Спорт в культуре повседневности дореволюционного провинциального города (на примере Сибири)

 

Последнее десятилетие не прекращаются дискуссии по поводу предмета и методов исследования истории повседневности. Целесообразно все же считать историю повседневности ветвью исторической антропологии. История повседневности — самостоятельная отрасль изучения, хотя некоторые авторы считают ее лишь тенденцией, настроением, течением, в котором нет никакого единства.

На наш взгляд, повседневность — это мир конкретных ситуаций, в данном случае, в котором протекала самая разнообразная деятельность человека. В рамках истории повседневности рассматривается сфера материальной и социальной культуры. Культура повседневности — это образ жизни и мышления людей данной социальной общности и исторической эпохи. Спортивные состязания постепенно становились одним из элементов нового образа жизни, входя в поле их повседневности. В целом понятие образа жизни включает в себя способы, формы и условия индивидуальной и коллективной жизнедеятельности человека (трудовой, бытовой, социально-политической и культурной), типичные для конкретно-исторических социально-экономических отношений. Большую роль в определении образа жизни или повседневной жизни играет сфера досуга.

В отечественной историографии тема истории спорта пока не привлекла внимание исследователей. Зарубежные авторы преимущественно останавливались на различных аспектах анализа современного спорта. С конца 1960-х гг. в США стало развиваться новое академическое направление — философия спорта [1]. Традиционно исследования физической активности и спорта велись в рамках медицинских и педагогических исследований, а новая зарождавшаяся область спортивных исследований дополнила их философскими, историческими и социологическими. Несколько позже рассмотрение спорта началось собственно философией. Это сделало возможным изучение культурных и исторических аспектов спорта.

Именно в этом контексте необходимо остановиться на элементах игры в спорте. Игры имеют давнюю традицию в культуре русского праздника. Философию праздника и философию спорта не стоит дифференцировать. Несмотря на то, что в философии существует сложившаяся традиция рассмотрения форм жизни, имеющих большое значение для общества и людей, она слишком долго пренебрегала спортом. Можно назвать лишь редкие исключения (Сартр, Витгенштейн), которые обращались к понятиям спорта и игры при разработке своих влиятельных концепций человеческого существования и языка.

На русском празднике дух спортивных состязаний несли в себе катания на лошадях в масленицу, кулачные бои, выступления «гимнастов», «геркулесов», перетягивание каната и др. Ни одно цирковое представление не обходилось без выступления тяжелоатлетов. «Играющим веком» был назван XVIII век, когда «игровая стихия захватила многие стороны общественной жизни и быта, сама культура носила отчасти игровой характер» [2].

С XVIII в., а в Сибири гораздо позднее — с конца XIX — начала XX в. быт городов и деревень стал заметно отличаться. В городскую народную культуру стали проникать элементы ныне современных зрелищных видов спорта. Элитный характер делал его притягательным для нового формирующегося класса буржуа. Преобладавшие в нем элементы предпринимательства и конкуренции органично сплелись со спортивным соперничеством и азартом. Нельзя не согласиться с тем, что «хотя игра всегда по самой своей природе отделена от обыденной жизни, она в то же самое время сохраняет органическую связь с жизнью общества благодаря своей способности драматизировать действительность и предлагать убедительное отражение ценностей этого общества» [3]. Спортивные состязания несли в себе ореол величественности и мифов, связанных с олимпийскими играми.

Осознание ценностей физической культуры приходится на период мощного витка модернизации начала ХХ в., когда Россия терпит поражение в русско-японской войне и начинает готовиться к следующей.

Исходя из традиционного определения, спорт является составной частью физической культуры, а также средством и методом физического воспитания, системой организации и проведения соревнований. Исторически спорт сложился как особая сфера выявления и унифицированного сравнения достижений людей в определенных видах физических упражнений, уровня их физического развития.

В рассматриваемый период спорт был преимущественно любительским, превращение профессионального спорта в крупную самостоятельную отрасль произошло уже в советской России. Однако предпосылки и начальная стадия этого процесса связаны с повсеместным развитием спортивных обществ во второй половине XIX — начале ХХ в. Эпоха реформ 1860-х гг. затронула все стороны жизни общества, внесла изменения в его потребности и способы их удовлетворения. В результате экономических преобразований на рубеже XIX — XX вв. у людей стало оставаться свободное время после работы. Определенных результатов удалось добиться наемным рабочим после первой русской революции. Почти повсеместно произошло сокращение продолжительности рабочего дня. И хотя рабочий день все еще оставался едва ли не самым продолжительным в Европе (50–60 часов в неделю), он стал все же куда более коротким, чем в конце XIX в. (75 часов) [4].

Полученные нами результаты на материалах Сибири показывают, что небольшое, но все возрастающее число горожан расширяло свое участие в спортивных мероприятиях. В большей степени это те социальные слои, у которые оставалось все больше свободного времени после работы (поденные работники; лица, имевшие частную практику, занятые в торговой и административной сферах; учителя, врачи), а также неработающие купеческие жены и дети. После сокращения рабочего дня, с 1905–1906 гг., в эти ряды стали постепенно вливаться рабочие промышленных предприятий. Эта категория занятых в ряде малых городов (Бийск, Ишим, Колывань, Курган и Туринск) преобладала над всеми остальными и составляла не менее 22–23 % (вместе с кустарями) [5]. Небольшая доля пролетариата среди любителей спорта объясняется тем, что этим людям свободное время в первую очередь было необходимо для того, чтобы восстановить силы после тяжелой физической работы.

Извечное стремление интеллигенции к общению частично реализовывалось во время коллективных занятий спортом. Во время таких мероприятий шло и межличностное общение. В XIX в. они еще не носили характера зрелищности, состязательности и сводились в основном к катанию на лыжах и коньках, плаванию, охоте и рыбалке.

В целом спортивный досуг дореволюционного населения сибирских городов условно можно разделить на:

  • организованный (т.н. «серьезный») — устойчивые занятия каким-либо видом спорта, в т.ч. в спортивных организациях: физического развития, атлетических, гимнастических, лыжных, водных, шахматных, обществах любителей конного бега, охотничьих, аэрокружках и др;
  • традиционный (т.н. «несерьезный») — пассивный и активный (игры и состязания на народных праздниках, пешие и конные прогулки, кулачные бои и другие игры).

Так называемый «серьезный» досуг отличается множеством преимуществ. Это самореализация, физическое совершенствование, самовыражение, повышение самооценки личности, участие в социальном взаимодействии и чувство принадлежности к общности. Неконструктивный, «несерьезный» досуг не являлся основой идентификации для большинства людей. Обыватели растворялись в своих сходных повседневных привычках. Обычный досуг доставляет немедленное, но не долгое удовольствие и не требует никаких специальных навыков.

Каждое, пусть и редкое, проявление в провинциальных сибирских городах «серьезного» досуга отличалось уникальным духом. Центральным его компонентом является групповой социальный мир, который начинает менять форму, когда любители, увлеченные определенной страстью (охотой, гимнастикой, конными бегами, рыболовством и др.), в течение многих лет совместно удовлетворяли общие интересы.

Спортивные организации появились в России в середине XIX в. На Западе они были распространены уже в середине XVIII в. и были тесно связаны с цирковыми и театрализованными представлениями, разворачивавшимися в балаганах. Впервые члены такого Французского гимнастического общества посетили Россию в 1766 г. [6]

Спортивные общества были сплоченнее других общественных организаций, т.к. объединяли своих членов единством интересов. В них входили люди разных профессий, возрастов и сословных групп. Исключение составляют лишь общества любителей конного бега, состоящие преимущественно из купечества. Данный процесс отразил кризис сословий. В рамках таких общественных формирований социальная иерархия постепенно сглаживалась. Специалистами сделаны выводы о постепенной нивелировке сословных границ, которая происходила, в том числе, в рамках общественных организаций, подтверждены настоящим исследованием, а также другими авторами [7]. Многими признается, что капиталистическая модернизация начала XX вв. постепенно разрушала сословную структуру России.

Спортивные общественные организации были менее многочисленными, однако более активными. На общие собрания этих обществ являлись, как правило, около 2/3 всего состава.

Наиболее распространенными среди досугово-спортивных обществ являлись охотничьи. Собственно спортивный элемент содержался в регулярно проводимых ими соревнованиях по стрельбе.

Устав Московского Общества охоты был утвержден 25 ноября 1862 г., хотя организация сложилась на три года раньше. В 1872 г. появилось Императорское общество правильной охоты, давшее начало общественному охотничьему движению по всей стране. В основу его деятельности были заложены принципы корректного, рационального изъятия трофеев из природной среды. Членство в обществе было несовместимо не только с проявлением браконьерства, но и с поверхностным, малограмотным отношением к охоте. Главной заслугой указанной организации стало инициирование и содействие принятию первого российского Закона об охоте в 1893 г. Разумеется, что исходя из социального состава, Общество не испытывало материальных затруднений и к 1917 г. его капитал составлял более 140 тысяч золотых рублей.

К ноябрю 1917 г. в одной Москве насчитывалось более полутора десятков охотничьих и рыболовных обществ. Статус первых был более высоким, поскольку председателями избирались великие князья, а членами являлись представители высшей знати.

В Сибири данные виды проведения досуга (охота и рыболовство) не считались развлечением и «пустой забавой», а долгое время являлись основными промыслами, а среди некоторых народов, единственным источником заработка и средством для существования. В сибирских городах этот род занятий становится привлекательным для формирующихся новых классов лишь в конце XIX — начале XX в. Первое такое общество появилось в 1871 г. в Иркутске по инициативе купечества [8]. В целом оно носило промысловый характер, однако органично сочетало в себе элементы игры и наживы.

Членские взносы для вступления в спортивные организации в регионе были гораздо ниже, чем в центре, что позволяло и выходцам небогатых сословий вступать в их ряды. Трехрублевый взнос был установлен Обществом содействия физическому развитию в Томске, большинством спортивных обществ [9].

Среди сибирских спортивных обществ всероссийскую известность имело Омское общество правильной охоты, созданное в 1891 г. Оно устанавливало в целях ограждения дичи от хищничества сроки охоты, которые официально подтверждались начальником края; устраивало призовые спортивные соревнования по стрельбе, развивало собаководство [10]. Заботясь о своих членах, организация ходатайствовала перед руководством Западно-Сибирской железной дороги о выделении специального пассажирского вагона с надписью «для охотников», чтобы они могли беспрепятственно провозить собак [11].

В 1901 г. Омское общество правильной охоты организовывает 1-ю Сибирскую охотничью и промысловую выставку, собравшую отечественных и зарубежных участников. Среди многочисленных экспонатов были и представленные омским формированием редкие породы собак, лошадей, ловчих птиц, ручного огнестрельного оружия, промысловые изделия — чучела, ловушки, рыболовные и другие снасти и т.д. [12] Не скрывались и коммерческие цели выставки, поскольку до этого в Сибирь поступили лишь устаревшие образцы оружия, потерявшие возможность сбыта в Европейской России. Для оружейных фабрикантов, таких как г-н Функ из Варшавы, это мероприятие стало хорошей рекламной акцией. Министерство земледелия и государственных имуществ, Министерство финансов, Московское общество правильной охоты назначили на Сибирскую выставку свои медали, жетоны, дипломы и различные призы [13].

Несмотря на элитный характер этого и других подобных организаций, такие выставки становились общенародными мероприятиями. Многие акции спортивных обществ также нередко превращались в народные гуляния. Так, зимой и летом пользовались большой популярностью ипподромы Томского общества конских ристалищ, Омского скакового общества, Барнаульского, Ново-Николаевского и Тюменского обществ охотников конского бега и скачек, Бийского общества поощрения рысистого коннозаводства и др. [14] Благосклонность губернаторов и экс-губернаторов отражалась на финансовом благополучии этих организаций, имевших регулярные субсидии Главного управления государственного коннозаводства [15].

Следуя природоохранительным целям, Омское общество правильной охоты призывало своих членов в запрещенный для охоты период не покупать дичи, заботиться об охране полезной птицы, проводить регулярно охоту на волков. В окрестностях Омска им был сооружен большой заказник с целью разведения некоторых видов вымирающей дичи (белых и серых куропаток, тетеревов и др.) [16]. Аналогичную политику вели и другие охотничьи организации Западной Сибири. Так, Томское общество правильной охоты для спасения водоплавающей дичи в окрестностях города приняло ряд практических мер, вплоть до изъятия оружия и боеприпасов у нарушителей правил охоты. Тобольский отдел Российского общества рыбоводства и рыболовства добился от губернских властей запрещения лова самоловной крючковой снастью осетра в низовьях Оби до 20 июля, а в Иртыше — до 1 сентября [17].

В начале XX в. популярными стали и другие спортивные общества: гимнастические, атлетические, конных скачек, лыжные и др. Почин полезному делу положило созданное в 1895 г. Томское общество содействия физическому развитию [18]. Инициатива создания этого формирования принадлежала энергичному общественному деятелю врачу В. С. Пирусскому. Оно стало пионером в Сибири и третьим такого рода в империи. Первое возникло в Одессе в 1892 г., второе организовано год спустя знаменитым профессором П. Ф. Лесгафтом в Петербурге. В. С. Пирусского впоследствии стали называть «сибирским Лесгафтом».

В 1892–1893 гг. Пирусский, выступая на различных собраниях врачей, педагогов, государственных и торговых служащих, доказывал важность физического воспитания. В одном из своих публичных выступлений по поводу задуманной им общественной организации он говорил: «Пусть мы слабы, пусть мы малочисленны, но нас не можно упрекнуть в том, что у нас не хватит смелости на добрый почин. Я верю, что искренняя любовь к человеку поможет нам создать то здание, в котором должны воспитываться зародыши разумного человека» [19].

«В деле здоровья, — утверждал Пирусский, — прежде всего, ценно и значуще самосознание человека и его воспитание, понимаемое как культурная его организованность» [20]. И к этой, чрезвычайно важной, по его убеждениям работе, он стремился привлечь внимание общественности. Пирусский одним из первых в стране поднял проблемы физического воспитания подрастающего поколения.

Центральной идеей созданной им организации провозглашалось содействие гармоничному физическому развитию личности. «В здоровом теле — здоровый дух» — таков был главный лозунг формирования. Местное сообщество долгое время не поддерживало подобных начинаний. Видимо они несколько опередили время и первые пять-шесть лет не находили поддержки как со стороны населения, так и со стороны властей. «Спортсменство», «гимнастическая атлетика», «пустая забава» — говорили первые [21]. «Обществом баловства» назвал организацию один из известных гласных городской думы [22]. Однако именно оно явилось первым и одним из тех немногих формирований, которое занималось развитием детского спорта.

Томское общество содействия физическому развитию активно задействовало публичные лекции как одну из форм своей просветительской работы. Начиная уже с 1900 г. оно привлекало своих членов — преподавателей университета к выступлениям с лекциями перед широкой аудиторией. Одной из первых стала лекция приват-доцента С. М. Тимашева, прочтенная им в актовом зале университета 29 января 1900 г. «Значение игры как одного из средств физического воспитания детей» [23].

В 1913 г. в Омске появляется Общество самообразования и физического развития, которые среди основных целей провозгласило «предоставление разумного отдыха, общедоступных и полезных развлечений, способствующих умственному, нравственному и физическому развитию» [24].

Подъем эти организации пережили во время первой мировой войны, когда правительство одной из приоритетных задач признало создание условий для физического развития молодого поколения. Главный наблюдающий за физическим развитием населения Российской империи в своих директивах губернаторам советовал, «учитывая повсеместный подъем духа, создавать условия, …организовывать для подрастающего поколения при содействии спортивных обществ подвижные игры и физические упражнения» [25]. На проведении подобных мероприятий, поддержке городских властей настаивали и циркуляры министра внутренних дел.

В это время в г. Томске, г. Барнауле и г. Новониколевске (Новосибирске) были популярны гимнастические общества «Сокол», в Омске при учебных заведениях действовало несколько обществ любителей спортивно-атлетических развлечений, а также работал городской спортклуб. Барнаульское общество проводило гимнастические занятия 3 раза в неделю в помещении Алтайского горного собрания. Из видов спорта здесь особенно предпочитали: «легкую гимнастику с гантелями, гимнастику на машинах, атлетические упражнения по поднятию тяжестей, борьбу и бокс» [26]. А в своем уставе атлетическое общество «Гладиатор» в г. Томске, созданное в 1915 г., прямо заявляло, что главной его целью является содействие распространению физических упражнений, «необходимых для телесного развития и укрепления здоровья, чтобы таким образом дать отчизне крепких и сильных сынов» [27]. Таким образом, российской спецификой стала милитаризация спортивно-гимнастического движения. Согласно «Положению о мобилизации спорта» (8 января 1916 г.) на время войны спортивные и гимнастические общества «как по собственному почину, так и по предложению Главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения» образовали по одному военно-спортивному комитету и проводили допризывную подготовку. В тех городах, где таких обществ не оказалось, их заменили другие (например, в Амурской области — Благовещенское туристической общество и Общество поощрения рысистого коннозаводства). С 1910 г. во Владивостоке спортивное общество уже занималось обучением солдат, а общество охотников проводило народные стрельбы по просьбе П.Ф. Унтербергера, не допуская, однако к оружию «ненадежную часть населения» [28]. Для общества такая работа гарантировала всяческую поддержку, вплоть до оплаты долгов общества (при содействии генерал-губернатора и городской думы), как это было с упомянутым обществом спорта.

Другой особенностью в этой сфере является устойчивость кулачных боев, которые культивировались в самых разных спортивных организациях, хотя среди интеллигенции повсеместно звучали призывы прекратить эти «непристойные развлечения» и «поставить культ тела наравне с культом духа» [29]. Однако в Тюмени, Томске, Красноярске и многих других сибирских городах, любимым развлечением горожан оставались кулачные бои, когда на улицах собирались бойцы и зрители с двух разных частей города. Местные клубы приказчиков переносили эту забаву на свои сцены, вызывая справедливое негодование общественности. Корреспондент, описывающий один из тюменских боев, осуждая их, был возмущен, что «били и лежачего» [30].

Еще одной спецификой является то, что в Сибири погодные условия сокращали сроки проведения спортивных состязаний по отдельным видам спорта.

Общественность призывала использовать зарубежный опыт в деле физического воспитания и образования. Во Франции, например, гимнастические общества, развиваясь быстрыми темпами, в 1873 г. объединились в Союз спортивных организаций [31]. В 1900 г. созывается I Международный конгресс по физическому воспитанию, итогом которого стала реформа постановки физического воспитания в армии. Интенсивная работа общественных организаций, поддержка правительства и муниципальных органов позволили Франции догнать в этой области Германию и Австро-Венгрию. Количество спортивных и гимнастических организаций превышало во Франции несколько сотен, а к концу 1913 г. численность одних гимнастических обществ достигла 1 565, включая более 360 тыс. членов [32]. В Германии к этому периоду действовало около 10,5 тыс. гимнастических обществ с более чем 1 млн. членов [33]. И необходимо учитывать, что этот вид спортивных организаций был не самым распространенным. Широкую популярность там получили стрелковые общества, тогда как в Англии — футбольные (более 10 тыс. организаций), наряду с существующими формированиями по легкой атлетике, теннису, гребле, плаванию и другим видам спорта. Только в футбольных организациях насчитывалось более миллиона человек, что приводит к мнению о всенародности спорта в Англии и других европейских странах. Это как нельзя лучше сказалось в войну, когда страна, не имея всеобщей воинской повинности, выставила 3-миллионную армию, физически крепкую, быстро приспосабливающуюся к военной дисциплине и строю.

Новая государственная идеология привела к широкому распространению в годы Первой мировой войны таких видов спорта как легкая и тяжелая атлетика, гимнастика, плавание. Спортивные клубы и организации появились во многих сибирских городах: Иркутске, Красноярске, Барнауле, Омске и других. Общество для содействия нравственному, умственному и физическому развитию молодых людей «Маяк», образованное в 1900 г. и ставшее популярным в центральной России, в Сибири же действовало лишь в 1919–1923 гг. при поддержке «белых» правительств.

В силу элитного характера (руководящие органы спортивных организаций Советы, Комитеты состояли из представителей крупной буржуазии) и отсутствия устойчивого интереса у большинства населения к занятиям спортом эти общества были немногочисленными (по 30–40 человек). Массовым было лишь Томское Общество содействия физическому развитию [34]. В 1901 г. его состав превысил 240 человек, затем численность постепенно пошла на убыль, а к началу Первой мировой войны вновь возросла до 250 человек.

Сибирские общества испытывали постоянные финансовые трудности и держались лишь на энтузиазме преданных сотрудников. Как писала в дневнике о своей общественной работе одна из активных членов Томского общества содействия физическому развитию Н. Веретенникова: «Я нашла здесь живую мечту. Здесь можно забыть свое горе и с радостью работать. Здесь луч света в темном царстве» [35].

Государственная программа развития спорта реализовывалась в русле проводимой антиалкогольной кампании. Борьба за здоровый образ жизни велась государством совместно с введением казенной винной монополии. В губерниях Западной Сибири казенная продажа алкоголя учреждалась с 1 июля 1902 г., поэтому уже с конца 1901 г. сюда последовали циркуляры из Министерства финансов и Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей, призывавшие «сплотить все лучшие местные силы на помощь правительству» [36]. Занятия физической культурой были поставлены на службу патриотизму и воспитанию здоровой нации, способной достойно защитить государство. Первым этапом этого процесса стало введение занятий спортом в учебных заведениях [37], а также содействие появлению спортивных обществ. Постановления городских дум о принятии мер борьбы с пьянством, принимавшиеся в 1902 г., указывали на важность «распространения среди населения здравых понятий о вреде неумеренного употребления крепких напитков», а также «изыскания средств для предоставления ему возможности проводить свободное время вне питейных заведений» [38].

Для этих целей депутаты предлагали целый ряд мероприятий, в том числе и устройство спортивных учреждений.

Становившиеся все более популярными занятия рыболовством, охотой и другими видами деятельности в рамках спортивных формирований заполняло досуг горожан, делая его разумным и цивилизованным, к тому же прививало дополнительные навыки.

После социальных катаклизмов 1917 г. спортивные общества продолжали существовать и даже поощрялись новыми властями. Можно даже утверждать, что до революции правительство лишь наметило свои приоритеты в области спорта, а пришедшие к власти большевики, как и сторонники восстановления монархии использовали его в своих интересах. Клара Цеткин писала в те годы: «Молодежи особенно нужны жизнерадостность и бодрость. Здоровый спорт — гимнастика, плавание, экскурсии, физические упражнения всякого рода, — разносторонность духовных интересов, учение, разбор, исследование, и все это по возможности совместно!» [39]. Для осуществления столь грандиозной задачи при Народном комиссариате просвещения организуется подотдел физического воспитания. Физическое воспитание новая власть рассматривала как неотъемлемую составную часть коммунистического воспитания молодого поколения. Уже с начала 1918 г. в школьную программу вводятся уроки физкультуры. Однако, как утверждают специалисты, физические упражнения стали популярны в это время потому, что нравился спорт и дух соревнования, а не из-за того, что теоретики физкультуры ратовали за ее пользу для гармоничного развития личности.

В этот период активизируется скаутское движение, не получившее, однако в Сибири своих сторонников. Лишь во время гражданской войны под эгидой «белых» армий действовала молодежная организация юных разведчиков, занимавшаяся большей частью спортивно-патриотической работой.

Занятия спортом считались модными и являлись важной частью быстро менявшегося в те годы образа жизни. «Серьезный» досуг постепенно стал утверждать особый образ жизни горожан, который явился одним из главных факторов процессов урбанизации и меняющейся социальной модели городского пространства. С одной стороны, спорт стал одной из новых составляющих повседневной жизни, а с другой, именно он стал средством ухода от ее тягот и рутины, повседневной реальности.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. См.: Морган У. Философия спорта: исторический и концептуальный обзор и оценка ее будущего // Логос. 2006. № 3. С.39.
  2. Некрылова А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII — начало XIX в. Л., 1988. С.8.
  3. Лэш К. Вырождение спорта // Логос. 2006. № 3. С.18.
  4. См.: История рабочего класса СССР. Рабочий класс в первой российской революции 1905 — 1907 гг. М., 1981. С.241–242.
  5. См.: Тяпкина О. А. Структура занятий населения малых городов Западной Сибири по переписи 1897 г. // Сибирь на этапе становления индустриального общества в России (XIX — начало XX вв.). К 75-летию чл.-кор. РАН. Л. М. Горюшкина. Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2002. Там же. С.249.
  6. См.: Некрылова А. Ф. Русские народные городские праздники. С.127.
  7. См.: Гончаров Ю. М. Городская семья Сибири второй половины XIX-начала XX вв. Автореф. дис….докт. ист. наук. Томск, 2003; Шулдяков В. А. Конфликт сословного и общегражданского начала в местном самоуправлении Сибири в начале ХХ в. // Проблемы истории местного управления Сибири XVI — XXI вв. Ч.2. Новосибирск, 2003. С.51; Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России в конце XIX — начале XX века. М.: Наука, 2004. С.269.
  8. См.: Гаврилова Н.И. Добровольные объединения в общественном быту горожан Иркутской губ. во второй половине XIX в. // Процессы урбанизации в Центральной России и в Сибири. Барнаул: АГУ, 2005. С.263.
  9. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 3. Оп. 2. Д. 6566. Л. 133.
  10. Отчет Омского общества правильной охоты за 1908 г. Омск, 1909. С.3; ГАОО. Ф.14. Оп.1. Д.1016. Л.23.
  11. Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф.66. Оп.1. Д. 2.Л. 3.
  12. ГАОО. Ф.66. Оп.1. Д.5. Л.1–3.
  13. Там же. Д.6. Л.1, 10, 16.
  14. Там же. Ф.435. Оп.1. Д.1. Л.4; ГАТ. Ф. 479. Оп.2. Д.88. Л.2; Алтай. 1913. 15 декабря.
  15. Тобольский филиал государственного архива Тюменской области (ГАТ). Ф. 479. Оп.2. Д.88. Л.2.
  16. См.: Шиловский М.В. Основные направления природоохранительной деятельности в дореволюционной Сибири // Опыт природопользования в Сибири в XIX-XX вв. Новосибирск: НГУ, 2001. С.108.
  17. См.: там же.
  18. ГАТО. Ф.508. Оп.1. Д.26. Л.127; Д.50. Л.15.
  19. Цит. по: Войтик П.Д. К 100-летию со дня рождения В. С. Пирусского (1857–1932) // Теория и практика физической культуры. М., 1957. № 3. Т. ХХ. С. 228.
  20. ГАТО. Ф. 483. Оп. 1. Д. 21. Л. 167.
  21. ГАТО. Ф. 508. Оп. 1.Д. 26. Л. 2.
  22. Там же. Д. 8. Л. 16.
  23. Там же. Ф. 126. Оп. 2. Д. 1401. Л. 10.
  24. Устав Омского общества самообразования и физического развития. Омск, 1913. С.2.
  25. Государственный архив Тюменской области (ГАТюмО). Ф.1. Оп.1. Д.1. Л.134.
  26. ГАТО. Ф.3. Оп.2. Д.6566. Л.133.
  27. ГАТО. Ф. 3. Оп.2 Д.6912. Л.14.
  28. Цит.по: Котляр Н. В. Самодержавие и общественные организации на Дальнем Востоке: история борьбы и сотрудничества // http://www.moscowia.com/ftpgetfile.php?id=20.
  29. Там же. Л.86.
  30. Сибирский листок. 1906. 1 января.
  31. РГИА. Ф.856. Оп.2. Д.7. Л.67.
  32. Там же. Л.70.
  33. Там же. Л.71.
  34. ГАТО. Ф. 3. Оп.2. Д. 6271. Л. 18.
  35. ГАТО. Ф.508. Оп.1. Д.65 Л.3.
  36. Там же. Ф.193. Оп.1. Д.1. Л.6.
  37. Так, с 1839 г. гимнастику стали преподавать в военно-учебных заведениях, в частных гимназиях и пансионах, а с 1859 г. во всех гражданских средних учебных заведениях.
  38. Центр хранения архивных фондов Алтайского края (ЦХАФАК). Ф.Д. 51. Оп.1. Д.3. Л.97.
  39. Из воспоминаний К.Цеткин о В. И. Ленине // Подписаны Лениным. М.: Молодая гвардия, 1979. С. 115.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Alex
2012-06-07 14:57:00
Спорт я считаю это всегда актуально и главное важно в жизни и для заработка тоже.Все зависит от человеческого организма

Создание и развитие сайта: Galushko.ru