Народы Cибири: к вопросу о специфике межэтнических взамодействий

 

Печатный аналог: Ерохина Е.А. Народы Cибири: к вопросу о специфике межэтнических взамодействий // Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Вып. 1. Культурный космос Евразии. Новосибирск, 1999. С. 142-145.

Процессы межэтнических взаимодействий играли существенную роль в жизни России. На сегодняшний день проблемы, связанные с развитием этих процессов, относятся к числу самых актуальных, самых животрепещущих.

Социокультурный кризис, в полосе которого оказалась Россия, негативно повлиял и на межэтнические отношения. Поиск факторов, оптимизирующих взаимоотношения этносов в зонах межэтнического контакта, требует обращения к опыту взаимодействия этносов в рамках полиэтничных сообществ.

Это в полной мере относится к регионам Сибири, история взаимоотношений народов которой полна как примерами межэтнической конфронтации, так и благоприятного для всех сторон сотрудничества. Специфика межэтнического взаимодействия в данном регионе определялась характером и уровнем потребностей этнического развития субъектов взаимодействия.

Характер потребностей этнического развития детерминирован функциональными отношениями этнического коллектива с природой. Системный анализ способов существования человеческих популяций дает нам два вида таких отношений. Один из них основан на природопреобразовательной деятельности, другой — на природопользующей ([3, c. 192–193]; [6, с. 4–5]). Этносы, ведущие природопреобразующий образ жизни, ориентированы на трансформацию естественных сред обитания в антропогенные. Потребности народов, характерной чертой развития которых является преобразование окружающей среды, требуют воздействия на природную сферу и превращения ее ресурсов в инструменты, орудия и средства хозяйственной деятельности человека. В данном случае речь идет о народах, в хозяйстве которых преобладают производящие элементы: скотоводах и земледельцах, а также народах, оказывающих на природу воздействия техногенного характера.

Специфика развития этносов, ведущих природопользующий образ жизни, обусловлена их ориентацией на поддержание баланса с экологической нишей, в которую они вписаны как верхнее, завершающее звено. Речь идет о народах, в хозяйстве которых преобладают элементы присваивающего хозяйства: охотниках, рыболовах, собирателях. Потребности такихэтносов-популяций могут быть удовлетворены только при условии сохранения традиционного для них природного ландшафта. Стабильность последнего гарантирует успехкультурно-хозяйственной деятельности и, в конечном счете, стабильность существования этнической общности.

Чем более близки контактирующие этносы по характеру своих потребностей, тем большей симметричностью обладает сам процесс взаимодействия. Взаимодействие в этом случае носит равноправный характер и таковым видится обоим его субъектам. Симметричный характер может сохраняться и том случае, когда субъекты взаимодействия — этносы с традиционной социальной структурой независимо от характера их культурно-хозяйственной ориентации. Таков характер взаимодействий этносов Западной Сибири на уровне традиционных культур: русской старожильческой и культур коренных сибирских этносов.

К моменту появления русских в Сибири большинство коренных народов этого региона в той или иной мере переживали разложение первобытно-патриархальных связей. Хозяйственная деятельность аборигенных этносов Сибири в основном не вела к преобразованию природного ландшафта в антропогенный. Народы севера Сибири входили в биоценозы как верхнее завершающее звено, приспосабливаясь к природному равновесию, и были заинтересованы в его сохранении. Скотоводческая деятельность кочевников Южной Сибири вела к преобразованию ландшафта, ничтожному в количественном отношении и существенно отличному от воздействия на природу земледельческих народов. Их тип хозяйства также зависел от сохранения баланса с окружающей средой [4, c. 192].

Основу мировоззренческого ядра коренных народов Сибири составляло признание своего «младшинства» по отношению к окружающему природному миру. Согласно их представлениям, все существа природного мира выступали по отношению к коллективу людей в качестве старших родственников. Это родство означало, что человек не отделял себя от природы подобно тому, как род не отделял себя от занимаемой территории. Примечателен тот факт, что при отправлении культа гораздо чаще обращались к низшим богам, божествам местности, нежели к верховным богам ([2, с. 132]; [2, c. 18, 50, 187]).

В противоположность этим народам русский этнос формировался в процессе земледельческих миграций и преобразования природного ландшафта. Заселение русскими свободных земель еще на территории Европейской России носило характер естественного расселения. Русские люди, по преимуществу земледельцы, искали нетронутые земли. Пространства, осваиваемые переселенцами, превращались в земледельческие области. Завоевание и правительственная колонизация шли, как правило, позади естественного расселения ([8, c. 120–121]; [9, c. 126].

Появление в Сибири русских — результат экстенсивного характера их хозяйственной деятельности, для которой здесь существовали самые благоприятные условия. Ориентация на земледельческое преобразование экосферы проявилась в стереотипе Хозяина, получившем библейскую санкцию: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и птицами небесными, и над скотом, и над всею землею» [1, гл. I, стих 26].

Культурно-хозяйственная разнонаправленность контактирующих этносов позволяет нам сделать вывод об экстравертивности культуры русских и интравертивности культур коренных сибирских этносов. В ходе исторического развития взаимодействие между представителями двух ветвей этого процесса осложнилось разницей стадиального развития, которая еще более усилила преобразовательные возможности одной из сторон [5, с. 13].

Разницей стадиального развития обусловлено различие в уровне потребностей этносов, вступающих во взаимодействие. Уровень потребностей зависит от доминирующего в рамках данного этноса типа социальных связей. Социологи со времен Ф. Тенниса выделяют два типа социальности: 1) сообщество (община), традиционное общество; 2) «современное» или индустриальное общество.

Традиционное общество представляет собой экономически самостоятельную систему с замкнутым циклом воспроизводства, опирающимся на определенный вид деятельности. Это общество с константным объемом потребностей, уровень которых стабилен или же растет незначительно. Общество такого типа консервативно и медленно воспринимает инновации. Для него свойственна большая степень единства и однородности членов, общинно-товарищеские отношения между ними.

«Современное», или индустриальное общество, основанное на рациональном расчете, частной собственности и свободном обмене зародилось в лоне европейской цивилизации. В настоящее время для него характерна урбанизация, высокая степень концентрации населения в сфере промышленности и управления, формирование военно-промышленныхкомплексов. Структура такого общества более дифференцирована в сравнении с традиционным обществом. Индустриальное общество ориентировано на инновации, в связи с чем уровень потребностей его членов постоянно растет [10, с. 345–347].

Быстрые социальные изменения в условиях развития этого типа социума сопровождаются негативным воздействием на традиционную культуру как в рамках взаимодействия субкультур внутри этноса, так и во взаимодействиях между этносами. Взаимодействие этносов с противоположными типами социальных связей следует рассматривать как асимметричный процесс.

Русский этнос, содержащий оба типа социальных связей, до недавнего времени представлял собой более сложный социальный организм в сравнении с большинством сибирских этносов, традиционных по характеру социальной структуры. Их взаимодействие приобрело многоуровневый характер. Имеет смысл выделить два уровня межэтнических взаимодействий в регионах Сибири. О первом уровне корректнее говорить как о воздействии на традиционные культуры сибирских этносов носителей модернизационных процессов. Второй уровень — это уровень взаимодействия представителей традиционных культур: русской старожильческой и коренных сибирских этносов. Говоря о взаимодействии русской старожильческой и традиционных культур народов Сибири, следует подчеркнуть комплиментарный характер их взаимоотношений. Об этом свидетельствуют общность целей и равная заинтересованность в контакте, детерминированные одинаковыми условиями традиционного уклада жителей сельской местности региона. Взаимодействие на этом уровне носит равноправный характер.

Говоря о взаимодействии представителей традиционных этносов Сибири с теми представителями русского населения, которые являются носителями процессов модернизационного характера (ранее — чиновники, представители промышленных кругов и купечества, в настоящий момент — работники госаппарата, предприниматели, промысловики), следует говорить о процессах прямого воздействия «доминирующего большинства» граждан Российского государства на представителей традиционных культур Сибири (термин «доминирующее большинство» является общепринятым в правовой практике международного сообщества по отношению к гражданам независимых государств, относящимся к категориям оседлого населения в рамках индустриального общества в противоположность коренному населению этих государств, ведущему племенной или полуплеменной образ жизни).

Заинтересованность «доминирующего большинства» в промышленном освоении региона — ранее и в настоящий момент — делает процесс взаимодействия изначально неравноправным. Это обстоятельство позволяет нам поставить данный уровень межэтнических взаимодействий в глобальный контекст поиска путей развития человечества, который невозможно рассматривать вне плоскости прогнозирования результатов стол-кновения индустриальной цивилизации и традиционной культуры.

Коренные народы Сибири, которые оказались в зоне промышленного освоения природных богатств региона, осуществляемого по преимуществу представителями русского этноса, столкнулись лицом к лицу с угрозой поглощения их самобытной культуры техногенной цивилизацией.

Особый интерес в этой связи вызывает положение малочисленных народов Севера Сибири. Этот район принадлежит к числу тех регионов планеты, без использования богатейших природных ресурсов которого невозможно обеспечить стабильное развитие мировой экономики. Процесс его активного хозяйственного освоения, начавшийся несколько десятилетий назад, сопровождается серьезными негативными изменениями в его экосистемах, что не только ведет к разрушению традиционной культуры коренного населения как основы их существования, но и грозит колоссальным ущербом будущему благополучию всей планеты [7, с. 13].

Нетрудно убедиться, что происхождение экологических проблем, среди которых загрязнение биосферы и истощение природных ресурсов, имеет социальные причины, связанные с воздействием на окружающую среду природопреобразующих популяций. Опыт традиционного природопользования коренных аборигенных народов Сибири в контексте формирующегося сегодня нового подхода к осознанию глобальных проблем рассматривается сегодня в качестве сбалансированного варианта хозяйствования. Поэтому он должен быть учтен при реализации программ промышленного освоения сибирских территорий.

Соприкосновение аборигенов с современным индустриальным обществом имеет ярко выраженные негативные последствия для их культуры и образа жизни. Непродуманная политика по отношению к коренным народам Сибири (или отсутствие таковой), игнорирующая их национальную специфику и родовые черты, угрожает полным разрушением традиционной культуры. Сегодня практики приходят к выводу о необходимости ставить вопрос не об ускорении их социально-экономического и культурного развития, а об обеспечении условий ихестественно-исторического проживания [6, с. 4].

Прежний опыт взаимодействия двух ветвей цивилизационного развития имел негативные последствия не только для природопользующих этнических популяций, но и для народов, представляющих техногенную ветвь развития. Сохранение природы перед угрозой наступающего экологического кризиса — это та сфера, в которой сотрудничество представителей разных этносов может быть наиболее плодотворным и результативным.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Библия. Книга первая Моисеева, Бытие.
  2. Гемуев И. Н., Сагалаев А. М. Святилища манси как феномен культурной традиции // Этнические культуры Сибири. Проблемы эволюции и контактов. Новосибирск, 1986.
  3. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Знак и ритуал. Новосибирск, 1990.
  4. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989.
  5. Ерохина Е. А. Влияние мировоззренческих ценностей русского этнического сознания на характер восприятия иноэтнических культур Западной Сибири // Русские Сибири: обычаи, традиции, обряды. Новосибирск, 1998.
  6. Мерзосов Г. Г. Особая ветвь развития // Северный луч, 1995, № 44.
  7. Попков Ю. В., Бойко В. А. Политико-правовой статус коренных народов Севера. На пути в мировую цивилизацию. Новосибирск, 1997.
  8. Пыпин А. Н. Россия и Европа // Метаморфозы Европы. М., 1993.
  9. Савицкий П. Н. Степь и оседлость // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993.
  10. Современная западная социология. М., 1990.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru