных предприятий В. И. Капустин. Эти крупные строительные организации, работавшие под руководством наркоматов оборонной промышленности, на местах были подконтрольны обкому ВКП(б), его первому секретарю. Накануне войны, в 1940–1941 гг., первым секретарем Новосибирского обкома и горкома ВКП(б) был Г. Н. Пуговкин, ранее работавший заведующим отделом парткадров и заместителем начальника управления кадров ЦК ВКП(б). Предвоенная обстановка требовала максимального ускорения строительства оборонных предприятий. Для этого выделялись необходимые капвложения, людские и материальные ресурсы. Однако сдвиги в завершении строительства этих предприятий были незначительными. Г. Н. Пуговкин предпринимал значительные усилия, направлял много писем в центральные органы партии и государства, в которых критиковались, в основном, отраслевые наркоматы, но необходимых результатов так и не было достигнуто. Это являлось одной из причин освобождения его от занимаемой должности. В мае 1941 г. в Новосибирский обком ЦК ВКП(б) направил М. В. Кулагина. 27 мая он был утвержден вторым секретарем обкома, а перед началом войны — первым секретарем Новосибирского обкома и горкома партии. Вопросы завершения строительства и развития производства оборонных предприятий рассматривались на бюро обкома одними из первых, в частности, 3 июля 1941 г., в условиях начавшейся войны [10].

Таким образом, в предвоенные годы в Новосибирске началось строительство трех крупных предприятий оборонной промышленности. Однако эти стройки не пользовались должным вниманием со стороны наркоматов и центральных плановых органов, поэтому не было равномерного финансирования строительства предприятий, обеспечения оборудованием и материалами. В результате к началу войны оборонные предприятия не были в полной мере готовы к производству боеприпасов и авиационной военной техники.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 2. С. 146, 147; «Сибсельмаш». Новосибирск, 1965. С. 8; ГАНО. Ф. П-3, оп. 3, д. 54, л. 11.
  2. ГАНО. Ф. П-3, оп. 3, д. 54, л. 6–16.
  3. Кузница степных кораблей. М., 1983. С. 8–15.
  4. ГАНО. Ф. П-4, оп. 34, д. 89, л. 1–20, 33–37, 41, 77; оп. 6, д. 470, л. 17–22, 26–30, 31–40; оп. 33, д. 376, л. 162–169.
  5. ГАНО. Ф. П-4, оп. 33, д. 503а, л. 9–26; оп. 5, д. 594, л. 48–51; д. 620, л. 301, 303, 328.
  6. ГАНО. Ф. П-4, оп. 34, д. 478, л. 27–29, 205, 206; оп. 5, д. 621, л. 201.
  7. ГАНО. Ф. П-4, оп. 5, д. 89, л. 27–29, 125–128; оп. 5, д. 621, л. 201; оп. 33, д. 503а, л. 33–42.
  8. ГАНО. Ф. П-4, оп. 34, д. 89, л. 9, 129–131; оп. 5, д. 620, л. 185, 196, 221.
  9. ГАНО. Ф. П-4, оп. 5, д. 620, л. 20, 21, 36, 87; д. 594, л. 22, 23; оп. 33, д. 238б, л. 53, 54, 63, 64; Кузница степных кораблей… С. 53–56.
  10. ГАНО. Ф. П-4, оп. 18, д. 9448, л. 1, 1об; д. 9780, л. 1, 4; оп. 23, д. 1814, л. 1, 1об, 10; оп. 33, д. 503а, л. 56, 75.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru