Сибирская Заимка
Три жизни
Ивана Якушева…
Мифологические рассказы о медведе…
   zaimka.ru / Архив 1998-2011 гг. / Кочевые народы / …Архив 1998-1999 гг.  

Спецпроекты:
Konkurs.Zaimka.Ru
Сообщество комьюнитиzaimka

Подписка на новости:
Сервис Subscribe.ru
[описание рассылки]

Новая реконструкция комплекса вооружения кыргызских воинов VI-XII вв.

Бобров Л. А.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 Поделитесь с друзьями:

Введение

Военному искусству кочевников Евразии принадлежит видное место в истории войн и военного искусства. Тем не менее, недостаточная разработанность данной темы по некоторым направлениям дает знать о себе и в наши дни. Одним из таких направлений является художественная реконструкция внешнего вида воинов "Кочевого мира" в обозримый исторический период.

Серьезные, по настоящему исследовательские работы по данному вопросу стали появляться в нашей стране лишь в 80-е годы нашего века, после опубликования работ Ю.С.Худякова и М.Б.Горелика. Однако, поставленные в них вопросы "реконструкции военного дела" не были решены до конца. Каждый из приведенных выше авторов допускал переоценку археологических и иконографических источников соответственно.

В начале 90-х годов наличие интереса к данной проблеме породило целую серию статей М.В.Горелика в популярных и военно-исторических журналах, выходивших на территории СССР, а затем и России, что и предопределило дальнейшую активизацию художественно-оружиеведческого направления не только в среде историков, но и художников-профессионалов. В отличие от Европы, где еще с конца XIX века осознали важность качественных популярно-художественных реконструкций, в России стали заниматься этим вопросом только в последние десятилетия. Благодаря работам И.Дзыся и А.Каращука, мы имеем возможность ознакомиться с комплексами вооружения воинов разных времен и эпох.

Важность популяризации работ археологов-реконструкторов не только с исторической, но и с эстетической точки зрения на основе художественно-реконструктивного подхода является одним из важнейших направлений современной археологии вообще и истории военного дела кочевников в частности.

Новизна художественно-реконструктивного подхода эаключается в органичном соединении как археологического, так и иконографического материала с территории изучаемого объекта (а также сопредельных территорий), с качественной художественной обработкой данного материала. В этом случае широкое привлечение истории и этнографии будет оправдано в полной мере. При создании художественной реконструкции допускается применение историко-логического подхода. Так же необходимо отметить, что при художественной реконструкции ценность письменных источников нисколько не уменьшается.

Основное отличие художественно-исторической реконструкции от простой археологической заключается:

  1. В максимальной реалистичности и логичности реконструкция;
  2. В более свободной интерпретации материалов археологических находок;
  3. В художественном осмыслении археологических памятников;
  4. В качественности и исторической достоверности самой художественной реконструкции;
  5. В изображении объекта в "живом пространстве", причем определенная "комиксовость" играет в этом случае исключительно положительную роль;
  6. Наконец, художественно-реконструктивный подход дает возможность археологу (историку-оружиеведу) возможность популяризации своих работ.

Целью данной работы является художественная реконструкция внешнего вида киргизских воинов VI-XII веков на основе археологических находок и иконографии, причем основное внимание будет уделено эволюции защитного вооружения.

Глава 1: Комплекс вооружения тяжелой и средней кыргызской конницы VI-VIII вв.

Прежде чем приступить к собственно реконструкции, хотелось бы заметить, что деление конницы на тяжелую и легкую в определенной степени условно. Если легковооруженных кавалеристов еще можно объединить в один раздел военной систематики, то с тяжеловооруженными всадниками дело обстоит несколько сложнее.

Под общим названием "панцирник" объединены как копейщик, облаченный в стеганный на вате панцирь, так и латник, с ног до головы покрытый железными доспехами на защищенном попоной коне. Дабы избежать путаницы, здесь предлагается следующее деление кыргызской конницы:

  1. тяжелая конница (всадник-копейщик облачен в доспехи, лошадь также имеет панцирь, причем необязательно полный);
  2. средняя конница (то же, что и тяжелая, но отсутствует конские доспехи, иногда шлем, в редких случаях панцирь);
  3. легковооруженная (лучники, как правило, не обладающие защитными доспехами, а иногда и средствами ближнего боя).

Основной формой защиты корпуса воина средней конницы в VI веке по всей видимости был стеганый (на вате или конском волосе) халат с рукавами до локтей (или длиннее - на прилагаемых реконструкциях они могут быть показаны закатанными). Всадники использовали массивные копья с длинными насадами и закругленными плечиками, а также большие деревянные щиты, которые во время копейной атаки висели на ремне за спиной, а во время рукопашной брались в левую руку. Длинные обоюдоострые мечи подвешивались к поясу с левой стороны. Шлемы, как правило, отсутствовали. Изображения на Хархадской писанице, отнесенные учеными к VI веку, отнюдь не говорят о наличии шлемов у древних тюрок, а отсутствие наплечников скорее подтверждает догадку М.Горелика, что "классического" конно-сабельного боя, как такового, на тот момент не существовало, а значит и присутствие сфероконического шлема не было столь необходимым.

На изображении видно, что воин, облаченный в "тягеляй". не имеет никакого головного убора, тем более защитного. Как мы убедимся чуть позже, его отсутствие было распространенным явлением. Можно предположить, что в холодное время года голову покрывал колпак или малахай. Бронзовая фигура всадника с копьем отнесена археологами к VIII в., тем не менее, подобный комплекс вооружения как минимум был известен, а возможно и популярен с VI по Х века. (см табл.№1, а также рисунок, иллюстрирующий сравнительную характеристику развития комплекса защитного вооружения у кыргызов и у народов Монголии и Центральной Азии)

Более состоятельные воины, составлявшие тяжелую конницу, употребляли нагрудный панцирь, который являлся прямой доработкой алтайских панцирей из Степного Чумыша.

Главными отличиями кыргызского варианта было:

  1. Отсутствие железной окантовки нагрудника ( что предопределило гибкость доспехов);
  2. Его гетерогенность (пластины крепились к мягкой основе в горизонтальном положении с помощью заклепок, независимо друг от друга).

Данный вид панциря скорее всего сосуществовал с "простеганным халатом", являясь элементом, усиливающим эти мягкие доспехи. Будучи более простым в изготовлении, кыргызский нагрудник видимо немногим уступал своему алтайскому прототипу.

Воины, имеющие возможность обеспечить себя железным нагрудником (впрочем, как и бездоспешные копейщики и стрелки), почти наверняка использовали деревянные наручи и поножи (которые упоминаются в составе комплекса кыргызских воинов вплоть до XII века ).

Мы не имеем никаких данных, касающихся головных доспехов кыргызов. Скорее всего, они были недоступны большей части кыргызской Орды. Только высшая знать могла похвастать шлемами импортного, центрально-азиатского производства. И хотя сфероконические шлемы были известны еще таштыкам, их широкое использование в раннекыргызский период кажется все же маловероятным ввиду их полного отсутствия на изображениях и в числе археологических находок относимых к VI-VII векам.

Видимо, в конце VII начале VIII века начинается новый этап эволюции кыргызского вооружения, в том числе доспехов. На изображении воина на бронзовой бляшке (Кулунда) достаточно четко проглядывает длинная чешуйчатая катафракта, живо напоминающая хархадские образцы VI в. Интересно, что катафракта изображена сплошной, без деления на лопасти. Нижняя ее часть доходит до верхних кромок мягких сапог (т.е. как минимум до колен). Это означает, что разрез или не существует вообще (в этом случае перед нами тяжеловооруженный пеший лучник, т.к. посадка на коня в доспехах до колен без разреза малоэффективна и почти невозможна), или же он просто не изображен. Несмотря на наличие тяжеловооруженных пехотинцев, у таштыков (у которых кстати набедренник четко разбит на лопасти), видимо более предпочтителен второй вариант. Зная тактику кыргызских армий, одной из главных черт которой была маневренность и подвижность на поле боя, трудно предположить в их составе наличие тяжелой пехоты. Хотя, конечно, и первая версия имеет право на существование.

Из защитного вооружения воин также обладает коническим шлемом с нащечниками-бармицей, эа спину закинут большой щит с металлической окантовкой. Шлем имеет спереди неопределенный выступ, который можно трактовать или как козырек, или же как часть подшлемника, выступающего из под обруча шлема. В отличии от простой археологической реконструкции при художественно-реконструктивном подходе подобные мелкие детали очень важны. При выполнении художественной реконструкции следует учитывать следующие немаловажные моменты:

  1. Наличие подшлемника;
  2. Завязки шлема (которые видны если бармица расстегнута);
  3. Структура бармицы (простая, ламеллярная, ламинарная, чешуйчатая), ее форма (открытая или глухая);
  4. Расцветка и покрой одежды;
  5. Общий внешний вид: наличие/отсутствие боевой раскраски, влияние моды в тот или иной период, прическа, татуировка. Известно, что отличившиеся кыргызские воины имели право на татуировки на руках. Возможно поэтому рукава халатов и мягких доспехов на некоторых изображениях засучены до локтя.
  6. Эстетические украшения;
  7. Наличие или отсутствие специальной поддоспешной одежды и т. д. ;

Только при наличии этого комплекса знаний можно воссоздать максимально приближенный к реальности образ изучаемого объекта. Но, как правило, далеко не всегда подобный комплекс знаний можно собрать целиком, поэтому приходится строить предположения, основанные на логике и данных с сопредельных территорий.

Так, в данном случае, "выступ" скорее следует трактовать как выступающий подшлемник, а не как козырек (шлемы с козырьками для данного периода неизвестны).

Арабские наставления рекомендовали для подшлемника войлок, способный должным образом "рассеивать силу удара".

На Руси, где войлок не был особенно популярен, пользовались, судя по летописям, меховыми подшлемниками - "прилбицами". Летописи упоминают волчьи и барсучьи подшлемники в рассказе о событиях 1169г, но простой здравый смысл подсказывает, что "прилбицы" должны были появиться одновременно со шлемами, а не несколькими столетиями позже. Видимо и кыргызы широко пользовались подшлемниками, которые могли выступать из под обруча шлема дабы смягчить его давление.

Интересно то, что чешуйчатая катафракта стрелка удивительно напоминает катафракты тюркских воинов с Хар-хада. Скорее всего они однотипны. Наличие подобных доспехов на изо6ражении показывает, что скачок от нагрудных доспехов к "чешуйчатой рубахе" не был так молниеносен. То есть, кыргызское защитное вооружение проходило те же стадии, что и тюркское, с той только разницей, что развитие кыргызских доспехов явно запаздывало.На реконструкции видно, что на протяжении VI-IX веков кыргызы постоянно старались "догнать" самые передовые доспехи того времени, но далеко не всегда это получалось. (см табл.№2, а также рисунок, иллюстрирующий сравнительную характеристику развития комплекса защитного вооружения у кыргызов и у народов Монголии и Центральной Азии)

Для Минусы VIII века характерно наличие щитов, деревянных защитных деталей и конических шлемов у тяжелой и средней конницы кыргызов, которая все еще оставалась очень немногочисленной.

В руках воин держит сложный лук (его тип определить достаточно сложно) и стрелу с трехлопастным ярусным наконечником, характерным для VIII века. На боку воина колчан. Настораживает отсутствие клинкового оружия, хотя известно, что, начиная со второй половины VI века Минуса становится "тюркской плавильней", из которой к "Тю Кю вывозят оружие крайне острое" , что говорит прежде всего об экспорте клинкового оружия, представленного в основном в данный исторический период мечами.

Глава 2 Тяжелая и средняя кыргызская конница IX-X веков.

В этот период защитное вооружение кыргызов продолжает эволюционировать. Катафракта почти исчезает, на ее место приходит новый вид доспехов, представляющий из себя либо "чешуйчатую рубаху" (по Ю .С Худякову), либо "ламеллярную кирасу" (по М .В. Горелику). Анализ пластин показывает, что большинство из них принадлежит доспеху с ламеллярной структурой, но изображения доказывают как раз обратное (см.табл. N 1, рис 2). Скорее всего, эти два типа сосуществовали, причем если чешуйчатые доспехи были продолжением традиций VIII века, то ламеллярные скорее всего плод южного влияния.Покрой доспехов был самым различным от "глухой чешуйчатой рубахи", до ламеллярной "корсет-кирасы" с наплечниками. Разные варианты защитного вооружения усиливались деревянными деталями: зерцалами, наплечниками и т.д

Заслуживает внимания сообщение Грумм-Гржимайло о том, что помимо "деревянных нагрудников", кыргызы использовали наручи и набедренники, которые крепились к кожаному панцирю". Скорее всего, описанный вид доспехов имеет ламинарную или ламеллярную структуру, последнее, впрочем, менее предпочтительно. Наряду с панцирями, из железных пластинок в работах Д.А.Клеменца н А.М.Талльгрена упоминается и кольчуга. Данная проблема еще не разрешена до конца, но, скорее всего, на западных границах каганата, в местах соприкосновения с кимаками, кыргызы вполне могли иметь кольчугу в арсенале своего защитного вооружения.

Для данного периода характерны панцири с очень коротким подолом, не доходящим до середины голени воина. Исключением из правила является изображение из Кум-Тура, там полы панциря почти достигают колена, а кожаная подкладка практически закрывает его.

Наряду с деревянными защитными деталями следует упомянуть поножи (на изображении воинов из Кум-Тура), покрытые тем же орнаментом, что и доспехи воина (см. табл. 1, рис.6), т.е. имеющих ламеллярную или ламинарную структуру.

Панцирь стягивался поясом, к которому с левой стороны крепился меч или палаш (с плоской прямой полосой, а иногда с обоюдоострым острием, крестообразным или пластинчатым перекрестием), а с правой - богато орнаментированный берестяной колчан с карманом (в отличии от закрытых колчанов популярных в предыдущую эпоху).

Судя по изображениям на Сулекской писанице, основная часть орнамента находилась в верхней и нижней части колчана (см.табл. N2). Судя по археологическим находкам, преобладал циркулярный узор, ряды волют).

Лук хранился в налучье и подвешивался по желанию владельца с правой или с левой стороны. Налучье также часто украшалось.

Поразительно разнообразны шлемы этой эпохи (известные только по изображениям).

1-ый тип

Сфероконический, близкий к коническому, венчался навершием с шариком, плюмажом, состоящим из одного длинного пера, укрепленного у о6руча шлема с левой стороны (см. табл. N 1). По своему виду шлем близок к наголовьям тюркских воинов с Хар-Хада. Еще одной отличительной чертой является четко выделенный обруч и бармица. Интересно, что бармица покрыта таким же орнаментом, что и доспехи, а значит, имеет ту же структуру, т.е. ламеллярную или чешуйчатую.

2-ой тип

Изображение воинов из Кум-Тура. Шлем имеет навершие, сферическую тулью, обруч и бармицу (скорее всего той же структуры, что и доспехи воина). У шлема отсутствует характерный для кыргызских воинов плюмаж. Бармица расстегнута. На реконструкции она имеет ламеллярную структуру, но пластинки не из железа, а из кожи, т.к. находки шлемов данного периода не имеют бармиц, хотя на изображении они присутствуют почти всегда. Следовательно, бармицы выполнялись из органических материалов. 3-ий тип. Напоминает фригийский колпак, украшен плюмажем из двух перьев, имеет типичные центрально-азиатские вырезы над глазами - "надбровья", нащечники (не прикрывающие уши) и назатыльник (из мягких материалов). По своей загнуто-конической форме шлем практически не имеет аналогий в Центральной Азии.

4-ый тип

Типичный сфероконический (табл.N1, рис 5). Возможно, имеет большие нащечники, вырезы над глазами, в виде плюмажа скорее всего использовалась конская грива.

Такое разнообразие шлемов показывает, что кыргызы имели достаточно тесные связи с одной стороны с государствами Центральной Азии и Дальнего Востока, а с другой - начали массовый, и, видимо, качественный выпуск защитного вооружения в Минусе.

Наличие наплечников и сфероконических шлемов лишний раз доказывает, что на полях сражений распространился "конно-сабельный бой", при котором данное защитное вооружение является обязательной принадлежностью воина. То, что подол панцирей "поднимается" выше, также говорит о том, что основное сражение происходило на уровне клинкового боя.

Значение тяжелой и средней конницы в качестве лучников видимо снижается, т.к. во время атаки луки воинов (с фронтальной накладкой) в походном, т.е. ненатянутом положении, лежат в налучьях. Скорее всего, стрельба велась латниками "с места", спешившись (табл.N1, рис.2) или с коня, как и изображено на рисунках с берегов Сулека.

Видимо, широко практиковалась копейная атака. На изображении видно, что воины атакуют, как "рыцарским", классическим способом - держа копье под мышкой, вытянув ноги и уперев их в стремена, так и нетрадиционно, ухватив древко двумя руками и подняв его на уровень подбородка, причем в этом случае узда крепилась к поясу или к передней луке жесткого седла).

Основным видом древкового оружия в этот период становится пика с узким жаловидным острием, с квадратным или круглым сечением. Пики и копья украшались флажками и знаменами.

  1. Пика украшена 2-мя небольшими флажками;
  2. К копью с широким листовидным острием вертикально к древку крепилось знамя значительных размеров с двумя "языками".

Зная, что кыргызы обычно предпочитали использовать зеленый и красный цвет, можно предположить, что эти цвета доминировали и на кыргызских значках и знаменах.

Наряду с палашами кыргызы широко применяли топоры, которые подвешивались на ремне у запястья правой руки.

Неотъемлемой частью воинского комплекса становятся конские доспехи, которые легко разделить на 3 типа:

  1. Полный. Изображение из Кум-Тура. Голова лошади защищена глухой маской (для реконструкции привлечены аналоги из Кореи, Китая, Японии).
    Панцирь закрывает всю лошадь целиком, имеет ту же структуру, что и доспехи всадника (т.е. ламеллярную или ламинарную) и укреплен диском-зерцалом (судя по письменным источникам деревянным). Ламинарным, т.е. состоящим из длинных кожаных полос, М.В.Горелик считает и доспехи воинов из Кум-Тура. Вопрос до конца не решен, но бытование, кожаных ламинарных доспехов в этот период можно считать очень вероятным. Из эстетических украшений можно выделить втулку для плюмажа, а так же по всей видимости богато украшенные куски ткани, прикрывающие гриву лошади и поддетые под панцирь.
    Понятно, что подобными конскими доспехами могли обладать лишь знатнейшие воины, составлявшие первые ряды тяжелой кыргызской конницы (см. табл N 1, рис 7).
  2. Частично конские доспехи представлены на изображении горизонтальными полосами, закрывающими шею лошади (скорее всего ламинарная или ламеллярная структура). Грива прикрыта частично лоскутом ткани, частично каким-то эстетическим украшением (по М.Горелику - медными шариками). Скорее всего это грива, связанная по кыргызской моде в маленькие пучки (табл. N 1).
  3. Элементные конские доспехи представлены на иэображении железной маской и кожаной (возможно, что меховой) попоной. У лошади грива тоже прикрыта лоскутом ткани с прорезями, на крупе конь имеет крестообразную "тамгу" (возможно знак воды).

При реконструкции конского убранства необходимо учитывать, что:

  • Широко использовались защитные конские доспехи (из 5 изображений конных латников, конские доспехи присутствуют на трех);
  • По аналогиям можно проследить связи кыргызов с государством Дальнего Востока, и Центральной Азии; в.) Кыргызская мода трактовала, чтобы грива коней подстригалась зубцами, а хвосты подвязывались ремешками до минимальной толщины;
  • Конская сбруя обильно украшалась;
  • Обычай (?) трактовал обвязывать ремешками (возможно, что лентами) мягкие обкладки чепраков.

Соприкоснувшись в Центральной Азии с уйгурами, кыргызская знать могла начать использовать военные достижения оружейников Восточного Туркестана: ламеллярные халаты, великолепные сферические и сфероконические шлемы и т.д.

Обладая более архаичным вооружением (наличие деревянных защитных деталей, менее совершенные конические шлемы и т.д. ), кыргызы сумели на полях сражений победить уйгурскую конницу и на недолгое время стать повелителями Центральной Азии.

Глава 3. Легковооруженная кыргызская конница.

В фундаментальном труде Ю.С.Худякова "Вооружение енисейских кыргызов" после тщательного описания вооружения кыргыэских латников о конных стрелках сказано, что "в наборе вооружения кыргызского легковооруженного всадника существенных изменений, видимо, не происходило".

Подобное отношение к комплексу вооружения легких стрелков из лука характерно для всей российской оружиеведческой школы, и, если собственно оружие описывалось достаточно скурпулезно, то до художественной реконструкции внешнего вида практически ни разу не доходило. Мы имеем возможность восполнить этот пробел, тем более, что материалов имеется предостаточно.

Основной формой одежды легких кыргызских воинов была рубаха, перехваченная ремешком. Простые, широкие штаны и мягкие сапоги дополняли нехитрую одежду простых кочевников. Никаких головных уборов у кыргызов не зафиксировано. Версия Л.А.Евтюховой о бытовании у кыргызов "шапки с пришитыми на макушке пушистыми звериными хвостами" неубедительна. На изображении из Сулекской писаницы отсутствует даже намек на какой-либо выступ на голове воина, который может быть трактован как "шапка", при том, что остальные детали вплоть до пальцев на руках достаточно четко прорисованы. Хвосты зверей такой длины (доходящие до середины спины и переламывающиеся под значительным углом) неизвестны.

Скорее всего, эти "мягкие линии" следует трактовать как собранные на затылке и нехитро подвязанные (как у кипчаков) косы воина. Это утверждение подтверждается и другими изображениями ( табл. N 2, рис. 2-4). Нельзя забывать, что в период с VI по VIII века кыргызы находились под сильным влиянием тюрок 1-го и 11-го каганатов, которые известны своей любовью к длинным косам, также известно, что кыштымы IХ-Х веков набирались в среде подверженных тюркскому влиянию кочевников, что также согласуется с нашим предположением. Наконец, археологически зафиксированное проникновение носителей "древнетюркской культуры погребения с конем" на территорию Минусы, кажется, снимают проблему интерпретации "мягких линий".

Наши изыскания, конечно, не утверждают полное отсутствие головного убора у кыргызов. Они только показывают, что во время боя легковооруженные воины по той или иной причине сражались с непокрытыми головами.

Помимо кос существовали и другие варианты причесок. Видимо, не менее популярна была стрижка, когда волосы подстригались спереди и перехватывались ремешком, а сзади ниспадали на плечи.

Наряду с простым "народным" костюмом существовал наряд знати, копировавший центрально-азиатские образцы (см. табл. 2). Здесь мы видим длинный халат с плечиками, широким и высоким воротником, а также легкую меховую или войлочную шапочку.

Основным видом оружия легковооруженных всадников был сложносоставной лук (соответствующий времени модификации). Судя по изображениям, кыштымы владели им в совершенстве (стрель6а вперед справа от шеи коня, стрельба назад с поворотом на 180' с левой и правой руки и т.д.). К поясу с правого бока подвешивался богато украшенный (даже у простых воинов) колчан (иногда еще один помещался у чепрака). Никакого другого оружия у легковооруженных воинов на изображениях нет. Следуя законам логики можно предположить бытование у стрелков (в начальный период VI-VIII века) кинжалов, легких мечей, топоров, а у командиров, возможно, и "тягеляев". В последующие века к ним добавились палаш, а затем и сабля. Скорее всего применялись щиты, а также (на всем обозримом историческом отрезке) деревянные детали: наручи и поножи.

Конская сбруя напоминает сбрую коней латников с тем только отличием, что по своему составу она значительно беднее и место, видимо, металлических украшений занимают бунчукообразные подвески.

Примечательным является наличие таких немаловажных предметов, как стремена, плети, перевязанные ремешками чепраки и типичные для данного времени мундштуки . Следуя общекыргызской моде гривы многих коней зубчато образно подстрижены, а хвосты заплетены.

Глава 4. Кыргызские дружинники XI-XII веков

После развала Кыргызского каганата и окончания периода "Великодержавия", вооружение кыргызов продолжает эволюционировать. На смену большой дружине Раннего Средневековья, приходит "малая дружина" Средневековья Развитого. Общее количество армии резко сокращается, но число латников видимо растет. Улучшается экипировка дружинной конницы. Именно к ХI-ХII векам Ю. С. Худяковым отнесено изобретение пластинчатого панциря из крупных пластин, прикрепленных к мягкой основе. Аналоги на сопредельных территориях панцирь не имеет. Показательно, что подобные доспехи получили у монголов название "кыргызского". Покрой доспеха неизвестен, но маловероятно, что "пластины покрывались материей, причем оставались видны лишь головки заклепок" (остатков органических материалов на внешней стороне пластин не зафиксировано, впрочем как и доспехов, покрытых материей (которые станут популярны лишь в XIII-X IV веках). Взяв за основу реконструкцию, данную Ю.С.Худяковым в 1980 г., следует отметить несколько, на наш взгляд, немаловажных моментов:

  1. Маловероятно, что панцирь имел оплошной набедренник, состоящий иэ 2-х рядов значительных по длине пластин. В этом случае латник просто не мог бы удобно сесть на коня, ибо 2 ряда пластин не могут уместиться в расстояние, которое образуется между пахом воина и высокой передней лукой седла. При этом пластины не могут стать вертикально, т.к. они (на реконструкции) максимально приближены друг к другу и приклепаны к мягкой основе, а значит, малоподвижны при подобном варианте. Наконец, сплошной набедренник малоэффективен, т.к. не столько помогает, сколько мешает воину, тем более, что его гениталии и без того достаточно надежно прикрыты твердой передней лукой седла и кожаной юбкой подкладки. Скорее всего, следует признать более вероятным существование спереди арочного выреза в набедреннике (как это было в рыцарских латах XIV-XVI веков). Интересно, что М.Горелик при изображении пластинчатых доспехов хазар VI II-IX веков вообще отказался от реконструкции набедренника. По его мнению, пластины присоединялись к подкладке заклепками, но "не наглухо, а так, чтобы сохранить гибкость".
  2. Оставшиеся пластины следует, видимо, отнести к защите спины (которая отсутствует на реконструкции Ю.С.Худякова). Воины с Сулекской писаницы уже не обладают щитами, а в XI веке щиты становятся еще менее популярны. Если учесть, что данный период является временем расцвета профессиональной дружинной конницы, то отсутствие защиты спины у профессионального дружинника, по определению обязанного уметь сражаться в любых условиях, настораживает. Известно, что далеко не все пластины от данных доспехов были найдены, так что проходится признать, что данный вид панциря обладал таким немаловажным элементом защиты, как защита спины.
  3. Данный вид панциря оставлял открытым горло, что лишний раз доказывает необходимость наличия глухой бармицы у шлема.

Единственная находка кыргызского шлема отнесена исследователями как раз к этому периоду. Шлем сфероконический, диаметр обруча 22 см., что лишний раэ доказывает наличие подшлемника). Шлем отличается наличием высокой втулки для плюмажа и почти полным отсутствием эстетических украшений, за исключением широкого раструба втулки, который заканчивается узорчато вырезанным в виде фигурной скобы язычками.

В отличие от центрально-азиатского стандарта, у кыргызского шлема пластины тульи не вырезаны, а места их соединения не прикрыты фигурными накладками. Все это делает кыргызские головные доспехи достаточно простым по конструкции, но в то же время достаточно качественным по сборке (хотя и уступающим Центрально-Азиатским образцам). Видимо, наряду с подобными шлемами, кыргызская знать использовала и импортные наголовья из Восточного Туркестана и Монголии.

Наряду с пластинчатыми латами, кыргызы достаточно активно продолжали применять и ламеллярные доспехи. Примером тому может служить могила знатного кыргызского воина, отнесенная Ю.С.Худяковым к XII веку, ламеллярная кираса на котором дополнялась длинными ламеллярными же лопастями, прикрывавшими ноги, и наплечниками. Интересно, что пластины самой кирасы были позолочены. Скорее всего, именно в этот период среди дружинников-профессионалов широко распространяется сабля и такие специфические виды оружия, как копья с однолезвийными наконечниками. Пики из воинского арсенала кыргызов почти исчезают, заменяясь копьями с более или менее широкими листовидными наконечниками.

Наблюдается сближение комплекса вооружения легкой и средней конницы. В арсенал стрелков переходят палаши, топоры, возможно, сабли, и элементы защитного вооружения. Из-за отсутствия письменных и изобразительных источников дальнейший обзор кыргыэского вооружения XI-XII веков несколько затруднителен. Можно предположить, что в этот период узкое налучье сменяется более объемным, что повышает роль латника как стрелка, а оружие местного производства постепенно вытесняет импортные образцы.

Заключение

Подведем итоги:

  1. Художественно-реконструктивное направление является одним из важнейших направлений в современной археологии и оружиеведении;

  2. Кыргызские защитные доспехи претерпевали те же изменения, что и центрально-азиатские прототипы;

  3. Переход от нагрудника к полным чешуйчатым доспехам не был мгновенным. В VIII веке кыргызы применяли чешуйчатую катафракту наподобие хар-хадских панцирей тюрок, что и было переходным периодом от пластинчатого нагрудника на заклепках к чешуйчатой (ламеллярной) кирасе с рукавами и подолом; 4. В IХ-Х веках у кыргызов сосуществовали как ламеллярные, так и чешуйчатые доспехи; 5. В этот период кыргызами ширюко использовались конские доспехи разных модификаций и разнообразные по форме и конструкции шлемы;

  4. Проделан анализ внешнего вида кыргызских легковооруженных воинов;

  5. Внесены дополнения в реконструкцию Ю.С.Худякова "Пластинчатый доспех кыргызов ХI-ХII века";

  6. Сделана серия художественных реконструкций комплекса вооружения кыргызских воинов и их соседей в VI-XII веках.

Иллюстрации

Источники:
  1. Изображения тяжеловооруженных кыргызских воинов (Колымаково, Кулундинское, Сулекская писаница, Кум-Тура)
  2. Изображения легковооруженных кыргызских воинов (Сулекская писаница, Копенский Чаа-Тас, Минусинский музей)
Реконструкции:
  1. Реконструкция уйгурских и кыргызских воинов (1997г)
  2. Бой таштыков (смешанный монголоевропеоидный тип) с сяньби (монголоиды). Реконструкция.
  3. Атака тяжеловооруженной кыргызской конницы
  4. Кимакский латник X в.
  5. Битва кыргызов с воинами племен Западной Сибири
  6. Сравнительная характеристика развития комплекса защитного вооружения у кыргызов и у народов Монголии и Центральной Азии
  7. Тюркютский латник
  8. Битва под Орду-Балыком
  9. Гибель уйгурского кагана (Орду-Балык)
  10. Начало битвы тюрок и китайцев
  11. Кыргызский князь и Джучи
  12. Сражение кыргызов и кара-киданей
  13. Знатный кыргызский воин IX-X веков
  14. Тюрко-кыргызские воины (VI-VIII вв.)
  15. Реконструкция кыргызского дружинника XI-XII века
  16. Кыргызский воин, собирающийся на битву (IX-X века)
  17. Легко-вооруженная кыргызская конница VI-XII веков.

Список литературы

  1. Горелик М.В. "Защитное вооружение степной зоны Евразии и примыкающих к ней территорий в 1 тыс. н.э."
  2. Горелик М.В "Из истории военной формы" {"Советский воин", 1990)
  3. Горелик М.В "Куликовская битва 1380г." ("Цейхгауз" N1, 1991)
  4. Горелик М.В. "Воины Киевской Руси IХ-ХI вв." ("Цейхгауз" N1, 1993)
  5. Горелик М.В. "Оружие Ворсклинской битвы" ("Цейхгауз" N3, 1993)
  6. Горелик М.В., Новгородова Э.А. "Наскальное изображение тяжеловоооруженных воинов с Монгольского Алтая", В кн. "Древний Восток и античный мир", М., 1980 г.
  7. "Крестоносцы" М., 1996 г. (рис. И. Дзыся)
  8. "Книга битв" M., 1994 г., том 1,2 (рис. А. Каращук)
  9. Семенова М. "Мы - славяне!" М., 1997
  10. Евтюхова П.А. "Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов)", М., 1948 г.
  11. Худяков Ю.С. "Вооружение енисейских кыргызов", Новосибирск,1980
  12. Худяков Ю.С. "Вооружение средневековых кочевников", Новосибирск, 1986, стр. 106-107 (рис. 43-47)
  13. Худяков Ю.С. "Вооружение центрально-азиатских кочевников в эпоху раннего и развитого Средневековья", Новосибирск, 1991
  14. Худяков Ю.С, Соловьев А.И "Из истории защитного доспеха в Северной и Центральной Азии", В кн. "Военное дело древнего населения Северной Азии", Новосибирск, 1987
Поделитесь ссылкой с друзьями:
Сервис комментариев работает на платформе Disqus

 
Вернуться к началу страницы  

Искать в журнале Искать в интернете
© «Сибирская Заимка», 1998–2012