Номенклатура Сибирского краевого комитета РКП(б) — ВКП(б) во второй половине 1920-х годов: численность и состав

 

Печатный аналог: Паско М.Ю. Номенклатура Сибирского краевого комитета РКП(б) — ВКП(б) во второй половине 1920-х годов: численность и состав // Сибирь в XVII–XX веках: Проблемы политической и социальной истории: Бахрушинские чтения 1999–2000 гг.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина. Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002. C. 120–131.

Удивительные и драматичные метаморфозы, произошедшие с Россией в XX веке, еще долго будут привлекать внимание исследователей, как в самой России, так и во всем мире. Создание, семидесятилетняя жизнь и стремительный распад Советского Союза на долгие годы обеспечили пищей для размышлений как профессиональных историков, так и всех людей, которым небезразличны судьбы страны и мира. Среди множества вопросов, возникающих у исследователей, одно из виднейших мест занимает вопрос о сути режима власти в СССР. Предполагается, что именно здесь находится ключ к пониманию специфики этой уникальной империи — особенностей ее внутренней жизни и особенностей ее роли в международных делах.

Представляется, что суть режима власти в советской стране заключена в том, что скрыто за понятием «номенклатура». Политическое значение этого термина — перечень особо важных чиновничьих должностей, подлежащих специальному учету. В Советской России, а затем в СССР, этот перечень составляли партийные органы, начиная от ЦК РКП(б) до укомов, позднее — окружкомов и райкомов. Каждый из этих органов сам составлял свою собственную номенклатуру, в которой учитывал как партийных, советских, профсоюзных и прочих функционеров своего уровня (уездного — укомы, губернского — губкомы и т. д.), так и тех из нижестоящих, посты которых считались достаточно значимыми. Другими словами, наряду с иерархией партийных органов существовала иерархия их номенклатур, но ступени этой иерархии не были отделены друг от друга жестко, каждая из них вбирала в себя часть нижестоящей номенклатуры и вливалась в вышестоящую. Цель создания номенклатуры в СССР и ведения номенклатурного учета — путем манипулирования управленческими кадрами обеспечить контроль над всеми сферами управления в государстве со стороны партии. Приведенные положения высказывались исследователями ранее применительно к номенклатуре СССР в 60-е — 80-е гг., но они вполне справедливы и в отношении номенклатуры второй половины 20-х гг. [1]

В настоящее время в отечественной и зарубежной историографии отсутствуют работы, в которых анализировался бы процесс становления и развития номенклатуры в СССР, а также работы, в которых проблема номенклатуры поднималась бы применительно к отдельным регионам страны, в том числе к Сибири. В данной статье предпринята попытка хотя бы отчасти пролить свет на один из этапов становления номенклатурной системы в отдельном крупном регионе, каковым являлся во второй половине 1920-х гг. Сибирский край.

Хронологические рамки исследования — время существования Сибирского края и его органов управления, то есть время с мая 1924 г., когда был создан Сибирский краевой комитет РКП(б) — Сибкрайком, до августа 1930 г., когда территория Сибирского края была разделена на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский края и, соответственно, были сформированы новые органы управления.

Номенклатура Сибкрайкома являлась высшим и важнейшим звеном в иерархии номенклатур различных партийных органов Сибири, в связи с чем представляется необходимым рассматривать ее особо. При этом номенклатура рассматривается нами не просто как перечень ключевых чиновничьих должностей, но как специфическая социальная группа, основная особенность которой состояла в том, что она осуществляла власть в советском обществе. Поскольку мы имеем дело с социальной группой или даже классом, необходимость рассмотрения ее статистических характеристик становится очевидной.

Основной источник статистической информации о номенклатуре Сибкрайкома рассматриваемого периода — достаточно регулярно составлявшиеся номенклатурные перечни (номенклатуры должностей). Степень достоверности этой информации довольно высока — уже хотя бы потому, что, по справедливому утверждению М. С. Восленского, номенклатура сама должна была точно знать, кто в нее входит [2]. Разумеется, в короткой статье не может быть представлен полный портрет номенклатуры Сибирского края второй половины 20-х гг. Здесь предполагается набросать лишь самые крупные начальные штрихи этого портрета. Имеются в виду те параметры, с анализа которых принято начинать статистическую характеристику любой социальной группы: численность и половозрастной состав.

При составлении краевой номенклатуры аппарат Сибкрайкома должен был руководствоваться рекомендациями ЦК, присланными из Москвы в феврале 1925 г. Из этих рекомендаций следовало, что в номенклатуру должны были быть включены все сколько-нибудь значимые управленческие должности всех учреждений края [3].

Номенклатура любого уровня делилась на три категории. В первую категорию входили самые важные должности, назначения на которые производились постановлениями партийных комитетов, обычно бюро или секретариата; особо значительных начальников утверждал пленум. Для назначения на должность второй категории было необходимо предварительное согласие партийного комитета; это согласие давал его организационно-распределительный отдел. Наконец, назначения на номенклатурные должности третьей категории производились ведомствами самостоятельно, но в этой «самостоятельности» все равно надо было отчитываться перед партийным комитетом — руководство учреждения обязано было доложить в соответствующий партийный комитет о произведенном назначении [4]. Так что партийные органы, осуществлявшие номенклатурный учет, и здесь вполне контролировали ситуацию.

Из составленного в 1925 г. номенклатурного перечня, озаглавленного «Номенклатура должностей по организациям, подлежащих учету Сибкрайкомом ВКП(б)», видно, что в 1925 г. в номенклатуру Сибкрайкома входило 1 727 должностей [5]. Это ответственные посты, как в краевых, так и в местных учреждениях и организациях: Сибкрайсоюз, Сибсельскосоюз, Маслоцентр, Транспосекция, Госбанк, Промбанк, Всекобанк, Сибсельхозкредит, Крайвнуторг, торговые представительства, Сибвнешторг и Сибгосторг, Сибторг, Сибфинуправление, СибРКИ, Сибздрав, Сибтруд, Текстильный синдикат, Сибземуправление, ПП ОГПУ, СибОНО, Сибревком, округа связи, Сибгоспароходство, Сибхлебопродукт, Сиббюро ВЦСПС, Сиббюро ЦК железнодорожников, горнорабочих и водников, Всекоохотсоюз, СибВО [6], Сибкрайиздат, Черембасстрест, Сибпромбюро, Сибгоссельсклад, Сибпрокуратура и суды, АО «Транспорт», правление Сибирской железной дороги, наконец, Сибкрайком ВКП(б) и краевой комитет РЛКСМ.

Несмотря на то, что Сибкрайком скромно разместился в конце этого обширного перечня, в вышеописанную номенклатуру входили 355 его ответственных работников, больше, чем от любой другой организации. Столь большая цифра получается из-за того, что сюда включены 91 номенклатурщик губернского уровня, а также 212 работников укомов и райкомов; и те, и другие — номенклатура второй категории. Собственно от аппарата Сибкрайкома в номенклатуру входили 29 человек, из них 27 — номенклатура первой категории. В числе этих 29 человек: два секретаря Сибкрайкома, заведующий орграспредотделом и два его заместителя, заведующие агитпропотделом, женотделом и истпартом, заведующий информационно-статистическим подотделом, три ответственных инструктора, заведующие подотделами агитации, пропаганды и печати, пять секретарей секций нацменьшинств, управляющий делами, заведующий учетным подотделом, ответственный учетчик, два инструктора женотдела, секретарь партколлегии и два члена партколлегии, заведующий секретно-директивной частью.

Советская номенклатура была представлена ответственными работниками Сибревкома; помимо руководителей аппарата Сибревкома, сюда входили руководители Сибплана, Статуправления, ГИКов, отделов социального обеспечения. Всего их было 110 человек, из них к первой категории относились 16, ко второй — 6, к третьей — 88 человек.

Проследить, как менялась ситуация в 1926 г. можно, воспользовавшись еще одним списком, озаглавленным «Номенклатура должностей, учитываемых Сибкрайкомом ВКП(б) по сибирским и окружным учреждениям и организациям» и утвержденным секретариатом Сибкрайкома ВКП(б) в апреле 1926 г. [7]

Номенклатура Сибкрайкома в 1926 г. состояла из 1 970 должностей, и, соответственно, примерно такого же количества людей [8].

Номенклатура Сибкрайкома была разделена на 14 отраслей. Вот перечень этих отраслей и организаций, в них входивших (названия отраслей, группировка и порядок перечисления организаций — как в документе):

Пропагандно-воспитательная отрасль включала в себя СибОНО, газеты «Советская Сибирь», «Сельская правда» и еще три неназванных газеты, газеты нацменьшинств и 16 журналов. Профессиональная отрасль — это Сибкрайсовпроф, краевые комитеты профсоюзов (их 19) и Сибтруд. Отрасль здравоохранения и социального обеспечения: Сибздрав и Сибсобес. Судебно-карательная отрасль: ПП ОГПУ, Сибпрокуратура и Сибкрайсуд. Далее промышленно-производственная отрасль: Сибкрайсовнархоз с девятью трестами, Госспирт, Кузбасстрест и Черембасстрест. Финансовая отрасль: Сибфин, Сибсберкасса, военный финконтроль, транспортный финконтроль. Кредитная отрасль: Госбанк, Промбанк, Всекобанк, Сибселькредит, Коммунальный банк и Сибстрах. Кооперативная отрасль: Сибкрайсоюз, Сибсельскосоюз, Сибмаслосоюз, Всекоохотсоюз, Дорожное ТПО, Кустпромсоюз. Торговая отрасль: Сибгосторг, Сибторг, Всесоюзный текстильсиндикат, Сибхлебопродукт, Сибкрайиздат, Мясохладобойня, Сахаротрест, Сибмедторг, Кожсиндикат, Жиркость, Госэлектротрест, Сибсырье, Нефтесиндикат, Севзапторг, Сибпромвоенторг, Продасиликат, Сельсиндикат, Госшвеймашина, Резинотрест, Льноправление, Льноторг, Москвошвея, Текстильторг, Госметр, Рыбсиндикат, Винсиндикат, Лентабактрест, Уралмет, Коопкнига, Масложирсиндикат, Машинотрест. По большей части эти организации представлены в номенклатуре только председателями правлений и их заместителями, да и те удостаивались номенклатуры всего лишь второй и третьей категории. Планово-регулирующая отрасль: СибРКИ, Транспортная РКИ, Сибплан, Сибстатуправление, Сибкрайвнуторг, Сибхлебинспекция. Земельная отрасль: Сибземуправление, Сибсельсклад, Сельмашсиндикат. Транспорт и связь: Уполнаркомпути, Сибгоспароходство, АО «Транспорт», СибОМЕС, Средне-Сибирский округ связи, Восточно-Сибирский округ связи, радиостанция в Новосибирске, Совторгфлот, Сибгруз. В описываемую номенклатуру входили ответственные работники не только краевых организаций, но и их окружных отделений и филиалов.

Так выглядят данные о численности номенклатуры Сибкрайкома в 1926 г. в целом. Нужно добавить, что всего от краевых объединений в номенклатуру Сибкрайкома входило 623 должностных лица, от округов — 1 347. В сумме это дает уже названную выше цифру в 1 970 персон.

Обратимся теперь к партийной и советской частям сибирской номенклатуры 1926 г. Партийная отрасль по-прежнему оставалась самой многочисленной, она включала в себя 309 ответственных работников. В этой отрасли было больше, чем в других, номенклатурщиков первой категории — 124. По сравнению с 1925 г. партийная номенклатура несколько уменьшилась. Это связано с переходом на новую систему административно-территориального деления края. Из-за сокращения количества административно-территориальных единиц, на которые был разбит край, местных партийных ответственных работников в номенклатуре Сибкрайкома стало меньше. Число работников аппарата Сибкрайкома в номенклатуре, напротив, выросло: в 1925 г. их было 29, теперь — 40. Это два секретаря крайкома, заведующие орграспредотделом, агитпропотделом, женотделом и их заместители, четыре инструктора женотдела, заведующий информационно-статистическим подотделом, пять ответственных инструкторов, два инструктора-практиканта, пять ответственных информаторов, заведующие подотделами агитации и пропаганды, заведующий отделом печати, председатель бюро по самообразованию, заведующий учетным подотделом, два ответственных учетчика, управляющий делами крайкома, пять заведующих секциями нацменьшинств, заведующий истпартом, заведующий секретно-директивной частью и, наконец, три лектора агитпропотдела.

Общая численность советской номенклатуры — 105 должностей. Сюда вошли ответственные работники Сибкрайисполкома, председатели окрисполкомов и 14 горсоветов, работники административных отделов и номенклатурщики-военные. С советской номенклатурой за год произошло то же, что и с партийной. В 1925 г. местных (губернских) ответственных работников насчитывалось 49 человек [9]. С переходом на новую систему административно-территориального деления их количество сократилось до 35 — председатели окрисполкомов (21 человек) и 14 председателей горсоветов. Что касается ответственных работников аппарата Сибревкома — Сибкрайисполкома, то в 1925 г. их было всего 6, а через год стало 15. Это председатель Сибкрайисполкома и два его заместителя, представитель при ВЦИК, секретарь президиума, заведующий орготделом, заведующий Сибархивом, ответственный секретарь Сибосоавиахима, пять инструкторов и консул в Урянхае.

Итак, в партийную и в советскую номенклатуру добавились новые должности. Общая численность учитываемых по этим отраслям за год несколько сократилась, но не так ощутимо, как могла бы, учитывая переход на округа и действительно заметное уменьшение количества местных номенклатурщиков в связи с этим. Номенклатура же краевых учреждений росла, и довольно быстро: советская — более чем вдвое, партийная — примерно на треть по сравнению с 1925 г. Несмотря на изменение административного деления края, росла и общая численность ответственных работников в номенклатуре Сибкрайкома. В 1925 г. их 1 727, через год — уже 1 970. Добавились 243 новые номенклатурные должности.

Данные 1929 г. почерпнуты нами из сохранившегося свода номенклатуры, озаглавленного «Список работников краевых учреждений на 1 июня 1929 г.» [10] Как явствует из заглавия, этот список содержит информацию только о начальстве краевых организаций, не затрагивая местный уровень. Но все равно этот источник весьма важен, ибо предоставляет нам данные, сопоставимые с уже приведенной информацией более ранних лет.

В 1929 г. в крайкомовской номенклатуре оказалось 55 ответственных работников аппарата Сибкрайкома. В сравнении с 1926 г. их количество выросло почти на треть за счет добавления в номенклатуру новых должностей: увеличилось число представителей секций нацменьшинств, добавились инструкторы по военной работе и по работе в деревне, снова оказалась в номенклатуре крайкомовская партколлегия (так уже было в 1925 г.), вошел в номенклатуру не только заведующий истпартом, но и научные работники истпарта. Можно с большой уверенностью предположить, что подобное происходило и в округах. Подтверждение этому — рост численности пленума Сибкрайкома.

Другие отрасли номенклатуры краевых учреждений не претерпели столь серьезных количественных изменений. Численность должностных лиц, находившихся на учете от этих отраслей, осталась на прежнем уровне или незначительно уменьшилась. Например, советско-административная отрасль, и, конкретно, Сибкрайисполком. В 1926 г. в нем было 15 номенклатурных чинов, теперь их 14. Судебно-карательная отрасль: было 31, стало 29. То же и в пропагандно-воспитательной отрасли: было 55, теперь 51. Некоторые, правда, сократили более ощутимо. В кредитной отрасли вместо 35 должностей краевого уровня осталось 18, но это легко объяснимо — нэп уходил в прошлое, и эти должности уже не были так важны для центральной власти.

Несмотря на эти сокращения, можно предположить, что общая численность номенклатуры в Сибирском крае к 1929 г. несколько выросла по сравнению с 1926 г., в первую очередь, за счет появления новых должностей в ее партийной части. Хотя количество центральных, краевых должностей и снизилось с 623 в 1926 г. до 445 в 1929 г. [11], увеличение числа партийных номенклатурщиков в округах компенсировало это снижение. Общая численность ответственных работников в номенклатуре крайкома в 1929 г. была около 2 000.

Представляется весьма важным отдельно рассмотреть данные о численности Сибирского краевого комитета РКП(б) — ВКП(б). Формально Сибкрайком являлся выборным органом партийной власти, но на деле представлял собой верхушку номенклатуры Сибирского края, так как всегда состоял исключительно из важнейших в крае номенклатурных чинов, за исключением нескольких «рабочих от станка» и «крестьян от сохи»; однако их численность измерялась единицами. Анализ данных об изменении численности пленума Сибкрайкома необходим, поскольку Сибкрайком — верхушка номенклатуры края, и, кроме того, такой анализ дает возможность судить о процессах, протекавших во всей номенклатуре.

В 1924 г. Первая краевая партийная конференция избрала первый Сибкрайком. В него вошли 44 человека, членами пленума стали 37 из них, кандидатами в члены пленума — 7 [12]. Отметим, что из этих 44 человек 26 (59 %) остались в Сибкрайкоме и после следующих выборов 1925 г.

В результате выборов, проведенных на Второй краевой партийной конференции в 1925 г., в Сибкрайкоме оказалось уже 82 человека, из которых членов пленума — 57, кандидатов в члены пленума — 25 [13]. Людей из предыдущего состава — 31,7 % нового состава. Численный рост пленума Сибкрайкома сравнительно с 1924 г. составил 38 человек, то есть 86 %.

В следующий раз Сибкрайком был переизбран в марте 1927 г. на Третьей краевой партийной конференции. Теперь Сибкрайком состоял из 100 человек, из них 69 членов пленума и 31 кандидат [14]. В сравнении со вторым составом его численность выросла на 18 человек, это 22 % от предыдущего состава. Перешедших из второго Сибкрайкома в третий — 41 человек, 50 % численности второго и 41 % численности третьего Сибкрайкома; 44 человека, то есть 44 % численности третьего состава Сибкрайкома, перешли впоследствии в четвертый Сибкрайком.

В марте 1929 г. на Четвертой краевой партийной конференции проводились очередные выборы Сибкрайкома. Итог — 125 человек, 93 члена пленума, 32 кандидата [15]. Рост в сравнении с предыдущим составом — 25 человек, 25 % от третьего состава. Из старого состава Сибкрайкома в новый перешли 44 человека, это 35,2 % нового состава.

Пятый состав Сибкрайкома был утвержден на Пятой краевой партийной конференции в июне 1930 г. Он состоял из 137 человек: 100 членов пленума и 37 кандидатов [16]. Сибкрайком вырос еще на 12 человек (в сравнении с четвертым — на 5,6 %). Из четвертого состава в пятый попало 47 человек (37,6 % от четвертого и 34,3 % от пятого Сибкрайкома).

Приведенные выше цифры позволяют утверждать, что Сибкрайком численно рос весь интересующий нас период времени. Динамику этого роста верхушки сибирской номенклатуры можно представить в следующей таблице.

Таблица 1. Динамика численного роста Сибкрайкома I–V составов (в процентах по отношению к предыдущему составу)

Состав Пленум Кандидаты Всего
II (ср. с I) 54 257 186
III (ср. со II) 21 24 22
IV (ср. с III) 34 3 25
V (ср. с IV) 7,5 15,6 5,6

Первый состав Сибкрайкома был достаточно компактным. Второй сильно увеличился. В дальнейшем таких резких изменений не было, однако тенденция к росту сохранялась. В итоге за шесть лет верхушка сибирской номенклатуры разрослась более чем втрое. Росли численно и группы людей, переходивших из одного состава Сибкрайкома в другой, но удельный вес таких «перебежчиков» составлял каждый раз около 30–40 % от нового состава. В общем, верхушка сибирской номенклатуры росла все рассматриваемое время, и рост этот был весьма впечатляющим. Это добавляет нам уверенности в том, что процесс роста был характерен и для номенклатуры Сибкрайкома в целом. Если вспомнить цифры, характеризующие ее численность в 1925 и 1926 гг., а также имеющиеся данные по 1929 г., мы убедимся в том, что численность сибирской номенклатуры неуклонно увеличивалась.

В этом росте не было ничего удивительного. Во-первых, номенклатурщики — это чиновники, и номенклатура росла, как растет любой бюрократический аппарат. Во-вторых, номенклатурщики — не просто чиновники. Номенклатурный учет использовался как способ контроля над всеми сферами управления со стороны партийного руководства; таким образом верхушка партии управляла страной. Отсюда и стремление охватить номенклатурным учетом как можно больше важных управленческих постов. Поэтому в перечень добавлялись все новые и новые должности. Весь рассматриваемый период численность сибирской номенклатуры увеличивалась, причем достаточно заметно и невзирая на кампании по «сокращению аппарата».

Вопрос о соотношении количества мужчин и женщин в номенклатуре Сибкрайкома по сути дела риторический, ибо ответ на него ясен заранее. Обратимся к номенклатурным спискам 1929 г., то есть конца рассматриваемого периода, так как все эти годы всевозможные циркуляры, указания и директивы твердили о необходимости привлечения женщин к общественной работе, в том числе на ответственных постах. Результат этого привлечения скромен: в списке ответственных работников краевых учреждений за 1929 г. насчитывалось 17 женщин [17]. Всего в этом списке 445 человек. Значит, среди номенклатурщиков краевого уровня в 1929 г. было 4 % женщин. В округах та же самая картина: из шести десятков человек, обычно входивших в сибкрайкомовскую номенклатуру от округа, женщин — считанные единицы.

Данные об изменении полового состава Сибкрайкома с 1924 по 1930 г. можно представить в виде следующей таблицы.

Из таблицы видно, что в верхушке сибирской номенклатуры женщин тоже весьма немного. Со временем их количество несколько увеличилось. Это увеличение отчасти можно объяснить уже упоминавшейся идеологической установкой на вовлечение женщин в общественную работу, в том числе и во власть. Но основная причина, на наш взгляд, в другом. Если посмотреть, какие именно посты занимали женщины, можно заметить, что значительная часть этих постов — в женотделах партийных органов. Количество этих постов росло вместе с остальной партийной номенклатурой. Например, в 1925 г. в номенклатуре был только пост заведующей женотделом Сибкрайкома, а в 1929 г. в ней уже оказался весь инструкторский аппарат женотдела.

Таблица 2. Половой состав Сибкрайкома 1924–1930 гг. (количество женщин в Сибкрайкоме и их удельный вес в %)

Состав Пленум Кандидаты
кол-во % кол-во %
I (1924 г.) 0 0 1 14,2
II (1925 г.) 3 5,2 0 0
III (1927 г.) 3 4,3 1 3,2
IV (1929 г.) 10 10,7 2 6,25
V (1930 г.) 12 12 5 13,5

Сост. по: ГАНО. Ф. П-2, оп. 2, д. 11а, л. 126–128; оп. 7, д. 19, л. 8, 9; Третья сибирская краевая партийная конференция… С. 293–296; Четвертая сибирская краевая конференция… С. 200–204; Стенографический отчет Пятой сибирской краевой партийной конференции… С. 749–753.

Женщины занимали и другие ответственные посты, но опять-таки в большинстве случаев это те посты, на которых принято видеть женщин. Например, номенклатурная должность заведующего отделом охраны материнства и младенчества в Сибздраве, некоторые посты в СибОНО. Женщины оказывались в номенклатуре только в тех случаях, когда без них невозможно было обойтись. Номенклатура Сибкрайкома второй половины 1920-х гг. была корпорацией по большей части мужской.

С сожалением приходится признать, что круг доступных источников, позволяющих судить о возрасте сибирских номенклатурщиков, весьма ограничен. Найденные сведения о возрасте ответственных работников содержатся в материалах Пятой краевой партийной конференции и относятся к верхушке номенклатуры — Сибкрайкому в 1930 г. Тем не менее, их можно считать достаточным основанием для суждений, хотя бы потому, что ничего неожиданного в них нет.

В пятом Сибкрайкоме (как среди членов пленума, так и среди кандидатов) преобладали люди двух возрастных групп: 1890–1895 и 1896–1900 годов рождения. Во время революции и гражданской войны им было около 20–25 лет, это была молодежь, то есть политически активная часть общества, более всех симпатизировавшая большевикам и входившая в политику на революционной волне. К 1930 г. им по 30–40 лет, это люди, уже имеющие жизненный опыт, и в то же время энергичные, способные активно действовать. Теперь они входили в номенклатуру, оттесняя от управления старых большевиков, хотя последние в силу своего авторитета еще сохраняли довольно значительные позиции (кстати, старые большевики в это время вовсе не стары в смысле возраста, им по 40–45 лет). Судя по пятому Сибкрайкому, к концу 20-х гг. в сибирской номенклатуре большинству людей 30–40 лет. Этот вывод нельзя назвать неожиданным.

Таблица 3. Возрастной состав Сибкрайкома 1930 г. (по материалам Пятой краевой партийной конференции; в таблице представлены абсолютные показатели и удельный вес каждой группы)

Возрастные группы
(по годам рождения)
Пленум Кандидаты
абс. % абс. %
1. До 1890 г. 17 17 7 18,9
2. 1890–1895 гг. 35 35 14 37,8
3. 1896–1900 гг. 32 32 9 24,3
4. 1901–1905 гг. 6 6 4 10,8
5. 1906–… 1 1 1 2,7
6. Нет данных 9 9 2 5,4

Сост. по: Стенографический отчет Пятой сибирской краевой партийной конференции… С. 749–753.

Радикальная и быстрая смена власти и людей у власти после октября 1917 г. и гражданской войны предполагает полное отсутствие преемственности управленческих кадров в стране в целом и в Сибири, в частности. Конечно, при необходимости большевики умели заставить прежних руководителей работать на них (пример — бывшие царские офицеры и генералы, командовавшие Красной армией), но это были вынужденные меры, продиктованные войной — надо было любой ценой победить. В гражданском управлении ситуация несколько иная. Большого притока в номенклатуру людей старшего возраста из числа дореволюционных управленцев быть не могло. Очевидно, что поначалу в номенклатуре оказались члены организации профессиональных революционеров, старые большевики. В дальнейшем, по мере утверждения сталинского режима, этих людей сменяли более молодые карьеристы, жаждущие постов; утверждавшийся режим был их режимом. И хотя до «великих чисток» конца 30-х гг. еще оставалось время, процесс этой замены уже шел, и отражение этого процесса видно на примере пятого Сибкрайкома. Потому можно утверждать, что положение вещей, сложившееся в верхушке сибирской номенклатуры — Сибкрайкоме — характерно для сибирской номенклатуры в целом.

Объяснение того обстоятельства, что ни в одном списке собственно номенклатуры крайкома и ни в одном списке членов и кандидатов в члены пленума Сибкрайкома (за исключением Сибкрайкома 1930 г.) нет информации о возрасте этих людей, хотя другая информация (о партийном стаже, социальном положении, образовании) приводится регулярно, видится нам в том, что при вхождении в номенклатуру сам по себе возраст будущего ответственного работника не играл большой роли. На это просто не обращали особого внимания; важным было не то, сколько человек прожил, а сколько времени он состоял в большевистской партии, то есть его партийный стаж. Этот параметр и заменял возраст в номенклатурной статистике. Тем более что в случае с номенклатурой партийный стаж человека действительно мог давать представление о его возрасте.

Из материалов Сибирского края хорошо видно, как во второй половине 20-х гг. номенклатура быстро разрасталась, и этот количественный рост во многом являлся следствием целенаправленной политики, проводимой властью. Номенклатурный учет охватывал все новые и новые управленческие посты. Данный процесс, на наш взгляд, — один из ключевых политических процессов, протекавших в СССР в то время. Так закладывалась основа механизма власти, просуществовавшего в нашей стране вплоть до демократических преобразований новейшего времени.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. См.: Восленский М. С. Номенклатура: Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.
  2. Восленский М. С. Указ. соч. С. 111.
  3. См.: ГАНО. Ф. П-2, оп. 5а, д. 1, л. 26–32.
  4. ГАНО. Ф. П-2, оп. 5а, д. 1, л. 22.
  5. ГАНО. Ф. П-2, оп. 1, д. 832, л. 2–19.
  6. Впоследствии номенклатурщики от СибВО учитывались вместе с сотрудниками аппарата Сибкрайисполкома.
  7. ГАНО. Ф. П-2, оп. 1, д. 1475, л. 1–22.
  8. Хотя случаи совместительства в номенклатуре были, совместителей было немного, так что если считать количество номенклатурщиков по должностям, большой ошибки не будет.
  9. Данные по 1925 г. см.: ГАНО. Ф. П-2, оп. 1, д. 832, л. 2–19.
  10. ГАНО. Ф. П-2, оп. 1, д. 3894, л. 1–15.
  11. Данные см.: ГАНО. Ф. П-2, оп. 1, д. 3894, л. 15.
  12. Там же, д. 11а, л. 126–128.
  13. Там же, оп. 7, д. 19, л. 8, 9.
  14. Данные см.: Третья сибирская краевая партийная конференция. Стенографический отчет. Новосибирск, 1927. С. 293–296.
  15. Данные см.: Четвертая сибирская краевая конференция ВКП(б). Стенографический отчет. Вып. 1. Новосибирск, 1929. С. 200–204.
  16. Данные см.: Стенографический отчет Пятой сибирской краевой партийной конференции ВКП(б). Новосибирск, 1930. С. 749–753.
  17. ГАНО. Ф. П-2, оп. 2, д. 3894, л. 1–15.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru