[Рец. на кн.] Коренные малочисленные народы России на пороге XXI века: проблемы, перспективы, приоритеты. Материалы Всероссийского конгресса. Москва, 3-5 декабря 1999 г. Санкт-Петербург: «Просвещение», 2000

 

Рецензируемая книга представляет собой сборник выступлений участников Конгресса коренных малочисленных народов России, который состоялся в Москве в декабре 1999 года. Как явствует из проблематики выступлений, прошедший конгресс был не только политической акцией, но и форумом для обсуждения фундаментальных проблем этнической политологии и этнологии, в котором принимали участие на равных правах и в примерно равном представительстве специалисты различных областей хозяйства и культуры регионов проживания малочисленных этносов, представители региональных администраций и правительственных структур, работа которых связана с районами Крайнего Севера РФ, и ученые, в том числе и принадлежащие к малочисленным народам РФ. Эти обстоятельства, на наш взгляд, и дают основания для «академической» рецензии на издание материалов конгресса, хотя в силу специфики объекта обсуждения, автор, вслед за участниками конгресса, вынужден пользоваться средствами научной публицистики.

Сборник состоит из пяти разделов. В первом разделе помещены приветствия и доклады на пленарных заседаниях. Состав участников пленарного заседания впечатляет обилием имен и должностей: В.А.Михайлов – министр по делам федерации и национальностей, Р.Г.Абдулатипов – председатель совета Ассамблеи народов России, В.В.Гоман – Председатель Госкомсевера, Н.Л.Дементьева – первый зам. Министра культуры РФ, С.Н.Харючи – Президент ассоциации коренных малочисленных народов Севера Сибири и ДВ, В.К.Бацын – начальник управления регионально-образовательной политики Минобра РФ, Т.И.Стуколова – зам. Министра здравоохранения РФ, В.А.Кряжков – советник Конституционного суда РФ, В.С.Сондыков – зам. главы администрации Ханты-Мансийского АО, В.А.Карташкин – председатель Комиссии по правам человека при Президенте РФ, Ю.Н.Шесталов – мансийский писатель, Ф.Х.Кунижева – зам. Председателя Правительства Карачаево-Черкессии, З.И.Строгальщикова – председатель Общества вепсской культуры (Петрозаводск), Ю.Г.Ляшко – заместитель Председателя Госкомсевера, В.А.Тишков – директор Института этнологии и антропологии, М.М.Коган – директор Санкт-Петербургского отделения издательства «Просвещение», В.А.Роббек – директор НИИ проблем малочисленных народов Севера (Якутск), Е.И.Ямру – депутат госдумы от Ямало-Ненецкого округа, З.П.Пикунова – президент Ассоциации «Арун» («Возрождение»), Ф.С.Донской – ГНС НИИ проблем малочисленных народов Севера (Якутск), С.М.Орус-оол специалист Миннаца, Х.М.Езынги – депутат Госдумы от Ямала, Л.Б.Гашилова – зав. кафедрой РГПУ имени А.И.Герцена, Д.О.Хороля – президент Союза оленеводов РФ.

Три следующих раздела объединяют доклады секций конференции: «Законодательно-нормативная база в отношении коренных малочисленных народов России и перспективы ее развития», «Социальные проблемы коренных малочисленных народов России и пути их решения», «Проблемы развития языка, культуры и образования коренных малочисленных народов России». В самостоятельный раздел выделены материалы конференции представителей средств массовой информации северных территорий. Приложение к сборнику составляют проект национального доклада «Коренные малочисленные народы Российской Федерации: проблемы, приоритеты и перспективы развития в XXI веке», Постановление «О положении коренных малочисленных народов в Российской Федерации и о Всероссийском конгрессе «Коренные малочисленные народы России на пороге XXI века: проблемы, перспективы, приоритеты», Рекомендации конгресса, рекомендации концененции представителей СМИ северных территорий, и список участников Конгресса.

Нет никаких сомнений в том, что проблемы экономики, занятости, правовой защиты, здравоохранения, образования, сохранения языка и традиционной культуры коренных народов Севера, работы местных национальных СМИ должны выноситься на широкое обсуждение, а их решение требует участия в равной мере политиков, ученых – специалистов по отдельным отраслям знаний и представителей самих коренных народов Севера. Такие дискуссии не раз проводились на страницах журналов, в том числе и в «Этнографическом обозрении». Вероятно, публикации материалов конгресса должны оцениваться как-то иначе, нежели сборники проблемных научных статей или результаты масштабных социологических исследований. Однако обсуждение экономических и социальных проблем коренных малочисленных народов Севера РФ уже давно приобрело характер этнокультурного феномена, который сам по себе требует к себе внимания этнологов. Нет никаких сомнений и в том, что материалы данного конгресса, как и публикации докладов на множестве аналогичных конференций разных уровней, должны стать источником информации для этнологов, социологов, специалистов по современной культуре и лингвистов, поскольку уже само обсуждение проблем сохранения языков представляет собой интереснейший социолингвистический факт. Весьма желательным является и то, чтобы основанием для принятия соответствующих решений на всех уровнях служили бы именно суждения специалистов, отчетливо представляющих себе, что именно происходит в наши дни в общественных движениях малочисленных народов, в региональной науке, а также и в среде диаспоры этих народов, рассеянной на огромной территории от областных центров, удаленных от традиционных территорий проживания народов Севера, до Петербурга и Москвы. В.А.Тишков, выступавший на конгрессе и бывший одним из немногих, кто представлял этнологическую науку, отметил в своем докладе: «Здесь есть стратегия и интересы людей…» (с.70-71). Эти слова вполне могут стать лейтмотивом для внимательного рассмотрения материалов сборника.

В материалах сборника по крайней мере четыре раза (с. 49, 85, 136, 218) высказывается в категорической форме требование о скорейшей ратификации Российской Федерацией Конвенции МОТ № 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых государствах». Юрист В.А.Кряжков, отметивший в своем докладе, что 80% положений этой конвенции отражены в российском законодательстве (с.49). Однако, как известно, из европейских государств данную конвенцию ратифицировала только Норвегия, к ней не присоединились ни США, ни Канада (из членов Британского содружества к ней положительное отношение высказала только Австралия). К ней не считает нужным присоединяться ни одно (!) из многонациональных государств Азии, и таким образом этот международный документ принят пятью южноамериканскими государствами-экспортерами кофе и бананов. Представители народов Севера, с начала перестройки требующие от Правительства СССР, а позже РФ ратификации данной конвенции (хочется задать вопрос, а где они были со своими требованиями до 1985 года?) не отдают себе отчета в том, что, во-первых, все права коренных народов, провозглашенные этой конвенцией, представлены в Конституции РФ, во-вторых, эксклюзивные права меньшинств являются ущемлением прав и свобод остальных граждан РФ, в-третьих, современные малочисленные этносы Севера РФ, с их многочисленной диаспорой и стопроцентной интегрированностью в современное российское общество (что еще раз показал всему миру прошедший Конгресс) уже давно никак не соответствуют международным представлениям об этносах, ведущих племенной образ жизни.

В выступлениях почти всех участников конгресса присутствует противопоставление проблем жизни коренных жителей Севера и, так сказать, «русскоязычного населения», то есть приезжих, среди которых немало тех, кто живет на Севере по 25-30 лет и более, а также, особенно в городах, северян во втором-третьем поколениях. Только Н.Л.Дементьева в своем докладе (с.31-35) не проводит разграничительной линии между региональной культурой в целом и проблемами сферы культуры коренных жителей. Ее подход разумен и понятен – в самом деле, национальные хореографические ансамбли популярны в любой зрительской аудитории, а музеи в равной мере сберегают как предметы культуры и искусства коренных жителей, так и документы и материалы по истории открытия и освоения северных территорий. Другие говорят только о своих соотечественниках – например, в выступлении главврача из Быстринского района Камчатки Р.Д.Коерковой (с.179-181) говорится о множестве бед коренных жителей района от падения оленеводства до трудностей работы национальной газеты, и ни слова не сказано о том, что снижение уровня медицинского обслуживания плохо сказывается не только на коренных жителях  – эвенах (кроме них в этом районе живут и коряки, о которых не упомянула докладчица), так и на всех остальных жителях района – русских, украинцах, татарах и так далее.

Лейтмотивом многих выступлений, как давно заведено в спаявшейся микросреде северных аборигенных конференций и конгрессов, выступает слово «дайте!» При этом законодательно и фактически предоставленные льготы и привилегии малочисленных народов выступающих уже не устраивают – они требуют большего. Это весьма рельефно показывает председатель Ассоциации юкагирского народа Н.Н.Курилов, когда он говорит: «Льгот не надо, помогите реально!» (с.152). В том же духе высказывается Президент Ассоциации коренных малочисленных народов Читинской области Н.П.Габышева: «Нам нужно сообща добиваться, обращаться за помощью, стучаться во все двери – возможно, они и откроются» (с. 126). Эту же тему развивает К.Д.Иптышева из Хакасии, прозрачно намекая на расширение диаспоры малочисленных этносов в столице: «В Москве должны быть люди, готовые заинтересованно выслушать ходоков с мест…» (с. 184). Тот же Н.Н.Курилов сетует на то, что у возглавляемой им Ассоциации нет юриста-юкагира (с.153) – так и хочется сказать: конечно, вот свой брат-юкагир появится, и сразу непременно поможет! Ни самому выступающему, ни присутствующим как будто бы невдомек, что существующая система образования не может обеспечить самые элементарные и самые насущные потребности коренных жителей в специалистах, а ее сторонники в обсуждении развития этой самой системы не идут дальше расширения льготного внеконкурсного приема в столичные педвузы. Зам. председателя Госкомсевера Ю.Г.Ляшко выступил против стопроцентных льготных квот для студентов-северян (с.66-67) – однако его выступления как бы никто и не заметил.

Среди проблем образования, обсуждавшихся на конгрессе, важное место занимает работа вузов и среднеспециальных учебных заведений. И главное, что здесь нужно отметить – то направление, от которого напрямую зависит будущее малочисленных народов, и, надо добавить – от которого в прошлом, лет 50 или 30 назад зависело их нынешнее настоящее, освещаются с поразительной тенденциозностью и однобокостью. В сборнике в выступлениях разных участников и в официальных материалах не менее 11 раз (!!) упоминается факультет народов Крайнего Севера РГПУ имени А.И.Герцена, отнесенный В.А.Роббеком (наряду с издательством «Просвещение», которое и напечатало его доклад) к числу уникальных заведений, занимающихся проблемами Севера (с. 87). Что же касается других высших учебных заведений, готовящих педагогические кадры для Севера, то все участники конгресса сделали вид, что их будто бы и вовсе нет – вузы Тюмени, Красноярска, Читы, Улан-Удэ, Магадана, Благовещенска, Хабаровска и других областных, краевых и республиканских центров вообще не упоминаются ни в докладах, ни в итоговых документах. Лишь по одному разу из региональных учебных заведений были названы Якутский университет имени М.К.Аммосова – в выступлении доцента ЯГУ В.Г.Белолюбской (с.189), которая, будучи представителем эвенского народа, почему-то фигурирует в сборнике как председатель ассоциации эвенков (!) Якутии и Анадырский национальный колледж искусств – в выступлении зам. Министра культуры Н.Л.Дементьевой (с.34), которая, как видно, попросту далека от традиционных северных «игр» и лоббирования собственных интересов давно известным кругом лиц. Не случайно Л.Б.Гашилова (доцент ФНКС РГПУ) посвятила все свое выступление пожеланиям развивать свой родной факультет – здесь предлагается даже создать отдельный культурно-образовательный центр, и вместе с тем Л.Б.Гашилова считает, что развитие региональной образовательной структурой может ограничиться созданием на местах подготовительных отделений для все того же ФНКС РГПУ. По данным анализа национального состава учителей Чукотки, проделанного рецензентом в 1993 году, из числа учителей округа – представителей коренных народов Чукотки (чукчи, эскимосы, эвены) – выпускники ФНКС РГПУ составляли менее 17% от общего числа учителей коренной национальности, в то же время 45% учителей из числа коренных народов Чукотки представляли выпускники Анадырского педучилища, и почти 30% – выпускники Магаданского пединститута (ныне Международный педагогический университет). Причем, когда В.К.Бацын, начальник управления Минобра, в своем выступлении обратил внимание на то, что в РГПУ нецелесообразно готовить воспитателей детских садов (с.40), то согласие с ним высказала только О.И.Артеменко, в докладе которой было немало критических замечаний по результатам работы национального компонента системы образования (с. 187) – остальные эту проблему замолчали. Впрочем, как известно, и руководство ФНКС РГПУ и его покровители в регионах были готовы «отдать» и дошфак, и пожертвовать еще кое-какими направлениями работы, лишь бы сохранить сам факультет даже в ущерб делу подготовки кадров и развитию региональной образовательной инфраструктуры в районах проживания коренных народов. Что касается представителей региональных вузов, то они вообще не участвовали в Конгрессе, и возникает закономерный вопрос, а были ли они на него приглашены? Когда директор Института дистантного образования Российского Университета Дружбы народов Г.А.Краснова в своем выступлении на конгрессе предложила не посылать студентов в Москву (с.188), это, очевидно, настолько разошлось со взглядами других участников, что ей дали в сборнике всего полстраницы. О том, что экстерриториальность обучения будущих педагогов-северян уже для четвертого поколения является фактором разрушения языковой среды и деформации системы этнокультурных ценностей, не сказал никто. Тревогу внушает и выступление зам. директора Института национальных проблем образования О.И.Артеменко, отметившей слабое знание русского языка аспирантами НИИ НПО и низкий уровень их грамотности (с. 187) – однако тема профессиональной подготовки будущих ученых и педагогов высшей квалификации не получила на конгрессе продолжения. Культурно-образовательный центр при ФНКС РГПУ, конечно, создать можно – но тогда придется открыть при нем кафешантан или ночной клуб с варьете под названием «Чукотское море удовольствия», поскольку другого применения выпускники ФНКС, имеющие специальность «культурология» пока не находят и, главное, они не торопятся возвращаться на Север, дабы сеять «разумное, доброе, вечное» среди соотечественников.

Проблема высшего образования для представителей коренных народов Севера РФ на самом деле гораздо серьезней, чем разговоры о судьбе факультета народов Крайнего Севера РГПУ имени Герцена – сворачивать его или развивать дальше, вкладывая немыслимые средства из федерального и региональных бюджетов. Хорошо известно, что учителя, или, точнее, люди с дипломами учителей составляют подавляющее большинство представителей интеллигенции малочисленных этносов Севера РФ, немало их и среди тех, кто ныне занят общественной деятельностью или работает в административном аппарате. Здесь налицо двойной вред: во-первых, в северных школах имеет место текучесть кадров, подготовка которых стоит немалых средств, во-вторых, в управленческие структуры и науку приходят по существу дилетанты. Есть тут и еще один аспект – нынешняя национальная элита народов Севера, отстаивая свою политику в образовании, сама оставляет себя без молодой смены, поскольку новое поколение северян не получает в «резервативных» учебных заведениях надлежащей профессиональной подготовки, и отчетливо видит, что ее будущее место в жизни просто оккупировано старшим поколением. Если Полярная Академия в Санкт-Петербурге, созданная при активной помощи Франции, как новый тип учебного заведения может решить проблему подготовки управленческих кадров нового поколения из числа народов Севера (о ней несколько раз упоминали выступавшие), то жизнь уже успела показать, что ее выпускники не находят себе достойного применения у себя на родине.

Много интересного можно почерпнуть из выступлений участников оп перспективах развития науки и научной базы для решения проблем северных этносов. Показательно в этом плане выступление А.М.Сязи – директора научного центра гуманитарных исследований коренных малочисленных народов Севера (Салехард), которая заявила: «В нашем центре наукой занимаются только аборигены Севера» (с. 188). Сходные позиции занимает и В.А.Роббек, по словам которого в возглавляемом им НИИ проблем малочисленных народов Севера СО РАН представители коренных народов Севера составляют 90%. Хочется спросить – чем вы хвастаетесь? Не надо объяснять, что такие формулировки говорят об одном – об установлении фактического запрета на профессии и на занятие соответствующих должностей лицами, не принадлежащими к коренным или «титульным» народам. Что это, если это не миноратный национализм в науке? Кстати, из другого выступления на конгрессе явствует, что в Ханты-Мансийском округе законодательно закреплено правовое противопоставление «аборигенов» и «новопоселенцев» (с.120), что, как и сам термин для приезжего населения Севера РФ, является беспрецедентным фактом в российском региональном законотворчестве. Среди монологов такого рода затерялось выступление второго и последнего специалиста-этнографа, присутствовавшего на конгрессе, Д.А.Функа (Институт этнологии РАН, Москва), посвященное проблемам полевой работы и сбора фольклорного материала (с. 190-191) – видимо, сбережение духовных ценностей тех, кто не покидает своих территорий, так никого и не взволновало. Показательно то, что никто из выступавших на конгрессе руководителей науки о Севере, реорганизованной по этническому принципу, не взялся подводить итоги деятельности научных центров со стопроцентным аборигенным представительством – понятно, что они были бы неутешительными, и это в равной мере относится и к социологии, и к традиционной этнографии, и, как ни прискорбно, к изучению языков народов Севера.

В сборнике можно отметить немало грубых фактических ошибок, одна часть которых принадлежит самим выступавшим, а другая должна быть всецело отнесена на счет некачественного редактирования (редактором сборника является В.В.Винокурова, возглавляющая северную редакцию издательства «Просвещение» – главный центр издания учебников для школ Севера). Особенно не повезло на Конгрессе Республике Тыва – сначала кандидат исторических наук и общественный деятель Е.А.Гаер «опустила» ее до автономного округа: («в Тувинском, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах хорошо поставлено дело обучения родному языку»(с.186), а затем редактор В.В.Винокурова переименовала Тоджинский район этой республики в Таджикский (с.28). Странная вещь звучит в выступлении известного фольклориста и этнографа Н.А.Алексеева (Новосибирск): «Впервые в фольклористике мы издали эвенкийские героические сказания с музыкальным приложением на двух языках – на языке оригинала и на русском языке». Как может существовать музыкальное приложение на двух языках? Что касается двуязычных изданий фольклорных, в том числе эпических текстов эвенков, то они, как хорошо известно, издавались по крайней мере с начала 30-х годов XX века. Вообще работе новосибирских фольклористов, выпускающих книги серии «Памятники фольклора народов Севера, Сибири и Дальнего Востока» на конгрессе крупно не повезло: сначала Л.Б.Гашилова предложила «рассмотреть вопрос о подготовке к изданию» выпусков этой серии (с.109), затем эта формулировка попала в решения конгресса (с.283), хотя, казалось бы, преподавателю ФНКС и без того должно было быть известно о том, что данная серия издается с 1990 года, да и в выступлении С.М.Орус-оола (Миннац РФ) говорилось о том, что на момент открытия конгресса в свет вышло 18 томов данной серии (с.104).

Еще кто-то из горе-знатоков этнической культуры народов Севера (жаль, нельзя узнать, кому принадлежит это откровение) приравнял культ предков у народов Севера к… уважительному отношению к старшим (с.258), и это украсило страницы проекта национального доклада о коренных народах. Крупный историк В.Н.Иванов, директор Института гуманитарных исследований (Якутск) превратился в Ивинова (с. 288). Доктор филологических наук и профессор В.А.Роббек на обороте титульного листа назван доктором исторических наук. Выступление некогда популярного писателя-манси Ю.Н.Шесталова нельзя назвать иначе, как вызывающим («Все, что я скажу, можно найти в пяти томах моего собрания сочинений»(с. 57), вместе с тем приведенная им цитата из программного стихотворения Р.Киплинга «Баллада о Востоке и Западе» (с.58) грубо искажена, а редактор В.В.Винокурова, видимо, полагая, что или все северяне всегда правы, или все читатели – дураки, не сверила эту цитату с текстом русского перевода этой баллады при публикации. Что же, перифразируя классика начала XX века, придется с грустью констатировать: «К вогулам Киплинг не придет…» Кстати, содержание этой баллады или незнакомо, или непонятно цитирующему: ведь там говорится «Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род, Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает». Понимайте это так: если молодежь коренных народов Севера станет вровень со своими, как говорят в Магадане, «материковскими» сверстниками, на свете не останется места ни теперешней северной национальной элите, ни ее «обслуге» из администраторов, педагогов и издателей.

Как ни странно, но некоторые из выступающих явно не владеют ситуацией в своих профессиональных сферах. Искренне жаль директора Санкт-Петербургского филиала издательства «Просвещение» М.М.Когана, когда он сетует: «Далеко не везде на местах ведется работа по подготовке молодых авторов и по составлению программ по родным языкам, отвечающих современным требованиям» (с.77). Хочется спросить уже экс-директора: а где, в каком регионе, такая работа когда-нибудь велась? Далее, продолжает М.М.Коган: «К сожалению, на факультете народов Севера не предусмотрены часы для обучения студентов художественному переводу с русского на родной язык и наоборот» (с.78). Интересно, знает ли оратор, что для такого положения есть как минимум две причины: первая – ни один нынешний студент даже выпускного курса не владеет родным языком настолько, чтобы заниматься литературным переводом, и вторая – с такой работой попросту не справится ни один из самых титулованных преподавателей ФНКС. Доказательства? Во-первых, педагоги ФНКС уже лет 25 не участвуют в издании переводной литературы и давно в большинстве своем устранились от переводов родного фольклора на русский язык, и, во-вторых, порученная некоторым из них работа по переводу на северные языки Евангелия от Луки длится уже второй десяток лет без видимого прогресса, а качество этих переводов оставляет желать много лучшего – жаль, что сотрудники Института переводов Библии, курирующие эту работу, оставляют критику в их адрес без внимания. Все это оборачивается для российской североведческой науки колоссальным позором. Ненецкая фамилия Явтысый, которую носит известный литератор и автор ряда учебников, по нормам русской грамматики не должна склоняться как прилагательное лысый, однако издатели, кажется, гордятся тем, что печатают книгу «Дороги кочевников» Прокопия Явтысого (с.75).

Как ни стараются педагоги, ответственные за обучение родным языкам народов Севера, соблюдать свой имидж, у них это плохо получается. Форменный развал обучения родным языках на всех уровнях их преподавания от детсада до вуза на всем пространстве от Камчатки до Петербурга стал отчетливо виден местным журналистам, работникам национальных СМИ. Это прозвучало в выступлении сотрудницы телестудии из Корякии Г.Ю.Уркачан, которая на конференции представителей северных СМИ признала, что в этой сфере имеется острая нехватка специалистов, а имеющиеся кадры перешагнули пенсионный возраст (с.204). Добавим – точно такое же положение имеет место в национальных СМИ Чукотки, представители которой не принимали участия в конгрессе, и видимо, ситуация в других регионах не лучше. Правда, предложение Г.Ю.Уркачан создать центр по подготовке журналистов из северян в Москве (с.205) нельзя не признать наивным: нынешние педагоги-преподаватели родных языков из педучилищ и вузов сами не справляются с журналистской работой, поскольку работа в СМИ требует на два порядка лучшего владения родным языком, нежели его преподавание. Проблема подготовки молодых журналистских кадров из народов Севера, кажется, оказывается нерешаемой.

В общем хоре демагогии и безразмерных требований коренных северян слышны слабые голоса представителей малочисленных народов Кавказа, присутствовавших на конгрессе. Напрасно Ф.Х.Кунижева, представлявшая на конгрессе народы Карачаево-Черкессии, призывала: «Ваши проблемы и наши проблемы – это одно. Мы все едины, мы – россияне!» (с.63). З.Н.Пикунова, педагог и общественный деятель из Эвенкии, немедленно поставила ее на место: «…Необходимо разъяснить (курсив мой – А.Б.), что проблемы аборигенных народов Севера и народов Кавказа – проблемы разные» (с.91). Комментарии тут, понятно, излишни: как выразительно говорил один из героев замечательного романа на сибирские сюжеты – романа В.Я.Шишкова «Угрюм-река» мистер Кук, «На чужую кровать рот не разевать!».

Заканчивая обсуждение сборника материалов конгресса, хотелось бы привести цитату из выступления специалиста Миннаца Карачаево-Черкессии Ф.С.Суюновой. Перечислив народы своей республики, она говорит: «Их элита задает тон межнациональным отношениям, выступая организатором борьбы за властные ресурсы» (с.127). То же самое, как мы видим в материалах сборника, имело место на Конгрессе коренных народов Севера, где именно национальная элита вела борьбу за властные позиции в экономике, политике, образовании, науке и культуре как в северных регионах, так и в местах компактного проживания северных диаспор – назовем здесь опять Санкт-Петербург и Москву. Специалисты-этнологи и лингвисты давно отследили современную ситуацию, в которой дискомфорт в межэтнических отношениях на Севере, а также и там, где присутствует северная диаспора, исходит именно из среды национальных элит. На конгрессе, как явствует из списка участников (с.286-311) присутствовала именно элита; и два оленевода тут не могут идти в счет, поскольку один из них проживает в Воркуте, а второй в Нижнеудинске (с. 286 и 295). Очевидно, анализ всех материалов сборника, включая как проект доклада о положении коренных народов Севера, так и отдельные выступления, должен создать основания для разработки дальнейшей стратегии этнической политики Российской Федерации в XXI веке. Искренне хотелось бы пожелать российской этнологической науке добиться большего прогресса в этой области, нежели тот, что был оставлен в веке минувшем.

Поддержите нас

Ваша финансовая поддержка направляется на оплату хостинга, распознавание текстов и услуги программиста. Кроме того, это хороший сигнал от нашей аудитории, что работа по развитию «Сибирской Заимки» востребована читателями.
 

, , ,

Создание и развитие сайта: Galushko.ru