Записки В.В. Каневского о шаманском чуме эвенков на реке Большой Пит

 

В архиве города Енисейска сохранились материалы об экспедиции Енисейского районного естественно-исторического и бытового музея на реку Большой Пит в августе-сентябре 1929 года (Отчеты сотрудников музея о научных командировках и исследовательской работе 1928–1929 гг., архив Енисейска фонд Р-250, опись 1, дело №54, листы 10–47).

В экспедиции участвовали три человека:

  •  заведующий музеем Н. А. Кытманов;
  • добровольный сотрудник В. В. Каневский;
  • платный рабочий В. А. Симонов.

Основным средством передвижения была принадлежавшая музею гребная лодка «Аэлита». Средства для экспедиции были предоставлены «Обществом изучения Сибири и ее производительных сил» (Новосибирск) по ходатайству Средне-Сибирского географического общества. Маршрут: из Енисейска до зимовья Сухой Пит 60 км на подводе, от станка Сухой Пит 110 км до Таврикульского порога бичевой на лодке, обратно до устья Большого Пита на лодке 230 км и опять бичевой около 90 км до Енисейска.

Экспедиция изучала природные ресурсы Большого Пита, экономику и этнографию района, собирала коллекции для музея. Научно-исследовательской программой руководил Николай Александрович Кытманов (1890–1931), сын Александра Игнатьевича Кытманова (1858–1910), в 1883 году основавшего и возглавившего краеведческий музей Енисейска. В 20-е годы Н. А. Кытманов работал научным сотрудником, а затем — директором музея, основанного отцом (Т. В. Игнатьева, Продолжатель династии, Енисейская правда, 22 марта 2000 года).

Дневники и отчеты экспедиции были написаны добровольным помощником музея Владимиром Вячеславовичем Каневским.

Автограф В. В. Каневского

Рис. 1. Автограф В. В. Каневского

Краткие сведения о В. В. Каневском содержатся в воспоминаниях Марии Михайловны Левис, сотрудницы Енисейского музея в 1931–1933 годах:

«Напросился в помощники ко мне молодой ссыльный — лет 25-ти, бывший студент Московского Географического института. Работал даром (для него не полагалось ставки), с энтузиазмом и очень мне помогал разобраться в том хаосе, который представляла собой экспозиция музея… Мой добровольный помощник — Владимир Вячеславович Каневский, юноша в то время лет 24–25, очень увлекался работой, чистил все экспонаты, помогал мне в перестройке экспозиции. А в помещении стоял зимой нестерпимый холод, чернила замерзали в чернильнице, работать приходилось в перчатках, в пальто и в шапке-ушанке… Не помню, в какое именно время помощник мой по работе в музее, „Вячеславич“, испросив разрешения наших начальников по ГПУ — „папаш“, как мы их называли, устроился на несколько месяцев в какую-то северную экспедицию. Я была рада за него. А для молодого человека, географа по образованию, это была большая удача. Правда, я лишилась помощника… Вернулся, наконец, и мой помощник „Вячеславич“ из своей экспедиции. Вернулся с отмороженным носом, смешно лупившимся. Имел он далеко не „джентльменский“ вид, как иронически характеризовал его внешний облик, кажется, А. И. Андреев» (М. М. Левис, Воспоминания к периоду 1930–1934 гг., машинопись, фонды Енисейского краеведческого музея).

Среди коллег В. В. Каневского был Александр Игнатьевич Андреев (1887–1959), историк, археограф, доктор исторических наук, профессор, сотрудник Енисейского музея в 1933–1935 годах.

По мнению В. В. Каневского особенно впечатляющим этнографическим итогом экспедиции 1929 года стали материалы обследования заброшенного стойбища эвенков, в центре которого находился шаманский чум, отличавшийся большим размером и обилием скульптурных изображений. В. В. Каневский предоставил музею доклад — «Описание тунгусского необитаемого становища на реке Большой Пит, обнаруженного 21.VIII.1929 г. экскурсией Енисейского районного музея». Очерки о посещении стойбища с шаманским чумом содержатся и в двух других рукописях В. В. Каневского — «Дневнике экскурсии Енисейского районного естественно-исторического и бытового музея на реку Большой Пит» и «Отчетном очерке экскурсии Енисейского районного музея на реку Большой Пит».

Рис. 2. Местоположение шаманского чума: с.т. — становище тунгусов, з.л. — зимовье Лаптенко

Рис. 2. Местоположение шаманского чума: с.т. — становище тунгусов, з.л. — зимовье Лаптенко

Хотя В. В. Каневский не был экспертом по религии эвенков и не обсуждал устройство шаманского чума с информантами, его не лишенные романтических интонаций дневники отражают опыт соприкосновения русской интеллигенции с миром таежных народов Сибири и содержат как уже известные, так и требующие осмысления нюансы эвенкийской религиозной символики.

Культовое сооружение на реке Большой Пит не упоминается ни в одной из известных мне публикаций о шаманских чумах эвенков. Я также не располагаю информацией ни о современном состоянии места стойбища на Большом Пите (близ Пит-Городка), ни о сохранности артефактов, взятых из шаманского чума для этнографической коллекции Енисейского музея.

В кратком машинописном отчете о летних исследовательских работах Енисейского музея в 1929 году Н. А. Кытманов отмечает, что становище тунгусов заснято на фотопластинку и составлен его план с зарисовками. К сожалению, найти фотоснимок и план шаманского чума не удалось.

Три текста из архива Енисейска публикуются ниже. Выражаю благодарность за сотрудничество воспитателю средней общеобразовательной школы № 47 с. Озерное Енисейского района Красноярского края Н. В. Ившиной, директору архива города Енисейска Т. В. Лифантьевой, научному сотруднику Енисейского краеведческого музея Т. В. Игнатьевой и Д. Д. Маркович (Левис).

Рис. 3. В. В. Каневский и М. М. Левис в эвенкийских костюмах (фото из фондов Енисейского краеведческого музея)

Рис. 3. В. В. Каневский и М. М. Левис в эвенкийских костюмах (фото из фондов Енисейского краеведческого музея)

Рис. 4. Cотрудники Енисейского музея А. И. Андреев, Ф. С. Бархатов, В. В. Каневский, 22.01.1934 г.

Рис. 4. Cотрудники Енисейского музея А. И. Андреев, Ф. С. Бархатов, В. В. Каневский, 22.01.1934 г.

 Из «Дневника экскурсии Енисейского районного естественно-исторического и бытового музея на реку Большой Пит»

Утром 21.VIII после завтрака отправились на другую сторону Пита в тайгу для осмотра тунгусского становища. Вечером у Лаптенко мы выяснили, что на другой стороне находится брошенное становище тунгусов. И вот решили осмотреть его. День очень хороший, ясно, солнечно. Н.А. на коне верхом, я и Симонов за ним. Жаль, что не было кинооператора, стоило бы заснять. Настоящая экспедиция за тунгусским дивом в тайгу. Кругом глушь, трущоба. Над головами вершины гигантов кедров и пихт, осины-березы. Между колоннами деревьев вьется узкая тропка, только ступить копыту. То и дело эту тропинку пересекают узловатые корни, огромные, толстые. Иногда поперек лежит упавший таежный реликт. Встречается болотце, ручей… И вот по этой дорожке движется наша компания. Я впереди с фотоаппаратом. За мной Н.А. верхом. За ним Симонов с двустволкой… Встречается много дичи, глухари, рябчики… В 11 дня были на становище. Оно расположено в 200 верстах от устья Пита, между реками Кадрой и Аяхтой, в 1 ? версте от Кадры и в 15 верстах от Аяхты, на правом берегу Пита, по направлению N вглубь тайги в расстоянии 7–10 верст от берега. Находится оно среди соснового бора. Брошено, очевидно, давно. Состоит из: a) шести остовов когда-то жилых чумов b) помоста для жертвоприношений с) трех таганов для варки пищи d) небольшого чума с божеством… Чум шамана находится посредине становища, судя по этому остову, он был самым большим чумом становища. Вход в него находится с северной стороны. При входе настлан мостик из еловых кругляков. При входе с правой и левой стороны на еловых шестах вышиной 2 м 25 см изображения гагар, сделанные из дерева. Перед входом находятся кроме того два ряда деревянных богов, поставленных друг за другом и представляющие собой изображения человеческой фигуры. Причем правая сторона состоит из изображений более примитивных, чем левая. Всех изображений 17 штук. Позади чума в 10 метрах находится помост для жертвоприношений. Вышина его 1 м 26 см, длиною в 3 м 78 см, шириной в 2 м 55 см. Он имеет четырехугольную форму. Устройство его следующее. На четырех козелках лежат еловые бревна средней толщины. На них поставлена березовая ограда, окружающая помост с трех сторон, оставляя открытой восточную сторону. На помост ведет примитивная лестница, два обрубка сосны с отрубленными сучьями. Около помоста воткнуты два березовых шеста с перекладинами высотой 6 м 02 см. Затем на перекладине помоста находится деревянное изображение человеческой фигуры, обращенной лицом на запад. В 20 м от чума шамана имеется огороженное место длиной в 2 ? м, шириной в 1 м. В этом огороженном месте имеется как бы закопанная и провалившаяся яма. С северной стороны изгороди находятся две сосны со следами огня. Изгородь построена из березовых столбиков высотой в 1 м и четырех перекладин. Левее шаманского чума в 12 м находится остов небольшого чума, крытого ранее еловыми ветками. Около него и в нем найдено много богов примитивной формы. В самом чуме найдено нами изображение какого-то животного. Длинное тело, спина выстругана зубцами, маленькая голова с ушами, четыре ноги и небольшой хвостик. Около него найдены изображения людей с крыльями. Кроме того, около этого небольшого чума и в нем найдено несколько жезлов, стрел из дерева. Очень странную картину представляет это оставленное становище среди глухо шумящей тайги. Сомкнулись над ним вершины гигантов сосен, обступили кустарники, травы постепенно овладевают им. Тишина, пустыня кругом. Глухо шумит тайга, иногда резко цокнет бурундук, и снова тишина, тишина. Когда-то под этими соснами слышалась гортанная речь, мелькали пестрые костюмы, струился синий дым костров… Сейчас же глухой рокот вершин, резкие крики дятла, журчание небольшой речонки и все… Как будто живы тени ушедших людей. Что их заставило бросить это становище? Сфотографировав становище и измерив его, отобрав несколько изображений богов для музея, отправились назад к Питу. По дороге нашли еще одно становище, из семи чумов, также необитаемое. В 6 часов вечера были на Питу, переночевали и двинулись дальше… (Отчеты сотрудников музея о научных командировках и исследовательской работе 1928–1929 гг., архив Енисейска фонд Р-250, опись 1, дело №54, листы 33–35).

Описание тунгусского необитаемого становища на реке Большой Пит, обнаруженного 21.VIII. 1929 г. экскурсией Енисейского районного музея

21.VIII.1929 г. экскурсией Енисейского районного музея на реку Большой Пит было обнаружено необитаемое тунгусское становище. Экскурсия музея на Пит была организована на средства «Общества изучения Сибири и ее производительных сил». Главной целью экскурсии было общее знакомство с р. Большой Пит и по возможности всестороннее ее изучение. Для этого, перевезя лодку через тайгу до зимовья Сухой Пит от г. Енисейска и спустив на воду на этом зимовье, участники экскурсии бичевой поднялись вверх по Питу до Таврикульского порога и затем обратно на веслах до устья Пита. Потом по Енисею снова бичевой до города Енисейска. Состав экскурсии три человека. Продолжительность 27 дней. Дойдя 20.VIII до зимовья Лаптенко было установлено, что на противоположном берегу Пита в тайге километров за 8 от берега находится необитаемое тунгусское становище. Было решено на следующий день осмотреть и сфотографировать его… 21.VIII утром отправились на становище. Дорога на него находится на правом берегу Пита и представляет собой обычную таежную тропу. Вначале дорога идет по лиственному лесу, болотистой почве. Затем постепенно поднимается на возвышенность, лес из лиственного становится вначале хвойным, а затем переходит в чистый сосновый бор, среди которого и расположено становище. Оно представляет из себя шесть остовов чумов, все без покрышек. Лучше всех остальных сохранился чум шамана, находящийся в середине становища. Все становище состоит из a) шести остовов чумов b) шаманского чума c) помоста для жертвоприношений d) трех таганов для варки пищи e) небольшого чума с изображением бога… Остовы чумов — это конусообразно поставленные жерди по площади круга. Ни в них, ни около них ничего найдено не было. Чум шамана — это так же по кругу поставленные конусом сходящиеся вверху жерди. Отличием его от других чумов служит следующее: перед входом настлан на земле мостик из еловых круглых небольших поленьев. Затем по обеим сторонам, как с правой, так и с левой, на еловых шестах вышиной 2 м 25 см изображения гагар, сделанные из дерева. Перед входом же поставлены по обеим сторонам входа друг за другом два ряда богов, представляющих из себя человеческие фигуры, причем изображения правой стороны состоят из изображений более примитивных, чем с левой стороны. Всего изображений 17 шт. Вход в чум шамана находится с северной стороны… Позади чума в 10 м находится помост для жертвоприношений вышиной в 1 м 26 см, длиной в 3 м 78 см, шириной в 2 м 55 см. Он имеет четырехугольную форму. Устройство следующее: на четырех козелках лежат еловые бревна средней толщины, неочищенные от коры. На них поставлена ограда из березовых тонких деревьев. Она окружает помост с трех сторон, оставляя открытой восточную сторону. На помост ведет примитивная лестница, два обрубка сосны с обрубленными сучьями положены к помосту. Около помоста стоят два шеста с поперечными двумя перекладинами высотой в 6 м 02 см. Шесты сделаны из березы. На перекладинах помоста находится подвешенное изображение божества — деревянная человеческая фигура, лицом обращенная на запад, спиной к помосту…В 20 м от чума шамана имеется огороженное изгородью место длиной 2 ? м, шириной в 1 м. В этом огороженном месте имеется как бы засыпанная и затем провалившаяся яма. С северной стороны находятся сосны со следами огня (обугленная кора). Указанная изгородь построена из березовых столбиков вышиной в 1 м с четырьмя перекладинами… Левее чума шамана, в 12 метрах находится небольшой чум, единственный на стойбище не круглой, а продолговатой формы, с двухскатной покрышкой, крытой когда-то еловыми ветвями. В этом чуме нами найдено изображение какого-то животного. Длинное тело, спина выстругана зубцами, маленькая голова на удлиненной шее треугольной формы с небольшими ушами, четыре ноги, небольшой хвостик. Около этого изображения найдено несколько фигур, изображающих человека с крыльями. Кроме этого около небольшого чума и в нем найдено несколько жезлов из дерева, деревянных же стрел и несколько палочек из ели с привязанными к ним тряпочками. Все становище, судя по остовам чумов, расположено по кругу… Среди остовов встречаются обожженные костром пятна земли, и в некоторых местах над этими черными пятнами сохранились рогатки для варки пищи… Измерив, сфотографировав становище экскурсия вернулась обратно к берегу Пита и продолжила дальнейший путь вверх по Питу… В результате осмотра становища было взято для коллекции музея следующее: 1) изображение животного из отдельного чума описанное выше 2) видимо предмет религиозного культа или принадлежность шамана при камланиях: небольшой кусок дерева, гладко обструганный, с заостренным концом, напоминающий по форме утюг 3) человеческих изображений штуки две 4) изображений человеческих фигур с крыльями три штуки 5) жертвенных палочек, жезлов по три штуки 6) берестяная чашка «чумашка» 7) два изображения деревянных гагар 8) очень примитивные изображения человеческой фигуры. Кроме этого сделан фотографический снимок становища… На обратном пути к берегу Пита было обнаружено еще одно становище, состоящее из трех уцелевших остовов чумов. Среди него точно так же как и в первом имеется чум шамана, но сохранившийся значительно хуже предыдущего. В этом становище было взято для коллекций музея: 1) маленькие изображения человеческих фигурок числом десять штук, связанных вместе кусочком белой материи 2) два железных обруча кустарной ковки… Становище не было сфотографировано как не имеющее ничего характерного и интересного. Первое становище расположено в сосновом бору, на возвышенности, позади его, в небольшом овраге, протекает быстрый и чистый ручей… Второе же становище расположено в лиственничном лесу, на низменном месте. Дорога как на то, так и на другое находится на правом берегу Пита, от устья приблизительно верст 200, между реками Кадрой и Аяхтой, против зимовья Лаптенко… Август 1929 г., р. Б.Пит (Отчеты сотрудников музея о научных командировках и исследовательской работе 1928–1929 гг., архив Енисейска фонд Р-250, опись 1, дело №54, листы 20–22).

Из «Отчетного очерка экскурсии Енисейского районного музея на реку Большой Пит»

На брошенном становище тунгусов. Оно находится между реками Кадрой и Аяхтой на правом берегу Пита в 1 ? версте от Кадры и в 15 верстах от Аяхты, по направлению на N вглубь тайги, на расстоянии 7–10 верст от берега. Брошено, очевидно, давно, состоит из остовов шести чумов без остатков покрышки, помоста для жертвоприношения, чума шамана, небольшого чума с божеством в виде животного, трех таганов для варки пищи… Чум шамана находится посередине становища. Судя по остову это самый большой и просторный чум становища. Вход в него с северной стороны. При входе в него настелен мостик из круглых еловых поленьев. С правой и левой стороны на длинных еловых шестах (в 2 м 25 см) два изображения гагар, сделанные также из дерева. Затем перед входом поставлены друг за другом с правой и левой стороны примитивные изображения человеческих фигур. Всех изображений перед входом 17 штук. Позади чума в 10 м находится помост для жертвоприношений высотой 1 м 26 см, длиной 3 м 78 см, шириной 2 м 55 см. Устройство его следующее: на четырех козелках лежат еловые бревна средней толщины, на них поставлена ограда из березы. Она окружает помост с трех сторон, оставляя открытой восточную сторону. На помост ведет примитивная лестница. С западной стороны, лицом на запад, имеется изображение человеческой фигуры, более тщательно сделанное, чем остальные изображения становища. Она находится на помосте лицом на запад. Около помоста впереди воткнуты два березовых шеста с перекладинами (в 6 м 02 см). В 20 метрах от чума шамана находится отгороженное место длиной в 2 ? м, шириной в 1 м. В этом месте, внутри изгороди, имеется как бы закопанная и провалившаяся яма. С северной стороны изгороди находятся две сосны со следами огня. Изгородь окружает это место замкнутым четырехугольником, построена из березовых столбиков в 1 м и четырех перекладин. Левее чума шамана, в 12 метрах, находится остов небольшого чума, крытого ранее еловыми ветвями. Около него и в нем найдено много богов примитивной формы. В самом чуме находилось изображение какого-то животного, оно имеет следующий вид: длинное тело, спина вырезана в виде зубцов пилообразной формы, маленькая голова треугольной формы с ушами, четыре ноги и небольшой хвостик. Около него найдено несколько изображений человеческих фигур с крыльями. Кроме них, около этого чума и в нем найдено несколько жезлов, деревянных стрел, жертвенных палочек. Стрелы деревянные сплошь, наконечники тупые. Чум с изображением животного единственный во всем становище с двускатной крышей имеет палаточную форму… На территории становища имеются выжженные кострами круглые пятна с таганами над ними. Собрав кое-какой материал, представляющий интерес для музея, мы снова вышли на Пит и продолжили путь дальше… Становище расположено среди соснового хорошего бора. На обратном пути от становища к побережью Пита было обнаружено еще одно, сохранившееся значительно хуже первого. Первое становище сфотографировано нами. Результаты экскурсии выразились в следующем: …сборе коллекций по отделам музея… по этнографическому — предметы религиозного культа тунгусов, как-то: 1) три человеческих изображения с крыльями 2) изображение животного из отдельного чума 3) два изображения человеческой фигуры без крыльев 4) две деревянных гагары 5) очень примитивная фигура человека 6) три жезла 7) две жертвенные палочки — одна с тряпочками, другая без них 8) то же с тремя гагарами, надетыми на нее 9) гагара малая 10) две стрелы деревянных с тупыми концами 11) три примитивных изображения человеческой фигуры 12) связки маленьких божков — изображений человека 13) деревянный предмет утюгообразной формы 14) одна берестяная чашка 15) то же конусообразной формы на деревянной ручке (ковш?) 16) два железных обруча кустарной ковки. Всего 27 предметов… Всех фотографических снимков было сделано 10 экземпляров, из них: типических видов побережья Пита — 3 экземпляра, становища тунгусского — 1 экземпляр, зимовьев снято 5 экземпляров… (Отчеты сотрудников музея о научных командировках и исследовательской работе 1928–1929 гг., архив Енисейска фонд Р-250, опись 1, дело №54, листы 14–19).

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, ,

NikolasIV
2012-01-22 21:55:19
Очаровательная публикация, жаль нету фот. Тунгусы есть гордость России вкупе с их маленькими уютными божками.

Создание и развитие сайта: Galushko.ru